Он приехал из Одессы, но не с целью завоевать столицу — погоня за славой певцу претит. В новых местах ищет необычного вдохновения, но всегда с радостью возвращается домой, где его ждет семья.

— Рожден, на ваших концертах зал хором поет все песни, а вы так искренне этому удивляетесь. Почему такая реакция, вы же не впервые сталкиваетесь с подобными вещами?

— Да, это происходит постоянно, мои концерты давно превратились в караоке-клуб. (Улыбается.) А удивляюсь потому, что это каждый раз начинает звучать совершенно неожиданно.

— Что отвлекает на концертах?

— Температура. Выступать, когда ты болен, — это настоящее испытание. Некоторые зрители, увидев меня таким разобранным, могут подумать обо мне странные вещи. А я просто искренне люблю свое дело и получаю от него удовольствие.

— Легче исполнить где-то на «солянке» несколько песен, чем два часа давать концерт?

— Я часто выступаю с несколькими песнями, проблема не в количестве. Нужно цепляться за каждую секунду на сцене, ведь у тебя нет времени на раскачку. В такой ситуации готовиться к выходу надо в гримерке.

МУЗЫКАЛЬНАЯ ИЗОЛЯЦИЯ

— С кем из артистов дружите?

Ваня Дорн, Антон Савлепов — мои хорошие друзья. Но я стараюсь с музыкантами не общаться и не вариться с ними в одном котле. У нас разное видение рынка, он сравнительно небольшой, и артисты совершенно разных жанров чувствуют сумасшедшую конкуренцию. Для меня всегда было загадкой, как сделать рок лучше, чем рэп, а рэп — лучше, чем дэнс. Это все разные настроения, и мне не нравится заниматься творчеством, чтобы кого-то опередить. Конкуренция — это не про меня.

—  Кто, на ваш взгляд, является феноменом в украинской музыке?

— Я рос на зарубежной музыке, и мое восприятие зависит от разных факторов, а не только от общего звучания трека или вокала. Для меня важнее понять, смогу ли я полюбить эту музыку настолько, чтобы регулярно слушать ее в своем плеере. Со мной давно такого не было.

Сейчас шоу-бизнес поглотил даже совсем молодые группы, они не сформировались и не имеют своего материала, зато уже хотят, чтобы к ним относились, как к звездам. Иллюзия того, что ты известный — для многих артистов залог движения вперед. Для меня не существует музыки, если она создана под знаменем жажды славы. Есть у нас сейчас много новой классной музыки, но феноменом я бы назвал «Океан Ельзи», 5’nizza, «Вопли Видоплясова» с их первыми альбомами. Раньше чувствовалось, что они самобытные и находятся вне индустрии, но при этом очень насыщены настроением.

— Олега Винника сейчас многие называют феноменом, не понимая, как он смог собрать подряд три аншлага во дворце «Украина».

— Большинство населения нашей страны воспитывалось в очень сильной музыкальной изоляции. Поэтому такие зрители ориентируются на душеньку. Певец хорошо понимает менталитет своего народа и дает людям то, чего они ждут. Этот прием не нов, им активно пользуются некоторые артисты. Приведу такой пример. Большинство наших граждан, придя в ресторан с большим выбором блюд — кулинарных шедевров, все равно закажут свою любимую жареную картошечку.

МОЙ УСПЕХ — МОЕ СЧАСТЬЕ

— Какую цель поставили перед собой как артист?

— Хочу качественно делать то, что поднимет вкус людей в моей стране. Мой путь к этой цели тернист и долог. И уж точно не буду давать то, чего от меня ждут.

— Что для вас успех?

— Мы живем в странное время: повсюду царит иллюзия успеха. Многие успешные, по мнению других, люди, являются совершенно несчастными. И наоборот, часто счастливые люди не считаются успешными с точки зрения общественного мнения. Поэтому я для себя вывел такую формулу: мой успех — это мое счастье. Музыканты из Pink Floyd как-то сказали: «Слава не делает тебя счастливым, она делает тебя отчужденным». Слава — это побочный эффект, который возник из-за того, что человек решил делиться своей музыкой с публикой. Сейчас для многих важно заслужить уважение в обществе. Считаю, что битва за респект совершенно бессмысленна.

— Что приносит вам радость?

— Когда я учусь, радуюсь и становлюсь сильнее.

— Что самое главное в вашем творчестве?

— Слова.

РОСКОШЬ ПУТЕШЕСТВОВАТЬ

— Чем отличается вдохновение, которое приходит к вам в Киеве, от того, что посещает в родной Одессе?

— Настроением. В Одессе хорошо чувствуется свобода — здесь много моряков и людей, которые часто путешествуют. Море вдохновляет на творческие занятия. Одесса — комфортный город для жизни, и здесь не требуется много для этого зарабатывать. Именно это позволяет не зацикливаться на деньгах, а уделять больше внимания искусству и другим духовным моментам. Потому музыка, рожденная в Одессе, кажется особенной. В Киеве же мне постоянно приходится вспоминать, откуда я родом. Но я считаю, что даже если город тебя не вдохновляет, надо уметь делать это самостоятельно.

— Гуляя по Киеву, ищете повсюду Одессу?

— Нет. Люблю Киев — он загадочный и мистический. У него, как и у большинства столиц мира, есть одна проблема: здесь слишком много жителей и так мало людей, которые любят и ценят город по-настоящему. Нравится Киев без людей на улицах, обожаю сидеть под каштанами, смотреть вверх и растворяться в кроне.

— Скучаете по Одессе?

— Было время, когда я не ездил в Одессу целое лето. Меня тянуло к воде, а значит, я шел к Днепру. Тогда массу времени проводил на только что открывшейся набережной возле Почтовой площади. Я ее называю «гранж», потому что тут на лавочке целуются влюбленные, а рядом стоят полные урны. Это место очень романтичное, но, к сожалению, при этом довольно неухоженное.

— Много любимых мест в Киеве?

— Нравится улица Городецкого, обожаю сквер возле театра Франко. Даже мечтаю когда-нибудь там жить.

— Решили окончательно перебраться в Киеве?

— Современный мир прекрасен тем, что можно не привязываться к конкретному месту, а жить в любой точке мира.

— Помните свою первую поездку за границу?

— Я отправился в Польшу, на музыкальный фестиваль в Краков. И был поражен тем, что вполне респектабельные люди совершенно беззаботно могут сидеть на земле. То была для меня новая степень свободы. Нам такое до сих пор чуждо. Нас вроде кто-то должен попросить сделать то, о чем мы мечтаем.

А вообще, вместо того, чтобы заработанные деньги тратить на приземленные бытовые вещи, намного лучше покупать роскошь ездить отдыхать за рубежом. Это, по крайней мере, расширяет сознание.

— Какая страна вам ближе всего?

— Мне нравится Англия, потому что там создана музыка, которую я люблю. Но Штаты ближе, ведь это страна эмигрантов. Здесь человек из ниоткуда может достичь высот и не чувствовать себя чужим. В Англии такое практически невозможно.

ЭМОЦИИ И КРАСКИ

— Сейчас часто бываете в Одессе?

— Как только появляется пара свободных дней, сразу еду домой. А он у меня там, где моя семья.

— С родителями свою работу обсуждаете?

— Рассказываю папе о своей музыке и с благодарностью выслушиваю его мнение. Это и называется семейными отношениями.

— Друзья из детства идут с вами по жизни до сих пор?

— Люди все разные и в то же время очень похожи. Со временем я перестал называть кого-то другом, потому что эти понятия определяют отношения. Надо дружить, иначе… Я давно перестал задумываться над темой верных друзей. Верность — это роскошь одного момента. Нельзя судить о верности в разрезе долгого периода. Нельзя гарантировать верность навсегда, жизнь — сложная штука, она может подбросить серьезные испытания, и как люди себя поведут в сложной ситуации, не знает никто.

В Одессе есть товарищи, с которыми я не общаюсь годами, но они неожиданно приезжают ко мне на день рождения, и я им рад. Но я не вешаю ярлыки типа «это мой верный друг из Одессы».

— Любите одиночество?

— Да, но только в момент, когда надо поработать над собой. Большую часть жизни я уделяю своим друзьям и знакомым. Потому что считаю, что надо отдавать, чтобы получать новые эмоции и краски.

Оставьте ваш комментарий