Телеведущий программы «Сніданок з 1+1» четыре года назад открыл в себе новый талант: стал читать стихотворения собственного сочинения под ритмичную музыку.

Телеведущий Анатолий Анатолич. Фото: Евгений Бурляй

 

— Анатолий, вы помните свой первый стих?

— Да, он назывался «Океан», в нем шла речь о любви кашалота и креветки.

— В каком возрасте вы его сочинили?

— Мне тогда было 28 лет.

— Вы читали в детстве стишки, стоя на табуретке?

— Нет, в раннем возрасте не выступал, вообще был скромным, стеснительным парнем.

САМАЯ ТРУДНАЯ РИФМА

— Что для вас значит участие в группе «Правила грамматики»?

— Это важный для меня проект, потому что я и мои приятели-музыканты играем для друзей. Продукт однозначно не массовый. В какой-то мере я бы назвал это интеллигентной музыкой и интеллектуальными стихами.

— Кем вы себя в первую очередь считаете, автором текстов, поэтом?

— Прежде всего поэтом. Любой человек, который написал четверостишие, — возможно, это кому-то не нравится, — может считаться поэтом. Так как поэзия — просто стихотворное изложение мыслей. Даже если их немного…

— Вы когда-нибудь увлекались фристайлом?

— Однажды мы немножко поспорили на сцене с рэпером Серегой, у кого круче ритм. И с Потапом, когда он был у меня на радио, малость поупражнялись в словесной импровизации.

— Какая для вас самая сложная рифма? Вспомните слово, что рифмовалось труднее всего…

— «Любовь». Так как первыми приходят на ум банальные рифмы — морковь и кровь. Что-нибудь стоящее сложно подобрать.

ВЖИВУЮ, А НЕ В ТВЕРДОМ ПЕРЕПЛЕТЕ

— Вдохновение… В какие моменты оно к вам приходит?

— Могу и на пробежке что-то придумать. Главное — потом не забыть.

— Кто из поэтов-классиков для вас эталон? Почему?

— Очень нравится Сергей Есенин, Анна Ахматова, Марина Цветаева. Лина Костенко — обязательно. Мне по душе поэты, которые пишут о любви.

— В каком стиле вы сочиняете лирику?

— Нет у меня никакого стиля, это выдуманные истории на бумаге, которые потом становятся песнями.

— Планируете переходить от малых к большим поэтическим формам? Собираетесь писать поэмы, романы в стихах…

— Боюсь, что не осилю роман.

— Каждый автор мечтает подержать в руках свои стихи в твердом переплете…

— Намного важнее почитать вживую. Мне не интересны записи «Правил грамматики» или издание стихотворений на бумаге. Если я могу где-нибудь подекламировать на публике — я это делаю.

— Пожелайте нашим читателям что-нибудь хорошее в свойственной вам рифмованной манере.

— К сожалению, я не могу сочинять на заказ. Кроме слов «кеды–полукеды» и «любовь–морковь» больше ничего на ум не приходит. Поэтому любовь-морковь, кеды-полукеды — всем хорошего настроения!

 

ОКЕАН

У океана сердце большущее,

А вокруг вьют касатки ревущие,

И как люди любят дельфины,

И рисуют плавниками картины.

 

А еще есть рыбы странные:

Одинокие есть и парные.

Среди рыб есть, конечно, и глупые

Разноцветные с брюхами вздутые.

 

И на дне, средь коралловых рифов

Есть креветка по имени Клиффорд

Это очень странный чувак,

У него в голове кавардак.

 

Он, представьте, влюбился в акулу,

В нереально большую такую.

Собирает на дне ей кораллы,

А все думают: «Двинулся малый».

 

И над ним все смеются: омары

И мурены, и те же кораллы…

Как один все твердят: «Вы не пара!»

Не смеется лишь кашалот старый.

 

Он сказал им, омарам, муренам:

«Расплывайтесь-ка вы все по норам!

Это вовсе не ваше дело.

И не смейте смотреть надменно!»

 

И на ухо креветке шепнул кашалот:

«Я, к примеру, влюблен был в дельфина,

Но послушал их всех и теперь я вот —

Одинокий, старый детина…»

 

У океана ведь сердце большущее,

А вокруг вьют касатки ревущие.

Там можно встретить странную пару

Акулу с креветкой, любовь, хоть и странную.

 

ЛАБРАДОР

Хочу быть псом, хочу быть модным белым лабрадором,
Меня все любят, у меня все есть и у меня все даром,
Все говорят: «Какой красивый! Он виляет хвостиком. Он милый».
Хочу быть псом, так много проще быть счастливым.

Я прыгал бы, вприпрыжку по сугробам,
А летом бы заглядывал под юбки бабам,
Как только видел то, что мне по вкусу, — тут же падал,
Лежал бы на спине, вертел хвостом, мол говоря, мне это надо.

Хочу быть псом, и несомненно, только лабрадором,
Чтобы меня выгуливали прям под океаном,
А я завидев фризби, высунув язык на волю,
Бежал за ним, и был бы я не белым — грязным.
Быть белым лобрадором — это вправду круто.
Особенно когда тепло, и в воздухе зависло лето,
Ты можешь бегать голым без штанов, жакетов,
Просыпаться на закате, засыпать с рассветом.

Бежать вперед, лишь из-под лап взлетает гравий,
Гонять котов — стеснятся этих странных маний,
Не думать о проблемах, позабыв заботы
Быть неважно где и быть не важно кто ты.

Но вот узнал, что даже лабрадоры,
Не все счастливы, а несчастны даже,
Они мечтают быть на нас похожи,
Бросать Нам фризби, гладить Нас по коже…

 

ЧЕМ ПАХНЕТ ЛЮБОВЬ

Я никогда не задумывался, чем пахнет любовь

Притарная как фрешь, где яблоко и морковь

Или она пахнет лимоном, что сводит зубы,

Только сводит она не зубы, а судьбы.

 

Чем же пахнет любовь, пытаюсь понять.

Уверен, она должна пахнуть, а не вонять.

Может, я пытаюсь необъятное объять,

Как же сложно понять, твою мать..

 

Может она пахнет осенней листвою,

Которую пинаешь в октябре ногою.

Или пахнет теплым весенним дождем,

Который мы с тобой под остановкой переждем.

 

Нет, она должна пахнуть чем-то конкретным.

Занесенным с востока попутным ветром.

Может, кориандр, базилик, или корица

Или солью океана, что мне сниться.

 

Может она пахнет как спелая черешня

Или как кислая китайская вишня

Может это запах кофе и сигарет

Или какао и шоколадных конфет

 

Любовь может пахнуть дымом костра,

И вроде спать надо, но все не до сна.

Любовь пахнет лаймом,  и пахнет мятой

Мароженным пахнет и сладкой ватой.

 

Любовь иногда пахнет страстью и потом,

Похотью, желанием диким животным,

Иногда так резко, иногда еле-еле

Шлейф неуловимый на ее теле.

 

Это запах вечера, и раннего утра

Запах цветка, и зеленного листка

Точно я вспомнил, любовь пахнет тобою

От пяток до макушки такою одною.

 

Наверное любовь пахнет каждому по-своему

А как же она пахнет мне…… Не помню я…

 

Я пытаюсь понять, какого цвета любовь.

В фильмах утверждают, что красная как кровь.

А может. она белая как первый снег,

Или серая в цвет телевизионных помех.

 

Какого цвета любовь, пытаюсь понять

Если я ее не видел — как мне знать.

Может, яркая или  бледно-желтая,

Может, голубая как глади водные

 

Может пурпурная как кораллы,

Или прозрачна как вода в Карловых Варах.

Розовая как восход, красная как закат,

Зеленая как сукно, бардовая как бархат

 

Она может быть даже черного цвета,

Это когда ее уже почти нету.

Или может быть белой до слепоты

Тысячи оттенков — и это все ты

 

И если даже найдешь ее по запаху и цвету

К любви еще много вопросов без ответов

На ощупь шершавая или скользкая?

Слишком объемная или очень тонкая?

 

На ощупь может быть твердая как сталь

Мягкая как глина, гладкая как эмаль,

Гарячая как уголь, холодная как ил,

Я ее не хотел, я ее не просил.

 

На ощупь объемная любовь или плоская,

Встречается ли с утехами плоцкими,

Мягкая как кашемир и жесткая

Маленькая или слишком грамосткая.

 

Любви очень много, или она одна

Наверное, она похожа на тебя.

Может быть, это все мои фантазии

Но я подозреваю, что любовь это ты…

 

 

Оставьте ваш комментарий