695616f36b322666f4b2853acea4145f

Даже не верится, что этой выдающейся актрисе уже 60! Но годы лишь красят ее, озорную и добродушную одесситку. Лариса Ивановна рассказала нам о том, как покоряла советскую киноиндустрию, почему не вышла замуж за французского «графа» и как воспитала свою дочь.

— Лариса, часто бываете в родном городе?

Стараюсь как можно чаще навещать сестру Светлану, которая живет в Одессе, в уютном домике с чудесным садиком. У нас там весьма камерная жизнь. Искупаюсь в море и бегу обратно. Увы, Одессы моего детства уже нет… Но есть мои родные, которых я люблю, по ним скучаю и приезжаю при любой возможности.

БУЛГАКОВ НА СЧАСТЬЕ 

— Окончив школу, вы отправились попытать счастья в Москву. На вашем пути было много трудностей?

 — Я сразу покорила Москву, потому что была подготовленной: занималась в «Студии киноактера» при Одесской киностудии. Там изучила актерское мастерство, сценическое движение, особенности актерской речи, историю искусств. В молодости увлекалась запрещенным в те годы Михаилом Булгаковым и для поступления в театральный вуз выбрала отрывок из его сочинений. В Москве поселилась у своих родственников, которые принадлежали к миру искусства: дядя был художником, а тетя — искусствоведом и до сих пор работает в Российской академии художеств. Я поступала во все театральные заведения одновременно — в Щукинское училище, МХАТ, ВГИК. Первые экзамены сдавала во ВГИКе, куда меня сразу приняли. Во мне было много амбиций. Про себя думала: «Если не я артистка, тогда кто же?!» (Улыбается.)

  С возрастом амбиций поубавилось?

— Если амбиций нет (в хорошем смысле), то ничего не достигнешь в этой жизни. Потому что человек должен ставить перед собой цель. Примитивный пример: меня часто спрашивают, как я сохранила прекрасную фигуру. Отвечаю: «Вам же лень встать утром и делать гимнастику хотя бы минут 15, а я занимаюсь этим ежедневно!» Много лет назад я дала себе установку: «Хочу быть актрисой!»

Считается, что женщина выбирает себе в супруги мужчину, похожего на ее отца. Ваш папа был военным врачом: мечтали о муже-военном, «красивом, здоровенном»?

— Все индивидуально. Во времена моей молодости военные считались хорошей партией для замужества: они получали немалые деньги, а актриса имела тогда от 60 до 150 рублей. Но я мечтала не о муже, а о работе.

Правда ли, что французский актер Робер Оссейн (граф де Пейрак из фильма «Анжелика») когда-то предлагал вам руку и сердце, но вы побоялись уехать с ним во Францию?

— Даже не представляю, где я могла с ним лично познакомиться! (Смеется.) Помню, кто-то из коллег просто пошутил насчет Робера Оссейна и меня, когда Наталья Андрейченко вышла замуж за австрийского актера Максмилиана Шелла. Так этот слух и пошел в народ.

СЕСТРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ

15 лет назад вы с дочерью Машей вместе снимались в ленте «Шуб баба Люба!». Вы были довольны ее дебютом?

— Маша прекрасно сыграла в той картине, она у меня очень способная. Дочку звали сниматься многие режиссеры: у нее привлекательная внешность, она хрупкая и миниатюрная, полна очарования.

Вы сыграли много историй любви, и вашими партнерами были самые красивые мужчины советского экрана: Николай Еременко-младший, Михаил Боярский, Сергей Шакуров… Кого из них могли бы представить своим спутником жизни?

— Никого. Актриса Валентина Талызина по этому поводу замечательно сказала: «Мои кинопартнеры мне даже не братья, они мне сестры!» И я с ней полностью согласна.

Случались ли в вашей жизни крутые повороты, когда надо было начинать с чистого листа?

— У меня было немало потрясений. Главное, насколько достойно умеешь переживать такие перипетии. Ужасно, если гибнут близкие люди: тогда просто теряешь самообладание, не понимаешь, зачем жить дальше. Я по знаку зодиака Телец, а значит борец, поэтому не дала себе утонуть в пучине невзгод. С 17 лет я одна жила в Москве, сразу начала сниматься и сама на себя зарабатывала, не уповая на помощь родителей. Когда училась в институте, они присылали мне деньги, но мама рано ушла из жизни, а следом за ней — отец. Тогда я поняла, что могу рассчитывать лишь на собственные силы и умения. Поэтому рано повзрослела и стала понимать, что могу осуществить, а что — нет.

ec92996c02

Вся в маму

— Моей дочери Маше уже 27 лет. Она окончила факультет международной экономики, знает несколько иностранных языков. Сейчас учится в киношколе в Риме, правда, актрисой становиться не планирует, — рассказывает Лариса Удовиченко. — Помню, когда она полгода была студенткой в Париже, я ей дала кредитную карточку с определенной суммой денег на мелкие расходы. Каково же было мое удивление, когда по приезде в Москву почти все средства оказались целы… Маша не сорит деньгами и ненужные вещи не покупает. Это, наверное, моя наследственная черта.

 

 

Рубрики: Интервью

Оставьте ваш комментарий