Солистка группы Vivienne Mort — робкая, отзывчивая и сосредоточенная исполнительница собственных песен, подкупающих своей легкостью и оригинальной мелодичностью.

IMG_5295— Даниэла, в Сети указаны разные даты создания группы Vivienne Mort. Наведите порядок…

— Я веду летоисчисление с 2010 года, потому что именно тогда мы записали две первые демокомпозиции, которые выложили в Интернет. Люди начали их слушать и распространять по Сети. В Википедии указан 2007-й, это были попытки создать группу, тогда мы придумали название. Но такие попытки я делала еще в школе. У меня тогда уже было сто песен, и мне не сиделось на месте. Я хватала своих одноклассников: «Ты на чем играешь? На скрипке? Отлично — годится!» Собирались дома, разбирали песни, но у нас слабо получалось, так что я продолжала сама играть на фортепиано и ждать новых встреч.

— В Украине много групп с девушками-солистками. Не боитесь конкуренции или банально затеряться?

— Конкуренция совершенно не пугает — у меня отсутствует такая опция. У каждого человека свой путь. Сравнивая себя с другими, мы обязательно должны либо возвыситься над ними, либо возвысить их над собой, но никогда не остаёмся на равных. Мне это не нравится. Я предпочитаю воспринимать творческих людей как яркие явления, которые осмелели настолько, что появились в нашем пространстве, чтобы удивлять нас и радовать. Если хочется подчеркнуть свои достижения, можно сравнить себя с собой в прошлом, например.

 НАСТОЯЩИЙ ДРУГ ПЕЛЕВИН

— Vivienne Mort существует уже шесть лет, а о вас более-менее широко заговорили последний год-два. Почему вы так долго были в «подполье»?

— Медийная заторможенность. Думаю, судьба любого коллектива в конце концов зависит от фронтмена. А я иррациональная и расфокусированная. Все цели Vivienne Mort нарисованы мной на большом плакате, и я замечаю, как быстро они сбываются, но такое впечатление, что без моих усилий. Как только я чуть лучше понимаю, где мой центр — сразу чувствую, как ускоряется темп и наши дела оживают. Я просто не должна впадать в депрессию.

— Вы одиночка по натуре?

— Смотря как это понимать. Несколько лет назад я научилась чувствовать себя комфортно наедине с собой после долгого тусовочного периода, когда мне было страшно пробыть дома даже вечер. Это называется «астероидный вид поведения», такие люди всё делают для кого-то, а если никого нет, то делать не так интересно, а можно и вовсе не делать. Смысла в такой жизни немного. И мне такое вскоре надоело. Кстати, есть масса других вопросов, ответить на которые можно только в одиночестве.

— У вас в руках книжка, вы не читаете романы на планшете? Теперь это такая редкость…

— Я аналоговый человек. Пробовала читать с экрана — это отвратительно. Как тамагочи вместо кота. Сейчас читаю «Так говорил Заратустра», до этого был Борхес, до Борхеса — Пелевин, который поддерживает меня по жизни, как настоящий друг. Отвечает на трудные вопросы. Все идет к тому, что бумажные книги исчезнут. Возможно, исчезнут даже коты, а их место окончательно займут тамагочи. Вместо людей будут говорящие головы на экране. Так что я трогаю бумажные странички, пока можно.

— Родители, друзья, коллеги… Чья поддержка для вас важна?

— Самое главное — чувствовать поддержку друзей и близких. Правда, она ожидаема, ведь между нами сильная ментальная связь. Все они говорят: «Я за тебя, что бы ты ни делала. Даже твое «плохо» для нас хорошо». И это бесценно. Но вот зрители, пришедшие на наши концерты и поющие тексты, которые я написала, — к этому невозможно привыкнуть. Я такого не ждала. Для меня это настоящее чудо.

 БОЛЛИВУДСКИЙ АРТХАУС

— В начале весны вы работали в Индии. Что это был за эксперимент?

— Несколько лет назад загадала желание поехать в Индию, но не в отпуск, а по делу. Мечтала детально, с мельчайшими подробностями. Кроме того, у меня с детства было желание писать саундтреки. Эти две мечты совпали, и на моем горизонте появилась украинский режиссер Дарья Гай, которая работает в Болливуде. Она написала мне подозрительное сообщение — оно выглядела несерьезным и совершенно не деловым. Уменьшительно-ласкательные обороты, смайлики и все такое. Обычно наш менеджер такие письма игнорирует, а в этом случае интуиция подсказала ему, что тут дело не в стиле сообщения, и нужно встретиться. Дарья снимает в Индии настоящий артхаус (Болливуд уже давно вышел за рамки «Зиты и Гиты»). Она предложила мне написать музыку для ее фильма там, в Мумбае, с индийскими музыкантами.

— Работа в Индии чем-то отличалась от записи треков на родине?

— Понравилось работать на студии с прозрачными стеклянными стенами. Это дает возможность всем музыкантам писаться одновременно и видеть друг друга — получается очень «живо». Я соединила украинские тексты и индийскую музыку, а в финале даже спела на хинди. Текст выучила за день, местные смеялись над моим произношением, но я была упорной — практиковалась даже с девушкой, которая приходила наводить порядок в доме, где я жила. Она послушала и расчувствовалась… А может, сочувствовала моему произношению, не знаю.

— Вы умеете выдавить слезу?

— Нет, но умею так спеть, чтобы стало грустно. И у меня лучше получаются минорные песни. И, как мы однажды выяснили, нет ни одной мажорной. Мне так легче попасть в душу. Это мои проверенные методы влияния — я же манипулятор. (Смеется.)

 О СЕБЕ НАЧИСТОТУ

vivienne_Mort_01— Раскрываетесь в песнях?

— Мне все менее и менее страшно говорить о себе начистоту. Тяжело держать секреты внутри, и я готова в своих песнях рассказать о себе почти все. Я говорю о правде, которую прячу не только от людей, но и от себя самой.

— Для вас сочинительство не планируемый процесс?

— Нет. Мое творчество спонтанное. Что мне в голову приходит, с тем мы в группе и работаем. Мы ничего никогда не надумывали, все от души. Я этим горжусь. Именно это спасало меня в трудные времена.

— На что вы готовы ради успеха?

— Я четко понимаю, что мне нужно; в чем буду изменять себе; в чем совершенствоваться. У меня обостренное чувство вкуса. Если буду где-то чувствовать себя как наряженная елка летом, меня там никогда не увидят. Не хотелось бы для завоевания новой публики делать что-либо мне не свойственное.

— Многие ваши коллеги мечтают о «Грэмми», а для чего вы занимаетесь музыкой?

— Моя цель — это путь, который я должна пройти. А еще любовь. По поводу наград — иногда люди, добившись успеха, становятся рабами своей деятельности. Они за что-то хватаются и боятся это потерять. Награда не может быть хорошей целью. Награда просто встречается, пока ты идешь по пути. Я хочу делать красоту, это мое задание.

 

Оставьте ваш комментарий