Новый фильм Вуди Аллена «Светская жизнь» (в украинском прокате с 21 июля), открывший 69-й Каннский фестиваль, стал ярким событием в мире кино — зрители окунулись в волшебную эпоху 30-х годов прошлого века. Главную роль в этой искрящейся звездами ленте сыграла наша собеседница.

thumb_— Кристен, в фильме Вуди Аллена вы снимались вместе с Джесси Айзенбергом. Каково было играть с ним любовную историю?

— Мы с Джесси — практически родственные души. (Смеется.) Ведь это уже третья картина, в которой мы играем вместе, до этого были «Парк культуры» и «Ультраамериканцы».

— Расскажите о своей героине из «Светской жизни».

— Вонни — девушка амбициозная, полностью отдающая себе отчет в том, с какой средой имеет дело. Шоу-бизнес — вещь занятная и завораживающая, но моя героиня видит все, что скрыто, а что лежит на поверхности. Здравомыслие добавляет ей шарма. На мой взгляд, обоих центральных персонажей одновременно притягивает и отталкивает блестящая, праздничная сторона Лос-Анджелеса. При этом Вонни представляет собой отличное противоядие для Бобби (главный герой картины. — Прим. ред.). Она цинична, остроумна и трезво смотрит на мир.

— Чем вам удалось зацепить такого маститого режиссера, как Вуди Аллен?

— Поначалу было совсем непросто, даже пришлось, что называется, выйти за рамки привычной зоны комфорта. Вонни — легкий и живой человек. Мне было не очень просто уловить эти черты характера. Вуди потратил много сил, чтобы заставить меня передать воздушность ее натуры. Правда, мне потребовалось некоторое время, чтобы убедить Аллена в том, что моя героиня получится более многомерной, чем она выглядит по сценарию. Я ходила за ним и повторяла: «Мне знакомо это состояние! Я не просто буду механически выполнять то, что написано. Я сама такое пережила!» Его это каждый раз удивляло.

 СУМЕРЕЧНЫЙ «КОЛЛЕДЖ»

— Вы росли в семье кинематографистов. Как это на вас повлияло?

— Мои родители — обычные люди в этой сфере. Отец в основном работал на телевидении. Они относятся к тем, кто, собственно, делает кино и ТВ-шоу, к «рабочему классу». Думаю, от них мне передалось отношение к выполняемым задачам. Я воспринимаю себя как неотъемлемую часть съемочной группы, как одного из техников, занятого своим делом на собственном участке. Только и всего. Всегда хотела быть частью команды, которая создает что-то важное. И моя мечта осуществилась.

— Как началась ваша карьера?

— Весьма неожиданно. В школе я не ходила на драмкружки и уклонялась от всех постановок. Но однажды у нас проходил песенный конкурс, и мне было не отвертеться. Я тогда исполнила что-то странное, типа «Хануки» — песню про волчок-дрейдл. (Смеется.) И агент, который был в зале, меня заметил. Мне было восемь, а в девять я уже сыграла в первой картине — «Безопасность вещей». В рекламе или детских программах почти никогда не снималась, разве что пару раз: не тот типаж. Я не была милым ребенком, всегда казалась чудаковатой.

— «Сумерки» для вас, выходит, были чем-то вроде колледжа: поступила в 17, окончила в 21. Есть такие ассоциации?

— Пожалуй, да. Безумное было время. Вообще, с учетом всех фильмов, в которых я снялась, получается, что на кинопленке зафиксирована чуть ли не вся моя жизнь, начиная с девяти лет. Довольно необычно сознавать что-то подобное, ведь я не могу ничего поделать с данным фактом — это уже не мое прошлое, а кино.

— Вы чувствуете, что больше не контролируете свою жизнь, что она вам не принадлежит?

— Именно. Вот ведь парадокс: я актриса, и хочу, чтобы люди видели мою работу, хочу собой гордиться. Мне нравится, как публика реагирует на фильмы. А вот излишнее внимание только напрягает.

 ГОЛЬФ, ГОТОВКА И КИНО

— Чем занимаетесь на досуге?

— Ничем особенным. Я довольно скучный человек. Правда, люблю гольф, мой отец увлек меня этим спортом. Жаль, что мы играем нечасто. Еще мне нравится готовить, читать, смотреть фильмы с друзьями. Ничего интересного, типичное времяпрепровождение любого человека. На самом деле у меня не так много свободного времени.

— Вы нравитесь себе на экране?

— Не то чтобы я сидела и без конца пересматривала свои картины. Но актерам, которые клянутся, что никогда не смотрят фильмы с собственным участием, я тоже не верю. Чушь это! Впрочем, видя себя на экране, смущаюсь. Иногда папа включает телик, а там кино со мной. Я погляжу несколько секунд — это, конечно, забавно, а потом говорю: «Выключай быстрей. Это все в прошлом».

— Если бы не актерство, чем еще могли бы заниматься?

— Я хотела бы писать сценарии, пьесы. Но если бы пришлось менять работу, даже не представляю, где бы могла реализовать себя, кроме съемочной площадки. Возможно, в каком-то виде искусства.

 ПОПУЛЯРНОСТЬ И ДРУГИЕ ВЕЩИ

— В фильме «Светская жизнь» вы постоянно мелькаете на вечеринках и раутах в блеске и роскоши. Не смущает, что в реальности вы не можете запросто посетить дискотеку или даже банально сходить в магазин?

— Нет. Я и раньше редко бывала в таких местах, так что меня совсем не огорчает факт, что я не могу больше там появляться. Я вообще странная, мне не нравится быть на виду, как некоторым актерам. Люди ходят в публичные места, бары, рестораны, на вечеринки, потому что хотят быть замеченными, сфотографированными. Мне все это не нужно. Дискотеки и клубы я не люблю. Как и шумные вечеринки. У меня другие предпочтения. И благодаря популярности, которая так кого-то беспокоит, я могу делать другие вещи.

— Какие, если не секрет?

— Например, работать в таких фильмах, как «Светская жизнь», с таким режиссером, как Вуди Аллен. Не стоит зря переживать за меня, я вполне могу бывать там, где мне нужно, не беспокоясь, что меня узнают. Есть куртки с капюшонами, большие солнечные очки. Парики, в конце концов. (Улыбается.) Я могу так нарядиться, что никто ни за что меня не узнает.

— Трудно быть известным человеком?

— Мне это абсолютно не мешает. Я говорю об этом только на встречах с журналистами, как сейчас. (Смеется.) Конечно, временами чувствую себя не в своей тарелке, но в целом мне это совсем не мешает жить.

WA15_D07_00197ПО СЮЖЕТУ

Комедийная лента режиссера Вуди Аллена «Светская жизнь» рассказывает историю молодого человека по имени Бобби (Джесси Айзенберг), который в 1930-х годах приезжает из Нью-Йорка в Голливуд и пытается найти работу в сфере кинопроизводства при помощи своего дяди — известного кинопродюсера (Стив Карелл). Там он встречает очаровательную Вонни (Кристен Стюарт), которая знакомит его с разными сторонами местной светской жизни.

Премьера фильма состоялась 11 мая 2016 года в рамках внеконкурсной программы Каннского кинофестиваля.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

  • Джуди Дэвис, Джесси Айзенберг, Кори Столл, Стив Карелл, Паркер Поузи и Тони Сирико уже снимались у Аллена. А Дэвис и Сирико — не единожды.
  • Стив Карелл заменил Брюса Уиллиса после того, как съемки уже стартовали. Сначала сообщалось, что причиной ухода Брюса стала занятость в другом проекте, но позже выяснилось, что его уволили, поскольку Вуди Аллен и вся съемочная группа больше не могли терпеть его поведение и неспособность запоминать реплики. Это вторая совместная работа Карелла с Алленом — так, ранее он снялся у режиссера в фильме «Мелинда и Мелинда» (2004).
  • На этом проекте Вуди Аллен впервые работал с оператором Витторио Стораро.
  • Бюджет фильма — $30 млн.

ЭТО ВСЕ О НЕЙ

  • Кристен Стюарт родилась 9 апреля 1990 года в Лос-Анджелесе.
  • Ее отец, Джон Стюарт, работал ассистентом режиссера, продюсером и директором многочисленных шоу на канале «Фокс».
  • У Кристен есть родной старший брат Камерон Стюарт и два сводных брата — Дэн и Тэйлор.
  • Впервые появилась на экране в 1999 году в картине «Сын русалки».
  • Широкую известность приобрела благодаря роли Беллы Свон в серии фильмов «Сумерки».
  • Кристен Стюарт — первая американская актриса, которой была присуждена премия «Сезар», высшая кинематографическая награда Франции. Актриса получила ее за роль Валентины, ассистентки кинозвезды, в драме Оливье Ассаяса «Зильс-Мария» (2014).
  • За свою 17-летнюю актерскую карьеру Стюарт снялась в более чем сорока лентах.

Оставьте ваш комментарий