Сейчас группа «Друга ріка» находится во всеукраинском туре в поддержку альбома «Піраміда». Накануне этого большого музыкального путешествия Телегид встретился с лидером коллектива и узнал подробности творческой и личной жизни музыканта.

Валерий Харчишин

Валерий, группе уже больше 20 лет, но вы совершенно не похожи на динозавров рока — звучите модно и современно. Как вам это удается?

— Нам сложно пройти мимо технического прогресса и современной музыки, большое количество которой появляется ежедневно. Стараюсь слушать всё, шелуха отлетает, и во мне накапливается что-то ценное. Это одна сторона вопроса. А еще я не боюсь экспериментировать и никогда не думаю о том, что моя очередная песня вдруг не станет хитом. Как только отключаю в голове рациональность и шоу-бизнес, возникает то, что становится востребованным. Если сознательно делаешь хит, в результате обязательно получится полова, которая никому не нужна.

— Вы несколько раз получали от глянцевых изданий номинации «самый красивый», «самый стильный». Это оставило какой-то отпечаток? Приходилось соответствовать?

— О, это было сто лет назад… В последнее время мы занимаемся своим делом, и как-то из-за хлопот забыли о рейтингах и премиях. (Смеется.) В таком положении дел мне нравится то, что нашу музыку никто не станет оценивать, эксперты не будут навешивать на нас ярлыки. Мы уже в том статусе, когда можем позволить себе творить только для своих слушателей. И поверьте, нам есть что им сказать.

— Как вы сами оцениваете альбом «Піраміда»?

— Считаю его лучшим нашим диском на сегодняшний день. Саундпродюсером альбома выступил Виталий Телезин, и нам очень понравился результат. С небольшими перерывами работаем с ним с 1999 года, еще со времен, когда Виталик сотрудничал с Евгением Ступкой.

— Почему «Піраміда», а не, допустим, «Террикон»?

— Это название приснилось Шуре, и когда мы его попросили объяснить, почему именно это слово, он ответил: «Потому что пирамида — это всё!» После этого железного аргумента мы были бессильны. (Улыбается.)

БЕЗ «ШКАНДАЛЯ»

— Презентация «Піраміди» состоялась 31 декабря в Лондоне. Как это удалось осуществить?

— Обстоятельства сложились так, что наш первый концерт с новой программой был намечен в Англии, буквально через несколько дней после официального релиза пластинки в Украине. Мы решили воспользоваться возможностью и объединили два события, обозначив это выступление как начальный концерт тура в поддержку «Піраміди». И люди, которые пришли и услышали вживую новый материал, остались довольны. Они пели с нами песни, которые появились в публичном доступе буквально 10 дней назад. Нас это впечатлило. А мне еще и помогло: я же не все тексты идеально изучил, а исполнял на концерте в первый раз, так что в какие-то моменты приходилось «заглядывать в рот» публике и вспоминать нужные слова. (Смеется.)

— Благодаря частым зарубежным гастролям удалось сдружиться с кем-то из западных исполнителей?

— С турецкой группой Mor ve Ötesi, этот коллектив очень популярен у себя на родине… Как-то общались на сцене с Дэйвом Гааном из Depeche Mode, но только по рабочим моментам, за эти рамки наше общение не выходило. Была прикольная история, когда мы выступали в Нью-Йорке. Шура встретил Адама Клейтона из U2. Они оказались вместе в толпе во время салюта в честь Дня независимости. Шура, естественно, обалдел и попросил сфотографироваться, а тот ответил: «Я не на работе, а пришел наслаждаться салютом. Давай не будем портить праздник, а просто пожмем друг другу руки».

— Мало кто об этом говорит, но все же — конфликты между коллегами по сцене случаются?

— Однажды мы выступали на фестивале в Днепре в один день с группой The Rasmus. И они затянули свой саундчек на полтора часа. Мы не на шутку разозлились и реально хотели идти на сцену разбираться, а может, даже устроить международный «шкандаль». (Смеется.) Но, к счастью, парни меня удержали, и The Rasmus тогда неплохо звучали, а так группа потеряла бы вокалиста. Либо одна, либо другая. (Смеется.)

— Наверняка вы еще не раз будете снимать клипы. Как сичтаете, режиссер Виктор Скуратовский, который был музыкантом в вашей группе, смог бы вам быть полезным? Какие у вас сейчас отношения?

— Когда мы записали альбом «Піраміда», сняли три клипа — это была наша программа-минимум. Но потом поняли, что останавливаться не стоит, ведь каждый трек достоин визуализации. И когда выбирали режиссера для очередного видео, я вспомнил Скуратовского, но в ответ — тишина, поэтому продолжили рассмотрение кандидатур. Вообще, мы с Виктором общаемся, но крайне редко.

РОЖДЕНИЕ АРТИСТА

В этом году группе «Друга ріка» исполняется 22 года, но праздничных концертов не будет

— Музыкантам реально заработать, отправляясь в тур по Украине?

— Да, если вы едете в большой тур, включающий в себя несколько десятков городов. Кроме того, гастроли — это хороший опыт и школа, именно на живых выступлениях перед разными аудиториями учишься правильно доносить свои мысли публике. Научиться этому на репетиционной базе невозможно. Только когда общаешься с людьми, рождается артист.

— Какой самый яркий случай из гастрольной жизни вспоминается?

— Однажды мы давали концерт в маленьком городке, и когда выходили на сцену, Шура почему-то упал, он будто на коньках пролетел до стойки со своими клавишами и рухнул возле нее. А когда поднялся, зал взорвался аплодисментами. Как-то из-за личных переживаний я плакал весь концерт, не мог остановиться…

— Тяжело выходить на сцену, когда кошки на душе скребут?

— Как-то у нас уже было запланировано выступление, и в день концерта умирает мой брат. Отменить мы ничего не могли, пришлось выходить на сцену. Было очень тяжело. Тогда я понял, что зрителей мало волнует, что творится у тебя на душе. Они пришли за эмоциями, за которые заплатили деньги.

— Тяжелая авария, в которую вы попали 10 лет назад, сейчас дает о себе знать?

— Каждые полгода хожу на обследование, врачи наблюдают за органами, на которых делали операции, и, мне кажется, так будет продолжаться до конца дней. Часто думаю: «Жаль, что после аварии нельзя поменять тело, как разбитую машину». Но я благодарен небесам, что остался жив и имею возможность смотреть на своих детей и выходить на сцену.

— После того случая долго не могли сесть за руль?

— У меня не было психологического надлома. В момент аварии я спал (в 2007 году Валерий уснул за рулем автомобиля. — Прим. ред.), а потом вдруг уже стою возле разбитой машины, которая похожа на кочан капусты. Поэтому никакого страха испытать не успел. Позже у меня диагностировали двойной перелом основания черепа, а тогда я еще умудрился позвонить жене: «Напомни, пожалуйста, куда я ехал?»

— Мне показалось, что песня «Секрет» из нового альбома написана под воздействием глубоких личных переживаний…

— В нашей семье действительно произошли трагические события. Да и вообще, хочется делать основательные вещи, а не просто разбрасываться словами. Поэтому я пишу не просто складные рифмы, а лишь те, что идут от чистого сердца. Не хочется, чтобы после ухода от меня осталось пустое место или песни, о которых люди будут говорить: «Лучше бы он вообще не писал». В этом альбоме я пытался быть искренним, и те переживания, которые вынудили меня обнажиться и говорить о них, очень болезненные, потому что являются частью моей жизни.

ПОКА НЕ КОНЧИТСЯ ЗЕМЛЯ

— Дети берут с вас пример?

— Они лучше меня. Я бы с радостью был похожим на каждого из них, но иногда мне жутко, что они могут повторять некоторые мои поступки или поведение. Я сейчас говорю про плохого папочку. Много лет назад я был колючим, у меня была цель, к которой я шел, активно работая локтями. Тогда были такие времена, мы все поголовно жили бедно и старались любыми способами прорваться. Я не был исключением… Сейчас не заставляю своих детей быть музыкантами, они сами смогут выбрать себе профессию, но хочется, чтобы стержень, который есть у мужчин рода Харчишиных, был и у них.

— У кого-то из детей есть музыкальные таланты?

— Мне очень хотелось бы, чтобы кто-то из них пел или играл хоть на каком-то инструменте. Но я не из тех родителей, кто ведет за руку в музыкальную школу, чтобы ребенок в угоду папе или маме чему-то научился. Конечно, у нас дома есть инструменты, и время от времени старший сын Дима берет их в руки — я уже вижу кое-какие результаты, замечаю, что у него получается. В глубине души надеюсь, что, возможно, будет, как со мной, — меня никогда не принуждали к занятиям музыкой. Он учится на философском в университете, и у него есть большая мечта — заниматься творческой работой. Мои дети все талантливые: один неплохо рисует, другой придумывает увлекательные истории, может, будет писателем. Лет в восемь-девять он даже создал сценарий для кинофильма «Человек-динозавр» — это небанальная история.

— Ребята понимают, что их папа популярный человек?

— Для младших моя профессия не отличается, например, от работы водителя троллейбуса. А вот старший никому не признается, чей он сын. Недавно познакомился с девушкой, и она его спросила «Это твой папа из «Другої ріки»?», а он ответил: «Это однофамилец!»

— Чем любите заниматься, когда выпадают свободные дни?

— Популярные сериалы не смотрю, боюсь, что меня серьезно засосет. Мы живем за городом, наш дом стоит в лесу. В заборе на заднем дворе есть калитка, которую я называю «выход в Нарнию». Предпочитаю брать с собой собаку и уходить на долгие и дальние пешие прогулки в чащу — иду, пока земля не кончится… Это лучший отдых, который могу себе представить.

МУДРОСТЬ ПОСЛЕ СОРОКА

Для вдохновения и отдыха Валерию нужно побыть наедине с природой

— В этом году группе исполняется 22 года. Будете отмечать?

— У нас есть печальный опыт празднования юбилеев. Когда собрались в тур, посвященный 20-летию группы, забыли написать об этом в афише, и в результате получились обычные гастроли. Поэтому, думаю, в этот раз воздержимся, а вот на 30-летие надо будет закатить что-то грандиозное.

— На этот год намечен показ фильма «Легенда Карпат», в котором вы исполнили главную роль…

— Да, премьера состоится 13 марта в Атланте, нас с группой пригласили выступить на этом мероприятии, и я надеюсь, нам удастся безболезненно прервать тур и поехать в США. А вообще, для меня это большая честь, не будучи актером, сыграть исторического персонажа. При упоминании имени Олексы Довбуша на Западной Украине принято вставать и снимать шапку. Я согласился на эту роль сразу (хотел осуществить детскую мечту сняться в кино), а потом триста раз пожалел, но деваться было некуда. Эта работа напомнила мне съемки в очень длинном клипе.

— В чем разница между Харчишиным 1998 и 2018 года?

— Несколько килограммов сверху. (Смеется.) Возможно, появилось больше седых волос. 20 лет назад мне казалось, что я очень умный, был самоуверенным и часто задирал нос. А на самом деле я тот же, только теперь у меня дольше паузы между словами, когда говорю.

— Взрослея, человек становится мудрее, за какие свои поступки сейчас стыдно?

— Стыдно, что какую-то часть своей жизни я оглядывался на чужое мнение и совершал искусственные шаги, связанные с шоу-бизнесом. Стыдно, что соглашались принимать участие в политических концертах. Стыдно, что обманывали своих поклонников, распуская слухи, что мы распались. Сами же от этого пострадали — нас перестали приглашать на концерты, все считали, что группы больше нет. Стыдно, что иногда позволял себе выходить на сцену в нетрезвом виде. Это самообман, когда кажется, что всем так же хорошо, как тебе. На самом деле я думаю, что музыканты взрослеют позже всех, мудрость приходит к нам после сорока.

Рубрики: Музыка

Валерий Харчишин накапливает ценное

Оставьте ваш комментарий