Певица по профессиональной необходимости много путешествует — ее концерты проходят в разных городах и странах. Конечно, сборы в дорогу всегда волнительны, а путешествия порой полны неожиданностей и приключений. Не верите — читайте сами!

Намного комфортнее передвигаться в автомобиле. Другие виды транспорта не приносят мне столько удовольствия. Вот если бы наши поезда поменяли на современные, тогда бы я пересела на них с удовольствием и чаще путешествовала бы по железной дороге

— Алена, вы много путешествуете. Какой максимальный путь проделали однажды за раз из точки А в точку Б?

— Я никогда не выезжала за границу на своей машине. Большие расстояния предпочитаю преодолевать на самолете. Самый дальний перелет был на 10 тысяч километров и длился 12 часов. Но согласна, что путешествия за границу на авто были бы намного интереснее. Жаль, нет автострады Киев—Нью-Йорк (Улыбается).

— Вы собираете мили, участвуя в программах и являясь постоянным пассажиром какого-нибудь перевозчика?

— Знаю, что существуют такие программы, но не принимаю в них участия, хотя уверена, что надо бы…

— В некоторых странах существуют жесткие меры пропуска приезжих. Вы когда-либо сталкивали с подобной фильтрацией?

— Однажды из-за обстоятельств Тарас не смог полететь со мной в запланированный отпуск в Израиль. Пришлось лететь одной. Про прибытию в Тель-Авив в аэропорту Бен-Гуриона меня продержали на допросе более четырех часов, усиленно добиваясь ответа, почему и к кому я приехала, чем тут планирую заниматься. Сотрудники органов упорно не хотели верить, что я банально приехала отдохнуть. Блондинка, одна, без сопровождения, молодая и красивая, которая даже не помнит улицу, где забронировала квартиру (ведь мне ее бронировал друг). Офицеры пропускали мимо ушей, что я замужем, и у меня двое детей. В итоге я вышла с допроса под утро. Мой приятель Алон, который встречал меня, утверждал, что, несмотря ни на что, мне очень повезло, что не отправили обратным рейсом на родину. Так начался мой отпуск в Израиле.

ПЕРЕКУС — ДЕЛО ДЕСЯТОЕ

— Чем любите развлекать себя в дороге?

— Когда я за рулем, даже музыку в салоне не включаю, потому что должна слышать, как «дышит» мой автомобиль. С детства привыкла вслушиваться в окружающие звуки, именно поэтому никогда не хожу в наушниках.

Комфортнее всего мне путешествовать в машине, когда я пассажир и рядом люди, с которыми интересно разговаривать, или, когда все отдыхают, написать хит. Дорога меня вдохновляет…

— Какие чувства обычно испытываете перед отправлением в путь? Любите заедать волнение бутербродиком или яблочком?

— Обычно переживаю, чтобы не проспать, ничего не забыть и чтобы телефон был заряжен. Если выезжаю очень рано, пью воду, а покушать — дело десятое… А вообще ни до, ни после концерта у меня никогда нет аппетита. Думаю, это даже хорошо. Главное — пить много воды. (Улыбается.)

— Всегда берете с собой в дорогу сухой паёк? Покушать в пути — обязательный ритуал?

— Лоточки с едой я с собой не вожу и не люблю, когда попутчики достают свои домашние запасы и по вагону начинают летать ароматы куриных яиц, жареной рыбы и копченой колбасы…

ПРИКЛЮЧЕНИЕ НА ШПАЛАХ

У меня нет походного набора с ножом, тарелкой и стаканчиком, который бы я всегда брала с собой. Большая часть моего коллектива это мужчины-музыканты, а у них есть все — и перочинный нож, и запасная вилка. (Смеется.) Точно знаю, что у нашего барабанщика в чемодане всегда лежит все необходимое, и если нужно, Валера обязательно выручит

— Вы когда-нибудь проходили испытание отечественной железной дорогой?

— Совсем недавно я ехала на поезде из Запорожья в Ужгород. Моя команда была уже на месте, поэтому я была вынуждена передвигаться в одиночестве. Кроме всего прочего, я была простужена, и на одной из станций решила забежать в аптеку. Выбрала самую продолжительную остановку — в Никополе — 15 минут. Отправляюсь искать аптеку, внимательно слежу за временем. Через восемь минут возвращаюсь к поезду. Приближаясь к перрону, осознаю, что поезд вместе с вещами и документами в купе уже тронулся и набирает скорость. У меня шок! Смотрю на часы, точно — еще семь минут до отправления состава со станции Никополь. И я побежала догонять поезд и свои вещи. В тот момент пожалела, что была совершенно одна в купе (муж должен был подсесть на одной из следующей станции)… Я бежала и кричала так громко, как только могла: «Остановите поезд! Подождите! Сорвите стоп-кран!»

— Неужели никто не пришел вам на помощь?

— Я увидела женщину в окошке ближайшего ко мне вагона, которая смотрела, как я бегу и кричу, и, не проявляя эмоций, просто отвернулась от окна. Это вогнало меня в еще большую панику. Мимо как раз проезжала ступенька с поручнями вагона, который шел следующим после моего. От вещей и «родного» места меня отделял лишь один вагон! Сказав самой себе: «Была не была», я ухватилась за поручни и прижалась, насколько смогла, к движущемуся составу, встав ногами на ступеньку под вагоном. При этом я все так же продолжала орать, надеясь, что меня хоть кто-то услышит. К моему счастью, через открытое окно мой вопль услышал проводник этого вагона. Он начал кричать: «Прыгай!» Но куда мне было прыгать? Поезд идет на полном ходу, и если прыгну, точно себе что-то сломаю, если выживу вообще. Кончилось тем, что он все же нажал стоп-кран, и я смогла зайти в вагон, пусть и не свой. Сразу же на меня с криками и руганью набросился тот самый проводник, который меня «спас». У меня был вполне логичный вопрос: почему поезд отправился на семь минут раньше? Пришел начальник поезда, и атмосфера в купе проводников изменилась: мне налили чаю, принесли бутерброды, были очень вежливы.

— С Тарасом хоть успешно встретились?

— Ночью мы проезжали город, где ко мне должен был присоединиться муж. Там поезд стоит всего две минуты, и я решила разбудить проводницу пораньше, минут за 20 до остановки, чтобы Тарас успел сесть. Я стучалась, звала, дергала ручку. Но из-за двери был слышен только храп. Перед самой остановкой она проснулась и… в мой адрес полетели нецензурные слова. Меня уже ничего не удивляло… Проводница впустила Тараса в вагон, не переставая при этом ворчать и жаловаться на «плохих пассажиров». Мы сразу отправились спать, но заснуть так и не смогли, потому что в вагоне было отключено отопление, и стоял просто невыносимый холод. Одеял в купе мы не нашли, и я снова пошла к проводнице. На мое обращение послышался крик: «Это снова ты?!» — и мне в лицо полетело два пыльных пледа. Это была точка кипения, и мы с Тарасом написали начальнику поезда заявление. Знаю, что это был ее последний рабочий день.

БАГАЖ ЛЕГКИМ НЕ БЫВАЕТ

— У вас есть любимые дорожные сумки или чемоданы?

— Мои чемоданы сами по себе легкие и удобные, но когда я складываю концертные вещи, они становятся неподъемными и довольно быстро выходят из строя. Буквально на днях выкинула два чемодана. Хотя это свидетельствует о том, что мы много гастролируем, а это очень хорошо.

— У вас есть специальные приспособления для перевозки необычных концертных костюмов?

— Шью такие концертные наряды, которые не нуждаются в глажке и специальном уходе. Все должно быть практично, в том числе и размер багажа. Именно поэтому я его никогда не теряла…»

— Что вы обычно говорите при прощании перед разлукой своим любимым, близким и самым дорогим… или просто провожающим? А при встрече?

— При расставании говорю, что всегда есть возможность увидеться, приехать друг к другу, регулярно звонить и просто быть рядом в мыслях и сердце — это самая быстрая связь между людьми, когда расстояние не имеет значения.

А при встрече — всегда радость, объятия и сотни вопросов, которые хотела задать…

Оставьте ваш комментарий