Конец весны — начало лета выдались для популярного певца весьма насыщенными. Олег выпустил сразу два альбома, приступил к съемкам нового сезона вокального шоу «Х-фактор», озвучил сказочного принца и — отправился во всеукраинский гастрольный тур. Но для нас артист все же выкроил немного бесценного времени. Беседа получилась несколько неожиданной! Винник открылся с другой стороны…

— Олег, вы презентовали пару новых альбомов. Почему сразу два?

 — Давно обещал своим поклонникам выпустить эти диски, но все не получалось… У меня была слишком большая загруженность. Но сейчас пришло время, и альбомы вышли как раз перед всеукраинским туром, который стартовал в Чернигове 20 мая. Один — на русском языке (называется «Ты в курсе», как моя новая гастрольная программа), другой — на украинском («Як жити без тебе»). В них вошли песни, которые люди давно знают и любят, а также новые композиции. Обычно в моих альбомах было по 13 треков, но в этот раз их накопилось немного больше. Будет что послушать!

30 городов, 45 концертов

  Много мест посетите с гастролями?

— С новой программой «Ты в курсе» мы побываем в 30 городах, где дадим примерно 45 концертов. Гастрольный тур довольно масштабный, он охватит крупнейшие концертные площадки страны, а также более десятка стадионов, в частности «Арена Львов», «Ворскла», «Черноморец». А завершится турне 7 ноября грандиозным концертом в киевском Дворце спорта.

— Чем будете удивлять публику?

— Кроме новых хитов, гостей ждет масса сюрпризов: новая сцена, свет, звук, виджеинг (визуальные спецэффекты), в разработке и создании которых я принимал участие лично. Но конфетти и метафана не будет. Знаете, как сложно потом стадион убирать! Об этом тоже приходится думать. (Улыбается.)

— Почему на этот раз решили давать концерты на стадионах?

— Существующие площадки не могут принять всех желающих. В прошлом году в каждом городе приходилось давать по два-три концерта, поэтому мы были вынуждены сократить количество городов тура. Число моих слушателей постоянно растет, так что во дворцах уже мало места! (Смеется.) На самом деле стадионное выступление — это более масштабный формат, больше людей могут тебя увидеть и услышать. Другие эмоции.

— Придется тогда охрану усиливать!

— На крупных площадках и так всегда больше охраны. Если со мной на гастроли ездят пять-шесть секьюрити, то на стадионе их сотни, еще и волонтеры помогают.

— На улице вас тоже постоянно сопровождают телохранители? Или темных очков с панамкой для маскировки достаточно?

— Вот сейчас, например, возвращался из тренажерного зала. В спортивном костюме, без «маскировки». Быстренько пробежал мимо людей, и они даже не успели понять, что это был Олег Винник. (Улыбается.)

— Хотелось бы узнать о команде, которая сопровождает вас на сцене…

— Сейчас я полностью поменял концепт, звукорежиссера и музыкальный состав. Из предыдущего осталась только бэк-вокалистка. Со мной на сцене работают семь человек, но если посчитать весь технический персонал, то, думаю, где-то около полусотни людей наберется.

— Если бы ваша бэк-вокалистка решила выйти из тени и заняться сольной карьерой, как бы к этому отнеслись?

— Честно говоря, давно размышляю об этом. (Улыбается.) В ее отношении (Таюне) можно сказать — это все равно, что «забивать гвозди микроскопом» (выражение из романа Алексея Толстого «Гиперболоид инженера Гарина», обозначает использование чего-либо не по назначению, впустую расходуя ресурс. — Прим. ред.). Она давно уже самостоятельный исполнитель. Добро пропадает! (Смеется.) У нее есть свой репертуар, аудитория, поклонники. Для сольной карьеры почва хорошо подготовлена. Кстати, я сам пишу для нее песни. Некоторые звучат на радиостанциях и стали хитами («Больше не звони», «Солодкі сльози»). Можно выпускать полноценный альбом. Последнее слово — за ней! Если Таюне скажет, что готова уходить — я только порадуюсь за нее. Уверен, она станет достойным артистом.

— Как создается ваш имидж, подбирается гардероб? У вас есть личный стилист?

— Я сам создаю себе имидж. Выбираю оригинальные дизайнерские вещи, которые покупаю преимущественно за границей. Подхожу к этому практично. Не люблю устраивать модное шоу, феерию, облачаться в перья, чтобы сразить всех наповал. Можно выйти на сцену в обычной футболке, и это понравится людям. Либо появиться в сверкающем наряде со стразами за миллион долларов и не произвести на публику никакого впечатления. Блистать на сцене не репертуаром, а дорогими вещами — не творчество, а показуха. И это для меня неприемлемо.

— У вас есть какие-то талисманы или, может, ритуалы перед выступлением?

— Я не суеверный человек. И никаких талисманов у меня нет, только крестик. А еще молитва.

Капитошка и бабка-ежка

— Вы озвучили героя мультика «Зачарованный принц». Вам понравилось быть сказочным принцем?

— Когда встал вопрос дубляжа, в украинской версии мультфильма в этой роли увидели именно Олега Винника. Для меня это был совершенно новый опыт. Мне понравилось! Когда услышал себя в кадре, понял, что получилось очень гармонично. Я полностью окунулся в сказочный мир и почувствовал себя молодым, полным сил юношей, которого любят все девушки королевства. (Улыбается.) Было сложно, но классно!

— Все получилось с первого дубля?

— Сначала было сложно, поскольку я накладывал украинский голос на оригинальный английский. Голос американского принца постоянно звучал у меня в наушниках, и это усложняло задачу. Но как только я попросил звукорежиссеров отключить его — все встало на свои места! Удалось добавить украинского колорита в характер героя. Справился за три дня! Хотя изначально указанный срок был шесть дней.

— У вас есть любимый мультфильм, мультперсонаж?

 — Капитошка! А любимый мультик — «Жил-был пес». Настоящий шедевр!

 — А сказка любимая была?

— «Снежная королева».

 — Кем были на утренниках в садике?

— Я только раз выступал в детсаду. И мне очень не понравилось. Представляете, меня, пятилетнего мальчика, нарядили Бабой-ягой. Я тогда очень расстроился, чувствовал дискомфорт. Не ощутил себя актером. (Смеется.) И все, с тех пор в утренниках не участвовал.

— То есть тяга к творчеству у вас появилась уже в зрелом возрасте?

— Вообще-то я начал выступать еще года в три-четыре. Ежегодно на творческом вечере в УТОСе (укр. «Українське товариство сліпих»), в котором состояла моя мама, рассказывал стихи, пел песенки. А потом лет в 14 сам научился играть на гитаре. Все девчонки были моими! (Смеется.) Начал выступать с группой на дискотеках, свадьбах… Затем поступил в Каневское училище культуры, тогда и поверил в себя, ежедневно трудился, чтобы стать достойным артистом.

 Первый парень на селе

 — Знаете происхождение своей фамилии? Откуда берет начало ваш род?

— Недавно говорил с мамой о происхождении нашего рода. Она мне рассказала, что мои предки были высокими и статными, в общем, знатными молодцами. Отборные, сортовые. (Улыбается.) А когда мой прадед Елисей шел по селу, все девчонки ахали — такой рослый и красивый он был. А Винники пошли от первых виноградарей и виноделов. В Львовской области есть город Винники, он был основан еще в XIII веке и поставлял к княжескому столу вино и виноград.

 — Продолжается сезон полевых работ. Когда-то помогали родителям в саду-огороде?

— Я вырос в селе (Олег родом из Вербовки Черкасской области. — Прим. ред.). И, конечно, как все нормальные местные жители, ел фрукты-овощи только со своего сада-огорода. Не понаслышке знаю, что такое посадить картошку, прополоть ее, собрать… Мама говорила: «Хочешь идти в клуб на танцы — сначала сходи на огород поработай!» (Смеется.) И я не стыжусь этого. У мамы в селе до сих пор есть сад и огород. Каждый раз, когда к ней приезжаю, беру у нее домашние яйца. Люблю пить их сырыми — хорошо для здоровья, но то, что это помогает для голоса — миф. И обязательно петушка — из него отличнейший бульон! Еще мама делает изумительное варенье из зеленых помидоров, лепестков розы, бузины и даже из арбузных корок. Но варенье позволяю себе лишь по большим праздникам — это же углеводы. А мне надо следить за фигурой! (Улыбается.)

— Судя по фото в «Инстаграме» и внешним данным, вы тщательно следите за физической формой. Какой вид спорта вам ближе?

— Я чередую нагрузки. Каждый день разная программа, от кардионагрузок и кроссфита до скандинавской ходьбы. Но сейчас с этим сложно, ведь начались съемки нового сезона шоу «Х-фактор». Вообще-то я люблю подольше поспать — я сова и предпочитаю ходить на тренировки после обеда, но теперь приходится заниматься по утрам. Это придает сил на весь день — чувствую, как расправляются крылья, открываются глаза и даже разглаживаются морщинки. (Улыбается.)

— У вас есть личный тренер?

— Да, Ростик. Он даже в турах меня сопровождает. В Украине я занимаюсь с одним тренером, а в Берлине — с другим.

— Давно практикуете скандинавскую ходьбу?  

— Совсем недавно начал. Сначала не воспринимал данный вид спорта серьезно, ведь часто видел, что многие пенсионеры ходят с такими палочками. А потом понял, насколько это здорово, а главное — эффективно. Надо лишь научиться идти с определенной скоростью, отталкиваться палками в определенные моменты и правильно дышать. Нереально круто делать это в лесу. Ты проходишь 10 км без особого напряжения, но одежду можно выкручивать, работают все мышцы, разогревается все тело.

— Рацион питания у вас тоже прописан?

— Да. Раньше у меня был диетолог. Но сегодня в этом вопросе мне помогает тренер. Он следит, как и на какие продукты реагирует мой организм. Сейчас планирую сбросить пару килограммов. Хочу, чтобы тело стало более рельефным, но не желаю превратиться в груду мышц! И питание соответственное: например, табу на свинину, только курица, рыба, яйца, обезжиренный творог и побольше клетчатки.

— В детстве вы были худощавым?

— Да, постоянно был в движении и даже ел на ходу. Прибежал домой — ухватил буханку хлеба, отломил кусок, размочил водой, посыпал сахаром — как же вкусно было! И погнал дальше. А сегодня если бы я так пару раз полакомился, сразу бы живот вырос. (Улыбается.) Признаюсь, еще лет до 35 мог проснуться среди ночи, съесть большую миску спагетти с огромным куском стейка и ни капельки не поправлялся. У меня постоянно держался вес в пределах 75 кг. А потом меня стало 80, после — 93 кг. И все из-за стрессов и неправильного, стихийного питания в турах. Сильно выматывался, ел что попало и когда попало. Если от такого режима кто-то худеет, то я — поправляюсь. Но в конце концов взял себя в руки и за месяц сбросил 12 кило. И так держал вес. Сегодня вешу уже 78 кг.

Побольше зелени!

— Некоторые звезды требуют в гримерку самые необычные вещи и еду. В вашем райдере есть особые пожелания?

— У меня в гримерке непременно должна быть свежая зелень — листовые салаты, и как можно больше. Очень люблю рукколу. А если нет рукколы, то и капустой обойдусь. Люблю ее в любом виде. Еще прошу, чтобы приносили огурцы-помидоры, авокадо, паприку. Часто бывает так, что едем на гастроли, останавливаемся у обочины и покупаем у бабушки свежих огурчиков. Настоящих! Без химии. Еще люблю, когда есть обезжиренный балык из телятины, рыба, курочка. Что-то легкое.

— А отдыхаете между концертами где, в отелях или отсыпаетесь в дороге? Может, у вас есть свое суперкрутое авто, как у многих звезд… «Винникомобиль»?

— Нет. Не люблю пафоса. Езжу в обычном комфортабельном микроавтобусе. Если нет возможности переночевать в гостинице, сплю в бусике. Там у меня специально для этого есть уютный диванчик. Часто сплю «на ходу». А если ночую в отеле, то для меня главное — чистая и комфортная постель, спокойствие и тишина, чтобы не гудели машины, не шумели соседи… Перед концертами главное — хорошо выспаться. Сейчас в отелях знают, если к ним едет Винник, то номер обязательно должен быть с идеальной звукоизоляцией.

— Пересматриваете свои выступления по телевизору, в Интернете?

— Телевизор обычно не смотрю. Но пересматриваю кое-что в соцсетях. Там подмечают все, чтобы ты ни сказал, ни сделал. В ленте обсуждают каждую деталь, каждую мелочь твоего выступления. И это хорошо. Не соглашусь с тем, что человек должен учиться на чужих ошибках, я — только на своих. Должен сам набивать шишки, расшибать лоб!  

— Вы стали одним из самых любимых в народе персонажей. Как реагируете на шутки о себе?

— На сегодняшний день только ленивый меня не «простебал»! Если тебя изящно, смачно и с юмором подколют — я только благодарен буду и сам посмеюсь. У нас в команде теперь даже своя фишка есть. Когда кто-то спрашивает: «Як справи?» — отвечаем: «Вовчично!» И это мы услышали от людей.

Кстати, почему-то часто юмористы делают сценки обо мне, мол, я убегаю от толпы обезумевших женщин. Это неправда, я никогда от них не убегаю! (Улыбается.)

Соло и сало с любовью

— У вас огромнейший фан-клуб. Часто организовываете встречи с поклонниками?

— Как таковых официальных встреч нет. У меня слишком большая загруженность. Но после концертов по возможности ми встречаемся хотя бы минут на 10. Многих своих фанов уже знаю поименно. Есть такие, которые не пропускают ни одного концерта, и не важно, в каком городе он проходит. Кстати, масса моих поклонников приходит на «Х-фактор», где я сижу в одном из судейских кресел. Стараются со мной пообщаться. Задаривают меня подарками, иногда получается поговорить о том о сем… В качестве презентов приносят и торты, и сало, и колбасы, и брынзу… И все свеженькое, домашнее, приготовленное своими руками! Как же от этого можно отказаться! (Улыбается.) Я говорю: «Если хотите видеть меня стройным и красивым, то не откармливайте!» Невозможно все это съесть, всегда делюсь с командой, музыкантами, охраной. И им приятно, и мне.

— Не боитесь пробовать подаренные деликатесы?

— Не боюсь. Ведь вижу, что это все от души. Я доверяю людям, верю в добро, в любовь. И мне приятно, когда они меня таким способом благодарят за творчество. За то, что я дарю им эмоции.

 — Какой самый необычный подарок вам преподнесли фаны?

— Помимо сала-колбас мне также делают довольно дорогие подарки, например ювелирные украшения, некоторые из них я ношу в жизни и на выступлениях. Много разного — изделия ручной работы, картины, иконы. Уже могу музей открывать. (Улыбается.)

— 31 июля вам исполнится 45 лет. Как отпразднуете? Любите большие застолья или предпочитаете тихие спокойные праздники?

— Я в это время буду в Одессе с концертами. Посмотрим, станем ли как-то отмечать. В прошлом году я работал на «Х-факторе». Меня тогда фаны так оригинально поздравили — устроили настоящий праздник с фейерверками, серпантином и конфетти.

— Как вы успеваете одновременно гастролировать и в новом сезоне «Х-фактора» сниматься?

— Это нелегко, но мы заблаговременно хорошо «растасовали» график. У меня все четко распланировано на год вперед. Еще живя в Германии, я научился все просчитывать, и это отлично работает. В нынешнем туре у нас всего 45 концертов, а раньше бывало до 150 в год!

— В 2018-м вы получили титул самого красивого мужчины страны. Как относитесь к подобным «номинациям»? Считаете себя секс-символом?

— Это не я себя таковым считаю, а люди — им виднее. (Улыбается.) Они ведь проголосовали за то, чтобы мне достался этот титул. Конечно, мне приятно.

Техосмотр в Трускавце

— Прошлым летом вы отдыхали в Таиланде. Какую страну хотели бы посетить в следующий раз? Может, перед гастролями успели где-то побывать?  

— В этом году из-за гастролей планы с отпуском поменялись. Но удалось немного отдохнуть и оздоровиться в Трускавце. Так сказать, прошел «техосмотр». (Улыбается.) Постояльцы в отеле не могли поверить, что Олег Винник отдыхает в Трускавце и спокойно себе ходит на процедуры в халате и тапочках. А те, кто все же поверил, старались быстренько воспользоваться ситуацией и сфотографироваться.  

— Когда вы жили в Германии, то в мюзиклах пели только по-немецки. Не планируете удивить украинцев — записать песню на немецком?  

— У меня уже куча песен есть на этом языке! Но пока не пришло время их обнародовать. Кто хочет, может посмотреть записи в Интернете. Когда-то, возможно, и в Украине, на большой сцене исполню. Жду момента. Кстати, на съемках «Х-фактора» Настя Каменских сказала мне, что для нее немецкий язык непонятен и немелодичен, слишком жесткий, и она не смогла бы на нем петь. Я ответил, что, наоборот, мне он очень нравится. Им нужно просто научиться пользоваться.

— Что с вашей немецкой студией? Она еще работает?

— Да, конечно. У меня в Германии до сих пор есть маленькая профессиональная студия. Когда там бываю, накапливаю музыкальный материал, работаю над новыми песнями. А потом все заготовки отправляю на сведение в большую студию в Штутгарте. В Киеве построили новую репетиционную базу с современным профессиональным оборудованием, скоро будем ее открывать. Главное, что она находится рядом с моим домом. Допустим, проснусь в два часа ночи оттого, что меня осенила удачная мысль, мелодия или новая песня в голове зародилась, и смогу быстренько прийти сюда и все записать.

Страсти не по сценарию

— Вы уже пробовали себя в роли судьи вокального шоу и телеведущего. Легко соглашаетесь на подобные проекты? Или у вас есть особые требования?  

— Соглашаюсь нелегко. Мне много предлагают, но и требуют соответственно, иногда слишком много. Участвовать в «Х-факторе» я не сразу согласился. Обдумывал месяца два. Ведь это очень ответственная миссия.

— В «Х-факторе» у вас есть место для импровизаций или четко придерживаетесь сценария?  

— Конечно, определенные рамки есть. Но порой обстоятельства вынуждают, например, выбежать на сцену и расцеловать какую-то участницу. (Улыбается.) Ведь зрители ждут этого момента! И когда барышня перед камерой спрашивает меня: «Так шо, цілуватись будем?» — как я могу отказать!

Кроме того, сидя в судейском кресле, ты можешь подметить многие моменты, которые не замечаешь на сцене во время концерта. Это дает возможность увидеть себя со стороны. Самые искренние эмоции, переживания. Я делаю так, как мне подсказывает сердце. Иногда моя критика бывает жесткой, но она конструктивная. Говорю правду, как она есть. Это не тот проект, где людей надо жалеть.

— Признайтесь, с коллегами-судьями ругаетесь только на камеру (а за кулисами дружно шутите)? Ведь должна быть какая-то интрига, чтобы зрителям было интереснее смотреть шоу…  

— Скажу честно, нет никакой договоренности. Перед камерой мы такие, как в реальной жизни. Все, что между нами происходит, — искренне. Эмоции правдивые и абсолютно не наигранные. Мы не договариваемся, что в такой-то момент, к примеру, обязательно должны поссориться. И пусть зритель не думает, что все наиграно и срежиссировано!

— Не задумывались над тем, чтобы, допустим, дать возможность кому-то из участников — ваших подопечных из «Х-фактора» выступить с вами на одной сцене во время концерта, так сказать, взять на разогрев?  

— Я много об этом думал. Вполне нормальная практика для многих артистов. Но люди, которые приходят ко мне на концерт, хотят видеть меня. Представляете, перед выступлением все скандируют «О-о-о-лег, О-о-о-лег!», а тут на сцену выходит Николай или Наталочка. И какими бы талантливыми они ни были, люди этого не поймут. А я больше всего переживаю, чтобы не сделать медвежью услугу начинающим исполнителям.  

— Какая из свадеб, где вам доводилось выступать, запомнилась больше всего?  

— Одно торжество поразило тем, что летом весь ресторан посыпали искусственным снегом. Также осталось в памяти бракосочетание Тони Матвиенко и Арсена Мирзояна, где я был церемониймейстером. Все проходило очень душевно. Я сел и вместе с помощницей продумал и написал оригинальный сценарий. Было безумно приятно вести именно эту свадьбу.

Рубрики: Интервью

Оставьте ваш комментарий