Группе без малого тридцать лет. Но поклонники по-прежнему ждут новостей и свежих треков, а участники легендарного коллектива сидят на киностудии в 40 км от Киева и работают. Как оказалось, не только над очередным альбомом «Братів».

dsc_6237_%d0%bd%d0%be%d0%b2%d1%8b%d0%b9_%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d1%80

 — Ребята, у вас здесь шикарная студия, вам нравится быть вовлеченными в кинопроцесс?

ИГОРЬ МЕЛЬНИЧУК:

— Мы с Пашей написали музыку уже для сорока различных фильмов и сериалов. И я по праву считаю нас корифеями в этом жанре. Шлейф популярности группы «Брати Гадюкіни» играл в данном случае на повышение требовательности к нам со стороны заказчика, мол, вы ж «Брати», значит, можете написать саундтреки не хуже хитмейкера Ханса Циммера. Конечно, нам приходится соответствовать.

— У вас есть кумиры?

И. М.: — Когда я был совсем юным, на слух подбирал аккорды понравившихся композиций. Музыка тогда воспроизводилась на бобинном магнитофоне, видео вообще никакого не было, и приходилось включать фантазию, чтобы представить, как у музыканта стоят пальцы на гитарном грифе. Поэтому в наличии кумиров нет ничего плохого. Как говорил Шевченко: «І чужому научайтесь, й свого не цурайтесь».

ПАВЕЛ КРАХМАЛЕВ:

— Не создаю себе кумиров. Считаю, что подражание ограничивает развитие творческого процесса. Жизнь без идолов интереснее и свободнее.

— Как вы сами чувствуете себя в роли кумиров?

И. М.: — Да, мы в этом вопросе уже миновали «точку невозврата». Еще нас называют «рок-динозаврами»… Себя динозавром не считаю, хотя Павел легко подходит под это определение. (Улыбается.)

П. К.: — Меня такое сравнение оскорбляет — динозавры давно вымерли, в отличие от нас, несущих с помощью музыки радость людям.

ЛЕКАРСТВО ОТ ДУРНЫХ ПОСТУПКОВ

— О чем-то жалеете?

И. М.: — У Зощенко есть рассказ «Багаж», в котором говорится, что «багаж надо укрепить». Так вот все, что было со мной — плохого и хорошего, — это мой опыт, и я несу его с собой, анализируя и делая выводы.

П.К.: — Не помню ничего плохого, все, что произошло, было в кайф и в радость! Предпочитаю идти вперед и не оглядываться, лишь бы результат был.

— Вам когда-нибудь приходилось переступать через себя?

И. М.: — Уинстон Черчилль говорил: «В переговорах цель достигнута, когда обе стороны остались недовольны». Что бы я ни вынужден был делать, всегда старался оставаться человеком. Рок-н-ролл во мне как раз для того, чтобы я не отчебучивал дурных поступков.

П. К.: — Наша жизнь — сплошные компромиссы. И каждый человек сам решает, когда поступаться принципами и ради чего он может изменить себе. Но в категоричных вопросах я никогда не позволял себе дать слабину и переступить черту порядочности.

СМЕХ КАК ЛУЧШИЙ ИНСТРУМЕНТ

dsc_6180_%d0%bd%d0%be%d0%b2%d1%8b%d0%b9_%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d1%80
Павел и Игорь умеют извлекать нужные звуки из всех возможных инструментов — они настоящие выртуозы

— Какие ценные приобретения, кроме опыта и знаний, появились у вас с возрастом?

И. М.: — С годами приходит мудрость. Когда мне было 10 лет, 50-летние мужики казались древними стариками… Моей дочке сейчас 23 года, и я ей говорю: «Алина, рано заводить детей — надо учиться и приобретать статус». Возраст дал возможность разбираться в вещах, которые были неподвластны уму в юности.

П. К.: — Чувствую себя на 25 лет. Но это не значит, что я заморозился в развитии. Жизнь держит в тонусе и не дает возможности состариться — у меня две маленькие дочки, 4 и 12 лет. Я просто не имею права чувствовать себя плохо или жаловаться на возраст.

— Вы столько лет вместе работаете и знаете друг друга вдоль и попрек. Из-за чего в коллективе может вспыхнуть спор?

П. К.: — В нашей группе каждый является сильной творческой личностью. Мы не видим никакого смысла ссориться, так как занимаемся делом, без которого не можем жить.

И. М.: — Наши песни колючие и едкие. И такие же отношения в группе во время репетиций. Допустим, если кто-то лажает, мы не устраиваем выяснение отношений, а просто начинаем подтрунивать и высмеивать товарища. Это намного эффективнее, чем крики. Порой достаточно улыбки, чтобы объяснить человеку, что он зарвался. Замечу, что я, работая с многими группами, ничего похожего не встречал.

П. К.: — Был как-то на репетиции оркестра, так дирижер в какой-то момент остановился и сказал одному из музыкантов: «Что ты играешь, конюх?» У нас до такого никогда не доходит.

— Как, вообще нет сложностей в общении из-за того, что вы постоянно вместе?!

И. М.: — Мне даже странно порой, что мы проводим сутки вместе на работе, а потом еще и в гости друг к другу ходим. И все время хихикаем, наверное, в этом секрет уживаемости.

П.К.: — Нас иногда путают, думают, что мы братья, но это не так. Однажды иду по району, подхожу к хлебному ларьку, а мне оттуда: «Ваш брат уже купил». Было такое ощущение, что за нами следят. (Смеется.)

— Вас путают, называют именами друг друга?

И.М.: — Постоянно. Говорят же, что люди, которые проводят много времени вместе, с годами становятся похожими. (Смеется.) Но больше всего задевает, когда в интервью путают наши с Павлом высказывания.

АКАДЕМИЗМ ПЛЮС ГОЛОС УЛИЦ

— Вы поете не только о любви, у вас есть и остросоциальные вещи…

И. М.: — Мы вынуждены быть актуальными, хотя я лучше пел бы только о любви. Поэтому в новом альбоме кроме романтических композиций будут песни про нашу жизнь.

— Как поддерживаете себя в музыкальной форме?

И. М.: — Мы писали музыку для фильмов в диапазоне от XIV века до наших дней. Чтобы расширять кругозор, я много читаю, даже несмотря на то что пришлось обзавестись очками (зрение падает). Также несколько раз в неделю хожу на разножанровые концерты. Завтра, например, отправлюсь в филармонию. Павел посещает тренажерный зал, но мне этого не надо — я от природы здоровый. (Улыбается.)

П. К.: — У нас с Игорем мощное академическое образование, усиленное уличным влиянием.

— Какие свои мечты еще не реализовали?

П. К.: — Хочу исполнить с академическим хором нашу песню «Дупа джалізовая». Но никак руки не доходят. Хотя уже обо всем договорено.

И. М.: — Хотелось бы выступить на одной сцене с The Rolling Stones. Понимаю, что мечта нереальная, но именно такие труднодостижимые цели и надо перед собой ставить.

ВОЛОНТЕРСКИЙ ПРОЕКТ

— Есть песни, ждущие своего часа где-то в дальнем ящике стола?

И. М.: — У меня нет времени оставлять песни недоделанными. Писать квартеты в стол могут себе позволить лишь люди, которым нечем заняться. Другое дело, что бывают вещи, которые подолгу вынашиваешь в себе. Я, например, хочу, чтобы мы доделали рок-оперу, но понимаю, что за день такую задачу не осилишь. И к вдохновению это не имеет никакого отношения. Ахматова и Бродский каждое утро, как к станку, садились за стол писать и не вставали из-за него до вечера. Можно только догадываться, сколько дней потрачено автором на стихотворение из 16 строк. Так что я во вдохновение не верю, а вот в тяжелый труд — да. Если есть идея, тут же ее реализовывай, иначе всегда будешь вторым.

— Группа за долгие годы обласкана славой. И все же, какой награды не хватает на ваших полках с трофеями?

И. М.: — «Брати Гадюкіни» всегда держались в стороне от всевозможных номинаций и навязывания зрителям чужих мнений. Мы предпочитаем заниматься своим делом и создавать музыку. Кто-то считает нас группой номер один, а для кого-то мы на тысячной позиции. Не собираемся въезжать куда бы то ни было на старых достижениях. Мы не свадебные генералы. Нам тяжелее, чем остальным, потому что приходится доказывать, что группа не только классно исполняет старые хиты, но и пишет новые.

— Что для вас сейчас является главным критерием успеха?

И. М.: — Количество людей, что заплатили за билет и пришли на наш концерт. Причем цена на билет не играет особой роли. Для меня «Гадюкiни» — это не бизнес, а волонтерский проект. Но если зал заполнен на четверть, значит, проблемы с артистом. У нас таких симптомов, к счастью, не наблюдается.

«ЖИТІЄ — ЯК ДОМІНО…»

dsc_6188_%d0%bd%d0%be%d0%b2%d1%8b%d0%b9_%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%bc%d0%b5%d1%80
В студии есть уголок, где «брати» хранят коллекцию своих призов, золотых дисков и наград, собранную за долгою карьеру

— Часто удается посещать выступления артистов с мировыми именами?

И. М.: — Как-то я попал в Канаде на концерт группы Rush. Огромный стадион был до отказа заполнен людьми. А чуть позже мне удалось посетить выступление Би Би Кинга, который выступал в зале на тысячу человек. И там и там была фантастическая атмосфера, и после этого стало очевидно — размер аудитории не имеет значения.

— Что вас самих «качает» на ваших концертах?

П. К.: — Круто находиться на одной волне со зрителями — зашли вместе в реку и качаетесь. У нас будет концерт 29 октября в Caribbean Club, и мы приготовили сюрприз: сыграем акустическое отделение. Такой эксперимент для нас самих в диковинку.

— У всех ваших хитов есть интересные истории создания?

И. М.: — Нет, но вот песню «Карпати програли в футбол» я написал, когда ехал с гитарой на репетицию, денег в тот момент у меня не было вообще, даже за проезд в трамвае не мог заплатить. Естественно, ко мне пристали два контролера, от которых я еле отбился. Стою, смотрю в окно и думаю: «Ну когда же я наконец смогу себе позволить трамвайный билет купить?» И тут у меня родилась строчка: «Житіє — як доміно, в мене завжди «дубль-пусто».

— Когда ждать ваш очередной альбом?

И. М.: — Думаю, весной.

— Сергей (Кузя) Кузьминский незримо присутствует с вами в студии или на концертах?

И. М.: — Сергей — это часть каждого из нас. Он всегда в наших мыслях, и мы многое делаем с оглядкой на Кузю. Именно потому не брали новых вокалистов ему на замену. До сих пор на концертах исполняем его песни, это дань уважения нашему другу.

Оставьте ваш комментарий