Станислав Боклан входит в театральный буфет, где у нас назначено интервью. Здоровается, шутит, улыбается – приветливо и открыто. Но это не должно вводить в заблуждение. Потому что в эти же минуты, пока мы мило общаемся, он проводит некую невидимую линию, за которую в разговоре не даст зайти ни при каких обстоятельствах. Примерно так же писатель Абель Знорко, которого Боклан играет в спектакле «Загадкові варіації», держит на расстоянии Ларсена, приехавшего за интервью. Правда, Абель – с ружьем. Станислав Владимирович в этом смысле гораздо гуманнее.

Дело не в скверном характере – хотя актер и утверждает, что он может быть крайне неприятным в общении. Скорее, видимо, в привычке все контролировать – эмоции, действия, высказывания. Щедр на слова он только в те моменты, когда говорит о профессии.

– Я хочу, чтобы оценивали мой профессионализм, а не личную жизнь. У нас же артисты часто интересны только тогда, когда с их персонами связаны какие-то скандалы: с кем спят, сколько жен или мужей поменяли, денег заработали. Например, когда на презентацию фильма «Межа» (картина 2017 года, совместное производство Словакии, Украины и Чехии. Ред.) приехала съемочная группа – талантливейшие люди – на пресс-конференции журналисты не задали им практически ни единого вопроса. При этом я уверен – снимись в этом фильме Кэвин Спейси, уже после признаний в домогательствах, вопросов был бы миллион. А так… Неинтересно, потому что слишком мало грязного белья.

В актерской профессии Станислав Боклан – более 30 лет. В 1984 году окончил Киевский государственный институт театрального искусства имени Карпенко-Карого (актерский факультет, курс Бориса Ставицкого). Затем 10 лет играл на сцене Донецкого областного русского драматического театра в Мариуполе. С 1994 года и по сей день служит в киевском академическом Молодом театре. Помимо потрясающих театральных, сыграл множество киноролей (в фильмах «Незламна», «Матч», «Чемпионы из подворотни», сериалах «Пять минут до метро», «Женская интуиция», «Возвращение Мухтара», «9 жизней Нестора Махно» и многих других).

Однако то, что называют большой славой, к нему пришло после съемок в картине Олеся Санина «Поводырь» (2014 год), где Станислав сыграл слепого кобзаря Ивана Кочергу. А всенародная любовь – после роли премьер-министра Украины Юрия Чуйко в первой части «Слуги народа» – телесериала студии «Квартал 95» (режиссер Алексей Кирющенко, 2015 год). К тому времени Станиславу Боклану уже было за пятьдесят. К «внезапно свалившейся» популярности (как и к званию народного артиста Украины, полученному в 2016 году) он и сейчас относится философски.

– Когда вышел «Поводырь», поднялся шум, все узнали, что есть такой артист. И вот – 2014 год, мне уже 54 года, 30 лет на сцене, а я отовсюду слышу один и тот же вопрос: «Почему вы вдруг решили стать актером?»

В исторической драме «Поводырь» Станислав сыграл слепого бандуриста Ивана Кочергу — человека, на долю которого приходятся самые трагические события украинской истории первой половины XX века — война, репрессии и Голодомор

Знаете, грузинский режиссер Роберт Стуруа однажды сказал: «Что такое артист? Это человек, который сидит в кустах и ждет, когда мимо него проскачет белая лошадь. А он должен успеть на нее запрыгнуть. Но весь ужас заключается в том, что она может скакать совсем другой дорогой».

Моя лошадь в определенный момент проскакала мимо моих кустов, и я успел на нее запрыгнуть. Но я мог бы на нее запрыгнуть и облажаться. Или не туда заехать. И я отдаю себе отчет в том, что дело не только во мне. Что не я супер-пупер, а так сложились обстоятельства, за которыми стоят конкретные люди. Если бы мы с Саниным не работали на «Матче», он бы не позвал меня сниматься в «Поводыре». Не увидь меня Кирющенко на пробах «Слуги народа» (Боклана позвали на пробы одним из последних, до него на роль Чуйко претендовали в числе прочих Алексей Горбунов, Виктор Сарайкин, Олег Масленников. Ред.) – я бы не оказался в этом проекте.  И так далее. За всеми нашими успехами стоит большая команда: продюсеры, режиссеры, операторы, съемочные группы. Я никогда об этом не забываю.

С режиссером Алексеем Кирющенко на съемочной площадке «Слуги народа»

Профессионализм и команда – это, похоже, фетиш Боклана. В том числе поэтому он так тепло отзывается о «Слуге народа» – детище студии «Квартал 95».

– Мне очень нравилась моя роль, да и вообще вся история, связанная с созданием фильма. Считаю, что в Украине никто пока не сделал продукт, по компонентам – режиссерской, операторской, сценарной работе – качественнее, чем «Слуга народа». Конечно, кто-то не согласится со мной, и это тоже будет нормально. Но таково мое мнение – как человека, который смотрит отечественное кино. Слышал ли я какие-то отзывы от политиков по поводу роли премьера? Нет. Скорее всего, они вообще на себя это не проецировали. Смеялись, как обычные зрители, и думали: «Ну, это не про меня, я не такой…»

Фильм «Слуга народа-2» стал рекордсменом проката в 2017 году. Картина собрала в прокате почти 24 млн гривен

Нежно Боклан относится и к «Поводырю». Но на вопрос о том, чего не хватило фильму, чтобы попасть в номинанты на «Оскар» (Украина подавала фильм на участие в «Оскаре-2015». Ред.), Станислав пожимает плечами.

– Я же не знаю все механизмы принятия решений киноакадемиками. Сюжет «Поводыря» так тронул украинцев, потому что в его основе – часть нашей истории. Но, согласитесь, есть же вещи, которые нас не цепляют. Мы же ровно относимся к историям других людей и народов, которые им самим кажутся невероятно значимыми. Смею предположить, что в случае с «Поводырем» мы среагировали эмоционально, упустив недоработки, а киноакадемики их увидели.

Некоторые моменты в фильме мне и самому не нравятся: сюжетные пропуски, но я – за эту историю, подпишусь и за нее, и за Санина. Но по большому счету, у меня есть претензии.

– Фильмы, завоевавшие «Оскар» в этом году, видели?

– Некоторые. «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» (режиссер Мартин МакДона) – это высочайший уровень кино! Я восхищаюсь работой Сэма Рокуэлла, который сыграл офицера Джейсона Диксона. Потрясающий фильм, где во всем – любовь, странная, но очень объяснимая. Я говорю, конечно же, не о той любви, которая о зажимонах на скамейке.

После упоминания сериала «Століття Якова», где Станислав Боклан сыграл главную роль, актер категорически отвечает, что больше работать с этим режиссером не будет. Кажется, Станислав Боклан не терпит полутонов. А еще не прощает, как он говорит, «левоножия», когда работу делают не на совесть.

– Состарили меня там не ахти. И смотрюсь я будто в какой-то старой маске. Но даже не в этом проблема и не в сюжете – в продукте как таковом. А если честно, я стараюсь вообще не смотреть кино со своим участием…

Кстати, Станислав Боклан, который принципиально не снимается в телешоу, сделал исключение для студии «Квартал 95», согласившись сесть в тренерское кресло «Лиги смеха». Говорит, что долго думал, стоит ли это делать. Пока Владимир Зеленский не заманил его на проект хитростью, немного сыграв – что греха таить – на актерском самолюбии.

– Владимир  пригласил меня на некое судейство, просто попробовать себя в этой роли. Я вышел на сцену, мне аплодировали. Приятно… Вам покажется странным, что я так говорю, но действительно приятно, что тебя считают хорошим артистом. Ты же можешь жить в своем вымышленном мире узнаваемости и популярности. Люди думают, что они известны, шифруются, надевают на улице темные очки, хотя они нахрен никому не нужны. Извините за слово «нужны». Так вот, я заставил себя не анализировать все это и согласился. Поначалу странно себя ощущал – я, старый, в молодежной тусовке. Еще и Зеленский меня все время подначивает, мол, сейчас «наш деда» проснется, что-то еще… Но сейчас могу сказать, что комфортно чувствую себя в проекте.

Станислав Боклан с ребятами из команды «Млека»

Естественно, когда ты уже вышел на площадку, ты понимаешь, что берешь на себя часть ответственности за команду. Не знаю, прав я или нет в той позиции, которую сейчас озвучу. Я себе сказал, что должен быть с ними (подопечными командами «Млека» и «30+». «Млека» на данный момент выбыла из проекта. Ред.) и идти по тому пути, который предлагают они. Мне бы не хотелось, чтобы я был продуктом, а команда – гарниром. Не буду становиться в позу, когда ребята что-то предлагают. В своей профессии я не противлюсь ничему. Меня ничто не обижает – если это касается моего персонажа. Это же не я, а герой. Стас Боклан бы не надел на голову золотой орешек, а персонаж вполне способен. Сказали ребята, что так надо – значит, сделаем. Я хочу, чтобы моя команда прошла до конца. Мне нравится с ними заниматься этим.

– Кстати, в курсе, что ребята из команды «Млека» назвали вас «Альфач»?

– А это что такое?

– Альфа самец. Но это было комплиментарно, если что…

– О, господи, на этой фразе Станислав Владимирович наконец позволяет себе искренне рассмеяться.

Хоть Станислав Владимирович и говорит, что ничему не противится в творчестве, это не совсем так. Чуть позже он признается, что есть и табу, через которые он не может перешагнуть.

Откровенные сцены? Ну, нет… В моем возрасте я уже выгляжу неспортивно. А если серьезно, есть непозволительные вещи. Я не снимусь в продукте, который будет порочить мое государство, мою страну, затрагивать национальные вопросы.

Никогда не буду работать с людьми, которые унижают мое человеческое и профессиональное достоинство. Я не позволю себе терпеть это. Нельзя быть «добреньким» в таких случаях, молчать. Если человек о чем-то спросил, нужно ответить ему так, как думаешь в данный момент, даже если это обижает его или затрагивает твои интересы. Ибо если об меня вытрут ноги, я буду неинтересен сам себе.

В ответ на хамство могу и стулом ударить (фигура речи это или нет, выяснить не удалось). Я, конечно, пытаюсь сделать дыхательную гимнастику, прежде чем ответить, но не всегда получается.

Кроме стула, у Станислава Боклана есть и другие способы решения проблем.

Можно высказать все, если видишь, что человек способен проанализировать свои ошибки и понять их. А если нет – эффективнее просто уйти. Ну что можно объяснить человеку, который из окна автомобиля вытряхивает свою пепельницу? Или тому, кто гадит в лифте своего дома? Это каким-то огнем выжигать надо, а не объяснять. А вообще, мне кажется, я знаю, как навести порядок в стране. Мы бы уже завтра жили нормально, если бы все были равны перед законом. Это решило бы все проблемы.

Станислав Боклан – востребованный актер (слову «востребованный» он яростно сопротивляется, говорит, что знает коллег и более занятых, чем он). Абсолютно очевидно влюблен в свою профессию. Но при этом неоднократно повторяет, что любого отговаривал бы от нее. А вот самого Станислава отговорить от поступления на актерский факультет в свое время было некому. Родители, по его словам, не имели никакого представления об актерском деле, всю жизнь работали на заводе. И, в общем-то, для его зрителей хорошо, что некому, хотя минусов актер перечислил много.

– Это же не с восьми утра до шести вечера рабочий день, а круглосуточно. И нет никакой гарантии, что у тебя получится, то есть что ты сможешь своим ремеслом зарабатывать на жизнь.

А для того, чтобы получилось, нужно много вводных. Потому что может так статься, что боженька тебя отметил, а люди – нет. И ты пропал, спился. Не справиться можно как с популярностью, так и с нереализованностью. Надо быть готовым ко многому, что придется перетерпеть, через что перешагнуть, смириться, принять и пойти дальше. За этим стоят отсутствие здоровья, бессонница, нервные срывы, бухалово. И я бы никому не желал подобного.

– Актерство – сложнейшая эмоциональная работа. Профдеформация не наблюдается?

– Профдеформация есть у всех. Как-то ко мне приезжал приятель, который много лет работал в похоронном бюро, так он со мной разговаривал, одновременно пытаясь измерить меня взглядом. Такое чувство, что он прикидывал, как я буду красиво лежать.

 «Зато есть приятный бонус – при таком количестве выученных текстов болезнь Альцгеймера актерам точно не грозит», – отвечаю. Станислав Владимирович оживляется.

– Могу показать, сколько мне на завтра нужно выучить текста для съемок «Коли ми вдома» (Показывает. Много.) Я все запоминаю, но едва ухожу с площадки, тут же забываю. Иначе сойду с ума.

В театре мы репетируем – запоминаем благодаря многократному повторению. У нас же очень договорная история, мы договариваемся, куда мы ходим, после кого говорим, куда поворачиваемся. Потому и говорят, что в театре «запоминают» ноги.

Станислав Боклан — в спектакле «Однорукий», поставленном по пьесе Мартина МакДона «Однорукий из Спокана»

Станислав Боклан трепетно относится к своим поклонникам, к просьбам сфотографироваться, оставить автограф – внимание его совершенно не напрягает.

– Наоборот, мне неудобно отказать. Какая гордыня? Откуда? Я живу в  уютной, но маленькой квартире на Харьковском массиве.

Но вот чего не переносит в театре (так, во всяком случае, говорят) – шелеста бумаги на букетах во время спектакля. Ну и традиционно, как все актеры, – телефонных звонков. Мол, может даже приостановить спектакль. Станислав Владимирович возражает, что таких случаев не помнит. Зато охотно рассказывает о театральных суевериях. Оказывается, в театре нельзя есть семечки – зрителя не будет. А если упала роль, на нее нужно обязательно сесть, иначе она не удастся.

– Дал себе слово: когда не смогу самостоятельно завязывать ботинки, уйду из профессии.

А что, были те, кому завязывали?

– Да. И это стыдно. Тем более для мужика, альфа самца (смеется).

Семья – это то, что Станислав Боклан оберегает от внимания посторонних, пожалуй, ревностнее всего. С женой, актрисой Натальей Клениной, он служит в одном театре. Говорит, что в работе они практически не пересекаются. В кадре были вместе единожды – в сериале «Вчера закончилась война». Но количество совместных ролей в данном случае неважно, ведь театр в отношениях отнюдь не на первом месте. Благо, совместных хлопот, привычных для любой семьи, хватает: дети, внуки, коты…

«У меня двое внуков – Демид и Арина – и это круто! Они – мои боги», – не выдерживает Станислав Боклан, который до того несколько раз подчеркивал, что о семье не говорит. И глаза в этот момент светятся любовью и гордостью, безо всякого актерства.

– Теперь наша дача – неспокойное место, но это приятное беспокойство.  Конечно, все больше держится на бабушке, но, надеюсь, у меня появится для них больше времени.

Рубрики: Интервью

Оставьте ваш комментарий