За последние несколько лет «мальчик, который выжил» оставил позади звездное детство, атаки папарацци и клеймо актера одной роли. В фильме «Человек — швейцарский нож» (в украинском прокте с 7 июля) — он сыграл немногословного персонажа…

0001— Дэниел, после поттерианы вы выбирали довольно мрачные драматические проекты — и вдруг комедия с элементами черного юмора. Почему?

— Мне всегда нравился этот жанр, и я хотел себя в нем попробовать, просто ждал правильного фильма. Им оказался «Человек — швейцарский нож», весьма необычный проект, который, я уверен, не пройдет незамеченным.

— Наверняка и съемки были запоминающимися?

— Изо дня в день я приходил на площадку, недоумевая, как Дэниелы (сценаристы и режиссеры картины Дэниел Шайнерт и Дэн Кван — дуэт, известный в киноиндустрии под псевдонимом Дэниелы. — Прим. ред.) собираются снимать картину по столь необычному сценарию. И каждый день они находили какие-то удивительные творческие ходы, зачастую справляясь примитивными средствами с крайне трудными задачами. Увлекательнее всего на съемках было наблюдать за режиссерами, работавшими на площадке.

 ИСПЫТАНИЕ СЛАВОЙ

— Иметь возможность выбирать фильмы, где хочется сниматься, — редкая привилегия, согласны?

— Ну еще бы! «Гарри Поттер» принес мне финансовую независимость, потому я могу не думать об оплате счетов. Это колоссальная степень свободы, которой могут похвастать немногие молодые актеры.

— Должен сказать, вы отличный парень! Часто актеры, которые становятся знаменитыми в юном возрасте, вырастают, как бы это помягче выразиться… И все-таки деньги и слава не вскружили вам голову.

— Мне кажется, в поп-культуре сформировалось ложное представление о детях-актерах. Дескать, все они… то есть мы — избалованные и зазнавшиеся. Нет, далеко не все! Я — не единственное исключение. Джоди Фостер, Кристиан Бейл, Элайджа Вуд, Тоби Магуайр — все они начинали в очень юном возрасте. Лично мне помогло, во-первых, то, что я рос и работал в Англии. В Лос-Анджелесе, думаю, моя жизнь сложилась бы иначе — Голливуд не способен тебя перемолоть только тогда, когда ты прибываешь туда с четким осознанием, кто ты есть и чего тебе надо от жизни. Во-вторых, у меня замечательные родители и друзья, которые помогают мне жить в реальном мире и не питать иллюзий на свой счет. И, наконец, в-третьих, — мне просто повезло. Нет формулы, применив которую, ребенок-актер в обязательном порядке вырастет нормальным. Многое еще и от человека зависит. Вот если бы я сейчас нахамил, то почувствовал бы себя ужасно. Никогда не понимал, как артисты могут позволить себе уйти с интервью или вести себя с собеседником, как примадонны.

 АНЕКДОТЫ ОТ ГАРРИ ПОТТЕРА

— После прочтения сценария фильма «Человек швейцарский нож» у вас не возникло сомнений? Ведь роль мало того что необычная, но еще и трудная.

— Конечно! Кто не мечтает сыграть роль трупа?.. (Смеется.) У меня был только один вопрос: доверят ли мне самому выполнять все трюки. На съемках «Гарри Поттера» я выполнял многие трюки самостоятельно и, конечно, очень скучал по этому увлекательному процессу. Если вам кто-то скажет о говорящем и двигающемся трупе, первое, о чем вы подумаете, будет, скорее всего, зомби. Мэнни не зомби, и это очень важно. В процессе работы я придумал для моего героя идеальное, как мне кажется, определение: «волшебный мертвяк». В такую роль мне было легче вживаться.

— На съемках ленты вы и актер Пол Дано вынуждены были тесно общаться. Не надоели друг другу?

— Нас вполне устраивала такая компания. (Улыбается.) Вообще, большую часть фильма зрители будут видеть на экране только нас двоих, так что на наши плечи лег весьма внушительный груз ответственности. Зато нам было где развернуться и импровизировать. Все сложности и радости съемок делили пополам.

— А чего было больше, радостей или сложностей?

— Мне сейчас кажется, что я никогда так не выкладывался съемочной площадке. Дэниелы довольно необычно подходят к работе, и каждый раз придумывали на локациях что-то новое, интересное. Многие сцены были выверены ими с точностью танцевальных па. Фильм на протяжении нескольких недель снимался в лесах Северной Калифорнии. Тут все было один к одному — и пересеченная местность, и динамика, и юмор, и эмоции.

— Кстати о юморе. Пол Дано рассказывал, что во время съемок одной из сцен вы рассказали двадцать пять анекдотов. Сколько же у вас их в запасе?

— О, помню. У нас тогда было около тридцати дублей, и в каждом я рассказывал новую шутку, хотя не все они были удачными. Просто у меня хорошая память на анекдоты — быстро схватываю и могу выдать в любой момент.

 СВОБОДА НА ПЛОЩАДКЕ

— Вы были знакомы с Полом Дано до начала съемок?

— Да, и я считаю, что это пошло на пользу фильму — некоторые сцены просто не сложились бы, не будь мы друзьями. К счастью, у нас были хорошие отношения в реальной жизни. И тем не менее встретившись в Нью-Йорке на репетиции, мы оба засомневались, что режиссерам удастся реализовать безумие, описанное на страницах сценария. Каждый новый съемочный день встречали с замиранием сердца, творческий процесс был полон сюрпризов.

— Камерность работы над этой лентой, наверное, невозможно сравнить с эпическими съемками поттерианы.

— Конечно, это совсем другое кино. Но съемки я вспоминаю с удовольствием. На площадке царила та же атмосфера большой и дружной семьи. Оглядываясь назад, могу сказать, что мне повезло, ведь мне удалось поработать с самыми удивительными и талантливыми режиссерами. Дэниелы позволили мне подняться по своеобразной карьерной лестнице на одну, а то и на несколько ступенек выше. Роль в фильме «Человек — швейцарский нож» стала одной из самых забавных и невероятных в моей карьере. Больше всего понравилось полное отсутствие какой бы то ни было субординации. Я мог запросто поболтать с кем угодно из техперсонала, а это была одна из самых впечатляющих команд из всех, с которыми я имел дело.

— У вас нет ощущения, что Гарри Поттер, с которого все началось, был в какой-то другой жизни? Не раздражает, когда о нем вспоминают?

— Нет, я спокойно это воспринимаю. И давайте признаем: если бы не Гарри Поттер, я бы сейчас с вами не разговаривал.

28296ПО СЮЖЕТУ

Главный герой драматической комедии режиссеров Дэниела Шайнерта и Дэниела Квана «Человек — швейцарский нож» Хэнк (Пол Дано) оказался в одиночестве на необитаемом острове. Пребывая на грани самоубийства, он находит тело мужчины, которого называет Мэнни (Дэниел Рэдклифф) и заводит с ним воображаемую дружбу. Он мечтает вернуться вместе с ним домой…

Впервые фильм был показан на кинофестивале «Сандэнс» 22 января 2016 года, где получил приз за лучшую режиссуру драматической ленты.

 

Рубрики: Интервью

Оставьте ваш комментарий