Любители сериала «Пес», радуйтесь! Вскоре стартует новый сезон украинской детективной истории. Накануне премьеры (Премьера второго сезона — 19 сентября на канале ICTV. Зрителям покажут восемь новых серий сериала «Пес») мы поговорили по душам с актером, что играет Макса — бывшего следователя, который не бросил свое любимое дело и до сих пор ловит преступников. А помогает ему в этом верный друг Пес.

img_4231

Никита, вы сразу согласились сниматься в продолжении сериала?

— Долго не раздумывал. Потому что работать с такими партнерами, как Андрей Саминин, Ольга Олексий, Миша Жонин, Олег Роднянский,— одно удовольствие. «Пес» — из тех редких проектов, когда тебе нравится сниматься на площадке и общаться с людьми вне ее. Однажды услышал фразу: «Хочешь не работать? — Найди профессию, которую полюбишь». Вот с «Псом» у меня именно так. Мой съемочный день длился по 12 часов, а у меня ощущение, что я отдыхал, а не вкалывал. (Улыбается.)

ГРАФСКИЕ НЕЖНОСТИ

Как вас встретил ваш главный напарник, пес Граф?

— Граф меня сразу узнал, подбежал, голову положил, чтобы я его погладил. Я даже сам удивился, думал, как он меня вспомнит? Все-таки почти год прошел! А он, как будто мы не расставались, сразу подбежал и взглядом спросил: «Где ты был?» (Улыбается.)

Вы с ним быстро подружились? Наверное, баловали его на площадке?

— Конечно, баловал — колбаской. Еще когда мы только начинали снимать первый сезон, его хозяин, кинолог Виталик, мне сразу сказал: «Давай договоримся: на площадке кормишь его только ты, тогда быстрее пройдет адаптация». Сначала пес не понимал, почему он должен меня слушаться. А потом увидел, что я — единственный, кто ему вкусняшки дает, и решил, что все-таки стоит. (Улыбается.)

Некоторые актеры отказываются появляться в кадре с животными, потому что они их, мол, пере­игрывают. У вас не было таких опасений?

— Кто кого переиграет — это еще вопрос спорный. Просто, животные не могут врать. Снимается Граф, спит — неважно, у него всегда искренние эмоции. Если актер плохо сыграл, он делает еще один дубль. А у Графа все с первого раза. Его хозяин-кинолог постоянно нам говорил: «Чтобы пес не потерял интерес, нужно снимать с первого дубля! Максимум — со второго». Иначе он думает, что сделал что-то не так, и может даже уйти с площадки.

После съемок «Пса» не завели себе собаку?

— Пока нет. Так вышло, что у меня кошки. У родителей были кошки, у бабушки. Хотя в детстве мечтал, конечно, о собаке. Но не сложилось. Очень хотел держать добермана, для меня это самая красивая и умная собака. Но тогда родители не разрешили. Ну куда ее в небольшую квартиру? Потом у меня самого ребенок появился… Может, заведу еще, потому что собаки мне, в общем-то, нравятся.

Съемки детектива не обходятся без погонь, перестрелок, драк, взрывов… Уже доводилось попадать в передряги?

— От этого никуда не деться. Даже Дэниел Крэйг, который играл Джеймса Бонда, на площадке по физиономии заработал. Ему накладывали несколько швов. На съемках я и пепельницей по затылку получал, и нос разбивал… А в эпизоде на заброшенной стройке схлопотал по шее пистолетом. Причем репетировали мы без оружия, а в последний момент каскадеру вложили в руку ствол. И вот мы снимаем, актер должен был ударить меня пистолетом по спине, а попал по затылку, сразу кровь полилась. Но такие кадры всегда остаются в проектах, никто команду «Стоп!» не дает.

ХУЛИГАН С ФИНГАЛОМ

img_3920

На экране вам приходится махать кулаками. А в детстве были забиякой или тихим парнем?

— В школе я был раздолбаем и страшным хулиганом! Постоянно ходил с разорванным пионерским галстуком, фингалом под глазом. Учебу воспринимал как наказание за что-то, как карму, не хотел заниматься из принципа —  жуткий  был двоечник! Родители меня за это наказывали. Отец и порол даже. Но я протестовал. Не понимал, зачем мне это надо. Я тогда греко-римской борьбой занимался, в школе олимпийского резерва. В классе — 21 парень. У нас каждую перемену драки были, а иногда и на уроках! В старших классах я вообще не учился, полностью в спорт ушел. А когда перешел в обычную школу, понял, что отстал в учебе на два года и догнать уже нет возможности. Помню, на экзамене мне сказали: «Никита, почему ты не отличник? Если бы приложил немного усилий, то стал бы лучшим». Благо я это услышал, и в институте мне не хватило одной пятерки до красного диплома. Потому что там я уже понимал, зачем мне это нужно.

Не жалеете, что бросили спорт? Может, стали бы олимпийским чемпионом.

— Не жалею. Жизнь несколько раз уводила меня в сторону от основной профессии, но потом почему-то всегда в нее возвращала. Я мог быть хирургом (педагог в спорт­школе говорил, что у меня к этому талант), гаишником… Помню, в 11-м классе половина учеников пошла поступать в среднюю школу милиции, ну и я, за компанию. Мне казалось, что ГАИ — это не стоять с палочкой, а погони, стрельба, экстрим. Но провалил экзамен по русскому
языку. Это какое-то чудо, что меня не взяли. Отец мне тогда сказал: «Хочешь быть ментом? Иди в армию!» И я служил во внутренних войсках. А уже после армии однажды спросил себя: «Никита, а чего ты вообще больше всего хочешь?» И оказалось, что единственное, о чем я мечтал и чем впоследствии больше всего занимался в жизни, — актерское мастерство.

А что за история с вашим отчислением из института?

— Меня два раза выгоняли! Сначала я поступил в Щепкинское училище на платный курс. Но там в силу определенных причин возник конфликт, и меня отчислили. Потом учился в ГИТИСе, откуда меня выгнали за драку. Я очень переживал. Но, наверное, все именно так и должно было случиться. Если б меня не отчислили, я бы не поступил во МХАТ к Земцову и Золотовицкому — на лучший курс в мире, я убежден в этом на 100%! В нас пытались вложить столько, сколько просто невозможно. Мы спали по два часа в сутки, все были полумертвые, но это дало результат. Потому что все — и Антон Шагин, и Макс Матвеев, и Катя Вилкова, и Марьяна Спивак — в кого ни ткни, сейчас уже состоявшиеся звезды. Но все, что ни делается — к лучшему.

ХРАБРЫЙ ДОБРЫНЯ

img_8930

— Расскажите о вашем сыне. На кого он больше похож?

— Добрыня Никитич весь в отца! (Улыбается.) Ему только три годика, а он уже стучит себя кулаком в грудь: «Я мужик! Я  — Добрыня». В песочницах — драки. Напасть на кого постарше, отобрать игрушку, отойти от песочницы, повернуться, погрозить пальцем и многозначительно сказать: «Ну, ты понял?» И потом еще покачать головой, типа «да-да». (Смеется.) Я понимаю, что это надо как-то пресекать и направлять его в положительную сторону. Потому что сила есть — ума не надо, так нельзя.

Успеваете уделять ему время?

— Очень стараюсь. Потому что это — единственный, наверное, человек, которого я люблю больше жизни. Он — словно маленький я. Такие же голубые глаза, огромные губищи, из-за которых меня все называли губошлёпом, волосики светленькие — прям один в один! И глаза узкие. Когда педиатр пришла к нам в первый раз, смотрит и говорит: «Это что же у нас, ребеночек не русский?» Тут выхожу я, она глянула и сразу: «А, тогда понятно, в кого». У меня самого такие глаза, видно, монголо-татары постарались. (Улыбается.)

В СВОЕЙ КРЕПОСТИ

7959591_o

— Как появилась ваша фирменная лысина?

— От переизбытка тестостерона, как это уже давно доказано. (Улыбается.) У меня все в семье такие: и отец, и дед, и прадед. И я не исключение. А вот мой старший брат Илья — исключение. Нас будто взяли и поделили: я — в отца, а он — весь в мать. У него черные как смоль курчавые волосы. Он высокий, худой и в очках — полная мне противоположность.

Чем любите заниматься в свободное время?

— Люблю отдохнуть дома, рядом с любимым человеком… Сегодня иду домой и понимаю, что хочу туда, что, вернувшись к родным, смогу спокойно отдохнуть. Здесь я на работе — а там я в семье, в своей крепости.

Говорят, в вашей личной жизни произошли перемены. Приоткройте тайну — кому сейчас принадлежит ваше сердце?

— Личная жизнь на то и личная, чтобы о ней много не говорить. Отвечу так: сегодня у меня есть любимая женщина. И это была любовь с первого взгляда. (Улыбается.)

Интересные факты

Во втором сезоне детектива будет еще больше погонь, перестрелок, драк, взрывов, пожаров, в общем — настоящего зрелищного экшена. Во время съемок кровь лилась рекой! Специальная красная жидкость расходовалась литрами. Помимо того что ее использовали гримеры, рисуя ссадины на лице и других частях тела героев, она нужна была для воссоздания мест преступлений — ее разливали на полу и стенах. Использовали этот реквизит и костюмеры, обильно пачкая костюмы. У всех всегда должна была быть бутылочка с кровью.

Каждый день на площадке работали каскадеры и пиротехники. Взрывы, стрельба, пожары, поджег машин — их рук дело. Несмотря на то что Никита Панфилов стремился исполнять трюки сам, в наиболее опасных эпизодах его подменяли каскадеры. Но без травм все же не обошлось.

Оставьте ваш комментарий