Певица в этом году заставила говорить о себе все музыкальное сообщество страны. Ее клип на песню Bitanga оказался удачным дебютом — громким, ярким, неожиданным.

— Алина, сейчас на песню Bitanga несколько разных музыкантов одновременно делают ремиксы. Это была ваша идея — таким образом разнообразить звучание трека?

— Это была инициатива самых музыкантов. Они услышали трек и предложили сделать свои варианты. С особым нетерпением жду материал из Лос-Анджелеса и Санкт-Петербурга. Конечно, и в Киеве над этим идет работа.

— Расстраиваетесь, когда отказывают в ротации из-за того, что песня — неформат?

— Нет, ну и пусть неформат! Мне хотелось бы, чтобы моя музыка нравилась интересным людям, которые чего-то сами достигли в жизни. На днях на улице ко мне подошел мужчина и, убедившись, что это я, начал говорить, как ему понравился клип и песня. Внешне было заметно, что передо мной состоявшийся человек, и он понимает, о чем говорит.

— На вашем YouTube-канале регулярно появляются видеоработы, в которых вы позволяете себе шутить над известными хитами. Что за развлечение?

— Мне очень приятно, что эти непродолжительные фрагменты имеют резонанс. В некоторых СМИ после выхода кавера KAGOR даже написали, что это мой новый клип. Но мне нравится так стебаться, тем более что все делаю я сама. И порой подумываю, а не открыть ли мне собственный видеопродакшен. (Смеется.) Я себе сделала установку: раз в неделю выкладывать нечто подобное, и вот представьте себе, что через год у меня будет 50 музыкальных короткометражек. Можно, конечно, ограничиться публикацией своих фото на страничке, но это надоело, люди и так знают, что с лицом у меня все в порядке. Кроме того, я с каждым кавером расту профессионально.

— Родителям нравится то, что вы делаете? Им все понятно?

— В музыкальном плане да, а вот по части интервью они считают, что я бываю слишком откровенной.

— Ваш папа строгих правил?

— Да, очень.

— Вам хочется быть остросоциальным исполнителем, который подмечает всякие бяки в обществе?

— Мне всегда это нравилось. С детства не люблю пустышек. Предпочитаю слушать такие произведения, которые можно растаскивать на цитаты. Это меня привлекает в творчестве, к этому я стремлюсь. Больше всего боюсь быть односторонней и банальной, чтобы люди знали, чего от меня ожидать. Хочу удивлять, и сейчас чувствую, что пришло мое время — делать то, о чем мечтала всегда.

— Значит ли это, что песен о разбитом сердце от вас не услышишь?

— Отчего же, я живой человек, и в моей жизни уже происходило что-то похожее… Было время, когда я вообще ничего не понимала в любви. Помню, в академии нужно было подготовить романс о любви, а у меня не получалось его чувственно исполнить. Преподаватели говорили: «Пропусти эти чувства сквозь себя!» А я не понимала, как. Ведь до этого ни с чем подобным не сталкивалась.

— И как же вас настигла сердечная боль?

— Я какое-то время жила с одним человеком, но нам пришлось расстаться. Причем по моей инициативе, потому что понимала, будущего у наших отношений нет. Сейчас могу об этом спокойно рассказывать, а тогда было очень тяжело, ведь приходилось резать по живому.

— Над чем сейчас работаете?

— Снимаем клип на новый трек. Правда, за основу я взяла ненавистную мне с детства народную песню «Ой на горі два дубки» (пока не знаю, под каким названием она появится). Ее всегда играли на свадьбах в селе, и я думала: «Когда же она закончится!» Сейчас я ее переделала, намудрила и написала два новых куплета. На мой взгляд, получилось интересно.

— Планируете стать народной певицей?

— Мне нравится фолк, но я не хотела бы застрять в этом стиле. C детства слушала техно и дабстеп. Хочу перевести Bitanga на испанский язык. Мой парень Джонатан — из Франции, но живет в Барселоне при моей помощи учит украинский язык. Именно он подтолкнул меня к этой мысли.

— Помните свой первый день в Киеве? Что вы тогда чувствовали?

— Чувства были смешанными… Первый раз я приехала в столицу специально, чтобы принять участие в «Караоке на Майдане». Я тогда училась в 11-м классе. У меня есть примечательная фотография, сделанная в столичном метрополитене. Я впервые увидела эскалаторы и светящиеся балюстрады. Это было на «Арсенальной», и подруга меня тогда предупредила: «Это самая глубокая станция в мире!» Я ахнула, и она меня в этот момент сфотографировала.

Потом я прибыла в Киев поступать в эстрадно-цирковую академию. Стояла невероятная жара, которая вытягивала все силы, а впереди — экзамены. После моего поселка город мне казался невероятно огромным, серым и грязным. Два года я не понимала, как граничат друг с другом районы. Первое время жила на Оболони, оттуда ездила на учебу. Этот маршрут для меня был понятным, а все остальное казалось дремучими джунглями. Мне было непонятно, почему люди не здороваются друг с другом, ведь у нас дома невозможно пройти без приветствия с каждым встречным.

— С питанием проблем не было? Киевская кухня отличается от закарпатской…

— Когда перебралась в столицу, мучилась — здесь нет продуктов, к которым я привыкла. Конечно, существуют посылочки — родители передают домашние заготовки, но в итоге я от многого отказалась, сократив свой рацион. Например, мясо — я и раньше его не много ела, а сейчас вообще минимум. Я ведь знаю, какое на вкус настоящее мясо, и магазинное с ним не идет ни в какое сравнение.

Потом я поняла, что Киев — это грозный и опытный мужчина, который, конечно же, не будет принимать без разбора всех и каждого в свои объятья. Сейчас это на 100% мой город, и я не представляю нас по отдельности.

— Ездите на родину за вдохновением?

— Да, но часто не получается. В первую очередь, конечно, из-за времени. В этом году ввели прямой поезд с остановкой в моем поселке, правда, он идет туда из Киева 20 часов! Но все праздники я провожу в кругу семьи. Недавно решила, что свой день рождения всегда буду отмечать на родине. Тем более что после моего праздника, 6 мая, идет череда дней рождений — 9-го у мамы, 10-го у одной бабушки и 20-го — у второй. Для нашей семьи май окутан женской магией, только один наш папа, бедный, разоряется в этот период. (Смеется.) Кстати, в этом году на главной площади Буштыно впервые за много лет отмечали день поселка, был большой концерт, среди участников — я, даже расплакалась на сцене.

— Завистников не боитесь?

— После моего выступления в Буштыно с полноценной программой было много радостных публикаций в соцсетях от моих земляков. Но попадались и те, кто злословил. Знаю, что все эти высказывания нужно фильтровать. С детства не понимала, откуда в людях берется зависть и саркастическое отношение к чужим успехам. Меня воспитывали по-другому.

— Ваш папа коллекционирует афоризмы. Это пристрастие передалось по наследству?

— Нет, но я запоминаю емкие высказывания. Иногда, в нужный момент они помогают сформулировать мысль и четко высказаться. Кстати, благодаря афоризмам я учусь меньше говорить, но у меня это не всегда получается. (Смеется.)

— Вы сова или жаворонок?

— Раньше была совой, любила поспать подольше. Сейчас начала переводить свои часы, стараюсь не слишком поздно ложиться и раньше вставать. В таком режиме выше производительность, дольше день и больше успеваешь сделать.

— Что привозите из путешествий, кроме стикеров с сахаром, которые коллекционируете?

— Ой, их у меня уже столько, что, думаю, надо притормозить. (Смеется.) Я, конечно, как и любая девушка, покупаю себе новые вещи, но больше всего люблю находить какие-то артефакты, например, старинную чашечку для кофе или ложечку.

— Какой город за рубежом произвел на вас наибольшее впечатление?

— Люблю бывать в Италии, и пусть все говорят, что без ума от Милана, Рима и Венеции, но, на мой взгляд, красивее всех этих городов — Флоренция. Здесь, кроме невероятной архитектуры, есть удивительные зеленые парки, изобилие живописи. Я каждый день буквально порхала. А вот в Китае удивилась тому, что там никто не берет чаевые. Мы как-то посидели в одном заведении, где нас очень хорошо обслужили. Оплатив счет, я оставила на столе чаевые. И когда мы шли по улице, услышали за спиной крики — официантка бежала за нами и трясла в руке нашими деньгами, а догнав, таки вынудила забрать их обратно.

— Трудно представить вас стоящей у плиты. Такое бывает? Есть рецепты от бабушек, ведь ваш край богат кулинарными шедеврами?..

— Бабушки на кухне творят чудеса. В этом году на мой день рождения к нам домой съехалось 35 гостей — родственники и друзья разместились за столом под тенью виноградника. Блюд было очень много, и каждое — художественное произведение. Все нахваливали, а я очень гордилась бабушкой и мамой. Но мне до их уровня еще расти и расти. У меня есть фирменный торт — медовик с орешками. Получается очень хорошо. Неплохо запекаю мясо в травах. Люблю готовить завтраки — творог с различными присыпками. Это обожаемое лакомство утром — легкая и приятная еда. А вот супы варить не люблю.

— Джонатана покорили своими кулинарными способностями?

— Он влюбился в меня со второго взгляда. (Улыбается.) Впервые мы с ним увиделись в Барселоне, где я с моим теперь уже бывшим парнем была в деловой поездке. Вызвали такси в аэропорт, вышли с чемоданами, а в салоне сидит парень и не может рассчитаться с водителем — карта не считывается терминалом. Пришлось вместе ехать до ближайшего банкомата за наличкой. Его лицо показалось мне знакомым. Разговорились. Оказывается, он вокалист группы dOP и уже несколько раз был в Украине. И тут до меня доходит, что несколько месяцев назад я была на их концерте. На этой волне втроем сделали селфи на прощание. Вернувшись домой, я даже сделала об этом приключении пост в «Фейсбуке». Через несколько месяцев их группа снова приезжает в Киев, и я уже целенаправленно иду к ним на вечеринку поближе познакомиться с творчеством. Он нашел меня в ФБ, хотел теснее общаться. Я отнекивалась, мол, у меня все хорошо. Хотя на тот момент с парнем уже был полный разлад. Мы начали переписываться, но я делала это без особого энтузиазма, понимая, что расстояние будет против нас. Но начались интересные диалоги, душевные беседы. В переписке нам удалось зацепить друг друга, и вот уже полтора года мы вместе.

Рубрики: Интервью

Оставьте ваш комментарий