Самый знаменитый из киношных киллеров, звезда «Леона» больше месяца провел в Украине на съемках триллера «Последний шаг», который журналисты почему-то окрестили «последним» в его карьере. 69-летний идол французского синематографа откровенно рассказал ТГ о том, правда ли это.

УКРАИНЦЫ — ТЕПЛЫЕ И ДОБРЫЕ

— Приезд в Карпаты стал для меня огромным шоком, — эмоционально жестикулируя, рассказывает актер. — Я был заворожен! Эти горы необъятные и величественные! Холодную погоду компенсировал чудесный вид из окна каждое утро. Просыпался я как в сказке. Вокруг волшебный лес. Украинцы теплые и добрые! Все это время я был счастлив. Охотно вернусь сюда еще раз.

Все интересуются, где еще я успел побывать в Украине. Стыдно, но нигде. Через недельку-другую буду в Киеве, съезжу на экскурсию в лавру.

НИЧЕГО, КРОМЕ КАМЕРЫ

— Всю жизнь мотаюсь по самым красивым уголкам планеты, но возможности познакомиться с культурой местных народов нет. Яркий пример — в 1988 году я снимался в «Голубой бездне». Это была почти кругосветка, мы за девять месяцев побывали на стольких морях — не сосчитать! И когда меня спросили: «А что ты видел?», я пожал плечами. Чаще всего — камеру оператора. Такова актерская судьба: мы не можем взять в руки фотоаппарат, зайти в музей или сделать снимки прекрасных храмов. Положено делать лишь то, что написано в контракте. Вот я и не ворчу: знаю, на что подписался.

ОДИНОЧЕСТВО КИЛЛЕРА

— На съемках «Леона» пробыл в Нью-Йорке семь месяцев. Хотите верьте, хотите нет, но у нас с Гэри Олдманом за все это время не было возможности пойти поужинать и нормально развлечься. Только в самом конце работы над фильмом выбрались потрапезничать. В кино ты все время окружен людьми и постоянно одинок. Одиноки и мои персонажи, но самый одинокий из них — Леон.

Атмосфера одиночества присутствовала и на съемках в Украине — деревянные домики, тишина, озеро… Меня не покидало ощущение, что я здесь один на один со своей судьбой.

АКТЕРСКИЕ СТРАХИ

— Меня до сих пор невыносимо часто спрашивают о «Леоне». Несмотря на то, что лента снималась 30 лет назад! Этот парень для меня уже мертв! Повторюсь — одинаковых ролей у актера не бывает. Например, тогда, в «Леоне», и теперь, в «Последнем шаге» я играю киллера, так в чем разница? В силу возраста мой герой Генри не может быть удалым героем-любовником. Но для любви есть много других путей. Вот и мой нынешний киллер выбирает иной путь для проявления своих чувств. Я часто играл очень плохих парней — моя внешность к этому располагает. Для себя давно уяснил: люди, которые убивают, совсем не тянутся к другим. Они черствые одиночки. Я каждый раз учился этому и задавался вопросом: смогу ли и в этот раз показать своего злодея максимально правдоподобным на экране? Стыд и позор мне, если я что-то делаю на площадке, подозревая внутри, что выгляжу не на все сто. Выглядеть неубедительно — вот чего я больше всего боюсь как актер.

ДРАМАТУРГ И БИЗНЕСМЕН

— С 26 марта еду сниматься в американском фильме «В ожидании Ани». Съемки будут проходить в Пиренеях, между Францией и Испанией. Я играю дедушку, который пасет овец в маленькой деревушке Лескан, оккупированной немцами во время Второй мировой войны. Он находит еврейских детей, которые спрятались на ферме, чтобы дождаться удачного момента для побега. Мой герой решает им помочь.

У меня есть роли в фильмах, также я пишу пьесы для театра, а еще у меня есть бизнес по производству оливкового масла.

ВСЕЯДНЫЙ МЕЛОМАН

— Я смолоду был меломаном. Мне по душе все музыкальные стили. Люблю разнообразие — «Битлз», «Роллинг Стоунз», олдскульный рок. А вот рэп слушать тяжело. Разве что Джей Зи могу поставить — он мастер, талантливейший парень. Вчера, например, у меня в наушниках звучала Лаура Паузини — послушал несколько песен. Еще мне нравится Селин Дион.

САМАЯ ПРИЯТНАЯ РАБОТА

— У меня есть любимая жена, и все, что я делаю — только для нее. Признаюсь, обожаю красивых женщин. Женщина никогда не обидит, как это может сделать мужчина. Ведь мы можем быть злыми, жестокими, грубыми. А женщины — нет. По крайне мере это касается тех, которые мне встречались. А еще я предпочитаю работать с женщинами — это так приятно!

БОДРОСТЬ ДУХА В 70

— Что?! Какие 70? Кому? Я люблю жизнь и людей. С 30 лет работаю в кино, это и есть моя жизнь — быть в атмосфере постоянных съемок: актеры, режиссеры, техники, продюсеры, операторы. Поддерживать бодрость духа помогают путешествия. Хотелось бы верить, что у меня хорошие гены, которые помогут дожить до глубокой старости. Надеюсь, мама и папа передали мне все самое лучшее.

СЧАСТЛИВЫЙ ПАПА

— К моему счастью, никто из моих шестерых детей не стал актером. Один из сыновей — певец. У него фантастический голос! Мой дядя, кстати, был оперным певцом. И у сестры хороший голос. Дочь работает в киносфере, но в техническом отделе. Я никогда не толкал детей в кинобизнес. Сделать хорошую карьеру в кино — большая удача и адский труд. Многие смотрят на кинопроизводство сквозь розовые очки, но это не так круто, как многие считают. Хотя нет. Беру свои слова обратно. Кино — это нереально круто!

Оставьте ваш комментарий