Недавно на экраны вышел романтический вестерн «Джейн берет ружье». Телегид поговорил с исполнительницей главной роли — красавицей и умницей, которая запросто разрушает стереотипы: говорит на пяти языках и живет с семьей в Париже, а не в Голливуде.

Натали Портман

— Натали, не жалеете, что вам пришлось покинуть Америку, когда ваш муж Бенжамен Мильпье, хореограф, стал директором Парижской оперы?

— Мы живем в Париже два года. Французская столица — не край света, хотя отличие от Нью-Йорка или Лос-Анджелеса, конечно, огромное. Но здесь я стала лучше понимать себя. Например, осознала, что я вовсе не гражданин мира, как думала раньше, а настоящая американка. Слишком много улыбаюсь и — позор для любой француженки! — ношу угги. (Cмеется.) Во мне нет ни капельки парижского шика.

— Но вы стараетесь следить за модой, трендами?

— В Париже все проще. Можно позволить себе не слишком зацикливаться на косметологах, но иметь прекрасный внешний вид. Французы более естественны, чем американцы, это очевидно… Я провожу время, наблюдая за ними и пытаясь подражать. Один дизайнер как-то сказал мне, что если я надену его платье, то продажи этой марки взлетят вверх. Помню, очень расстроилась. Последнее, в чем я бы хотела оказывать на людей влияние, — это мода.

ЛЮДИ РАЗНЫЕ НУЖНЫ

— Какой фильм считаете самым значимым, переломным в своей жизни?

— Я, конечно, могла бы назвать «Леон» или «Звездные войны». Но в действительности наиболее важный для меня момент не связан с кино… Самое значимое событие в моей жизни — рождение сына Алефа. Быть женой и матерью, по моему мнению, — идеальный вариант. Но есть женщины, которые не хотят иметь детей, они и без них чувствуют себя реализованными. Все мы разные, но, к сожалению, общество осуждает тех, кто отличается от большинства. Нужно, чтобы у каждого была возможность найти то, что сделает его счастливым.

— Как материнство изменило вас и ваше отношение к работе? Было такое ощущение, что вы на какое-то время пропали, а сейчас опять возвращаетесь на большие экраны.

— Не могу сказать, что рождение ребенка меня изменило. Просто теперь любой проект конкурирует с чем-то очень важным. И многие этой конкуренции не выдерживают. Фильм «Джейн берет ружье» показался мне интересным, во-первых, потому, что это вестерн. Для меня было необычно попробовать себя в таком жанре. Кроме того, это романтическая история, ведь нам всем так не хватает простых человеческих чувств в кадре, а не спецэффектов. Голливуд, конечно, навязывает определенный способ мышления. Но хочется создавать что-то, заставляющее чувствовать. Фальшивые ценности не должны отвлекать и сбивать с пути. Я думаю, кино о любви и семье всегда найдет своего благодарного зрителя.

— То есть вы стали еще более избирательны в выборе ролей?

— Я очень избирательна, даже слишком. (Смеется.) В среднем делаю пару фильмов в год, а многие мои коллеги — даже те, кто младше, — за это время снимаются в десяти картинах.

«ДВОЙНИК» ВАЙНОНЫ РАЙДЕР

— Как вы воспитываете Алефа? По американской модели или по французской?

— Скорее, по американской, поскольку методы противоположны. К примеру, французы с большим недоумением смотрят на играющих во дворе малышей. Ребята с визгом и воплями носятся по детским площадкам, и им такое поведение кажется почему-то весьма странным. Да, собственно говоря, и площадок таких в Париже почти нет. Несмотря на то что мы сейчас живем во Франции, дома наша семья обычно говорит по-английски. Конечно, разговорный французский я освоила давно, но смотреть телевизор или фильмы по-прежнему сложно. Впрочем, в нашем доме и телевизора-то нет. Уже несколько лет. И мой сын Алеф не торчит у ящика с утра до ночи.

— Натали, как вы относитесь к тому, что вас узнают на улицах? Не напрягает?

— Иногда это связано с забавными моментами. Например, однажды я шла по улице, и вдруг кто-то крикнул: «О боже, смотрите, это же Вайнона Райдер!» Я обернулась, чтобы увидеть ее, но тут поняла, что все смотрят на меня.

— Натали, героиня фильма «Джейн берет ружье», чтобы защитить семью, вынуждена обратиться к своему бывшему любовнику. А у вас есть верные друзья, люди, которым вы можете позвонить ночью?

— Ну, к бывшим бойфрендам я точно не обращусь. Да и парней у меня, по правде говоря, не очень много было. (Смеется.) А вот друзей в одном лишь Нью-Йорке полсотни, и это только если считать лучших. С каждым из них мы по-настоящему близки. Единственный минус — не можем видеться часто, их ведь так много. Я человек открытый, но жизнь научила меня не замечать плохих людей. Общаюсь только с теми, кто приветлив и дружелюбен. А по поводу проблем — стараюсь решать их сама, а с друзьями стараюсь делиться позитивом и обмениваться энергией.

ЗНАНИЕ — ЗАЛОГ СВОБОДЫ

— В каких проектах вам больше нравится сниматься — классических, где нужно строго следовать сценарию, или в требующих импровизации?

— Мне все интересно. В традиционных фильмах подготовка занимает гораздо больше времени. Скажем, у режиссера «Джейн» Гэвина О’Коннора способ рассказать историю более импрессионистический. В таких проектах учишься ценить импровизацию, поиск, попытки использовать неожиданные события, которые происходят во время съемок. Мне очень нравится стиль работы Гэвина. Это торжество жизни, случайностей и сюрпризов. Естественно, не в каждом проекте есть такая свобода, но всегда хорошо знать, что возможен другой путь, отличный от того, по которому идут остальные. Может быть, ты и не будешь использовать те же приемы в своей работе, но это знание сделает тебя чуть-чуть свободнее.

— Натали, у вашей героини Джейн — очень сложная жизнь, она пережила предательство любимого, вынуждена была расстаться с ребенком… Вам нравится играть женщин трудной судьбы?

— Мне по душе личности, за которыми интересно наблюдать, на место которых хочется поставить себя. Например, у Джейн можно поучиться стойкости духа, верности. Она поплатилась за свою любовь, потеряла ребенка, и много времени прошло, прежде чем она снова обрела счастье. Но в конечном итоге Джейн остается с любимым мужчиной, и ты понимаешь, что весь этот путь она прошла не зря.

Когда-то мой отец научил меня одному простому правилу: чего не может быть в жизни, не должно быть на экране. Поэтому все чувства моих героинь абсолютно реалистичны и близки многим женщинам.

ОСКАР-ПОТЕРЯШКА

— Вы гордитесь тем, что в свое время получили премию «Оскар»?

— Я даже не знаю, где он хранится — статуэтка не стоит у меня дома на видном месте. Скорее всего, лежит где-то в сейфе…. Я не видела его достаточно долгое время. На самом деле это просто позолоченный мужчина. (Улыбается.) Если вы хотите перед ним преклоняться — преклоняйтесь.

— Ваша первая крупная режиссерская работа, «Повесть о любви и тьме», премьера которой состоялась на Каннском фестивале в прошлом году, была снята по книге израильского писателя Амоса Оза. Почему вы решили обратиться именно к этому материалу?

— Ну, во-первых, я исповедую иудаизм и приобщаю к этой религии своего четырехлетнего сына Алефа. Горжусь своим происхождением. Я родилась в Иерусалиме и прожила там первые 9 лет. Эта страна до сих пор близка моему сердцу. Но дело даже не в этом. Роман Амоса Оза попался мне на глаза восемь лет назад, и я не смогла выпустить его из рук. Автор рассказывает о детстве и отрочестве, об истории семьи, о становлении государства. Я была одержима тем, как он показывает влияние мифологии народа и семьи на мировоззрение человека.

Здорово, что съемки проходили в Израиле. Мне удалось в это время свозить на свою родину сына, познакомить с родственниками и друзьями.

— Как вы проводите время, когда выпадает свободный день?

— С появлением ребенка поняла, как люблю спать. Просто обожаю! (Смеется.) Многие люди вскакивают утром по будильнику, даже если им некуда спешить. Они считают сон пустой тратой времени, но мне всегда казалось, что это, наоборот, — лучший способ проводить досуг.

— Как снимаете стресс?

— Хотела бы научиться медитировать. Пока лучший способ выплеснуть всю негативную энергию — заняться спортом, поплавать или прогуляться по горам. Иногда хожу на йогу или выбираюсь с друзьями на танцы. А вот с балетом после «Черного лебедя» завязала… Еще мне помогают акупунктура или массаж.

— У вас есть мечта?

— Хотела бы родить дочь, и чтобы она была как я — симпатичная, остроумная, образованная, знающая многих людей и к тому же способная заработать кучу денег. (Смеется.)

 

Натали Портман о…

…декрете

«Пока сидела дома, очень соскучилась по съемкам. И когда сын стал проявлять первые признаки самостоятельности, бросилась в работу с головой».

…славе

«Я научилась наслаждаться успехом, но не поддаваться опьянению славой. По опыту знаю: сегодня тебе аплодируют, а завтра могут просто смешать с грязью».

…семье

«На съемки «Джейн берет ружье» мы приехали вместе с мужем Бенжаменом. И, пока я была занята работой, он заботился об Алефе».

…о плохих людях

«После фильма «Леон» одноклассники меня возненавидели, пришлось поменять школу. Позже поняла, что прятаться — не выход. Плохие люди есть везде, но я не обращаю на них внимания».

…о планах

«Собираюсь чаще снимать сама и играть в фильмах о любви, красоте, духовности, мужественности, человечности. Нам всем очень не хватает позитивной энергии и хеппи-энда».

О ЧЕМ КИНО

«Джейн берет ружье» — проникновенная история жизни и любви молодой женщины Джейн Хаммонд, которая разворачивается на Диком Западе. Головорезы Колина МакКэна (Эван Макгрегор) преследуют Билла Хаммонда (Ноа Эммерих), пытающегося отбиться от бандитов. Изрядно потрепанный, он укрывается на ранчо своей красавицы-жены Джейн. Ей приходится обратиться за защитой к своему бывшему любовнику Дэну Фросту (Джоэл Эдгертон), от которого в юности она родила ребенка.

 

Благодарим за помощь в организации интервью компанию «Вольга Украина»

Оставьте ваш комментарий