Трудно представить себе более популярного артиста в нашей стране — песни в исполнении Верки Сердючки слушают стар и млад. Уверены, после 45-летнего юбилея Андрей Михайлович будет продолжать радовать поклонников своим невероятным позитивным творчеством.

— Андрей, в СМИ много говорилось, что Сердючка заканчивает карьеру. Как вы распорядитесь ее судьбой на самом деле?

— Планируем в 2019-20 годах провести прощальный тур, который охватит максимальное количество стран. Это будет наше спасибо всем зрителям. Мне тяжело работать в прежнем режиме, больше хочется помогать ребятам из Mountain Breeze. Понимаю, что всему свое время, но, глядя на реакцию людей на наших концертах, думаю, что после прощального тура «Я ухожу» придется сделать встык «Я повертаюсь!» Можно взять пример с группы Scorpions: когда-то они ушли на пенсию, но, посмотрев на свои сборы, решили продолжить выступать. Когда это нужно людям, появляются новые силы.

— У вас какие-то прямо отцовские чувства к группе Mountain Breeze

— А вы знаете много наставников телешоу, которые после окончания проекта занимаются своими подопечными? Молчите? Вот и я не знаю. Но за себя могу объяснить. Когда мы с Сашей, Мишей и Ильей общаемся, я вспоминаю общежитие, где живут новенькие и студенты четвертого курса. Стук в дверь: «Здрасте, мы хотим пожарить картошку — можно взять вашу сковородку?» — «Можно. Только потом помойте ее». — «Хорошо, а картошка у вас есть?» (Смеется.) Вот так и мы — познаем все в процессе, на практике. Не представляю, как можно стать артистом, слушая лекции на парах. Ребята ездят с нами, наблюдают, как мы работаем, принимают участие в нашем шоу, потом мы анализируем и делаем выводы.

— Почему вас до сих пор нет в соцсетях?

— Я ничего не веду, потому что не понимаю, с кем общаюсь. Я не меняюсь, меняется время.

— Многие ваши коллеги имеют миллионы подписчиков и успешно монетизируют свои посты…

— Я зарабатываю на другом и придерживаюсь иного подхода… Во МХАТе была актриса Ольга Андровская, мегапопулярная в свое время, которая за всю жизнь не дала ни одного интервью. У артистов старой школы было четкое разграничение: жизнь и сцена. Они считали, что люди не должны видеть, как они спят, едят и куда ходят. И лишь тогда артисты будут недоступными, как с другой планеты.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— В каких городах, на ваш взгляд, особенная публика?

— Одесса и Питер — невероятные города. Если тут любят, то по-настоящему. Здесь сложно понравиться и заслужить ответные чувства. Мы с ребятами как-то обсуждали, что важнее, тарелка или еда. Тарелка может быть красивой, но если хорошая компания, а еда вкусная, то можно накрыть даже на газете — картошечка, селедочка… Поэтому считаю, что важно наполнение, содержание. Я сейчас искренне смеюсь над многими артистами, которые тратят безумные деньги на декорации. Мне кажется, это вчерашний день — городить на сцене дома… Игра в западных артистов, типа я Бейонсе или Шакиры, выглядит смешно. На Западе не пользуется популярностью то, что является вторичным. Когда имеешь свое лицо, везде будешь интересен. Я как-то спросил: «Почему в американский фильм «Шпион» пригласили именно нас? Ведь на той сцене могла быть любая группа». Режиссер ответил: «Мне нужны именно вы. Потому что если у вас на голове звезда, значит, всем сразу понятно, что выступает звезда». (Смеется.)

— Иногда в конце выступления Верка Сердючка снимает свою звезду. Почему вы это делаете — спонтанное решение?

— Иногда хочется это сделать… Мне недавно звонили журналисты и спрашивали: «Андрей, а что вы будете делать после завершения карьеры?» Неужели кто-то думает, что после 25 лет, проведенных на сцене, у меня будет желание что-то делать? Мне хочется просто ходить в тапочках… Надоела фальшь, ведь я бывал в компаниях и смеялся над несмешными анекдотами, слушал сплетни… А потом думаю: «Зачем это нужно?» Как-то мы с Инной были на отдыхе в Греции. На 10-й день в растянутой футболке иду на завтрак, но не потому, что хочу есть, а потому, что «всё включено»… На горизонте поднимается раннее солнце, сотрудники отеля поливают дорожки, и вдруг у меня появляется ощущение, что я в пионерском лагере. И тут я понял, что из звезды превращаюсь в человека.

— По-прежнему то тут, то там можно встретить пародии на Верку Сердючку. Изменилось ли с годами ваше отношение к этому?

— Мне это не по душе. Самое большое количество пародистов было у Пугачевой, а потом — у Сердючки. Всегда подделывают то, что имеет спрос. Наши люди привыкли ходить за фирменными вещами не в брендовый магазин, а на базар. Но отличия видны после первой стирки. Точно так же и эти пародисты — они пытаются изобразить форму, не более.

45-летний юбилей Андрей отметил в компании «мамы» Инны Белоконь

— Вы любитель экспериментов, подтверждение тому — ваше появление на сцене Atlas Weekend в прошлом году. До вас здесь не было концертов откровенных поп-артистов… Почему согласились на эту авантюру, ведь на тот момент вы не выступали несколько лет?

— С 2014 года мы не давали публичных концертов, я считал неуместным плясать и веселиться, когда в стране стреляют. Но засунул свое мнение в карман с семечками, и мы согласились, потому что ожидали, что на шоу придет несколько поколений. Так и случилось: было много родителей с ребятишками, для которых наши песни были музыкальным сопровождением их детства. Ведь в начале нулевых мы принимали участие во многих проектах. Я сейчас об этом вспоминаю и не понимаю, почему тогда не отказывались от такой массы предложений — кроме концертов мы были задействованы в бесконечной череде телесъемок, мюзиклов, огоньков…

— Что слышно про книгу о вашем творчестве?

— Когда мне было 26 лет, одно издательство за большой гонорар предложило написать обо мне книгу. Приехал журналист, и мы с ним беседовали в формате вопрос-ответ. После того они мне приносят на вычитку текст, а интервью оказывается переработанным в мою прямую речь: «Мое детство… Мой папа…» Я говорю: «Вы что, больные?! Это называется мемуары, а разве мне 70 лет?» Специально беседовать о папе я не собираюсь, но если у вас возникает вопрос о нем, я расскажу.

— Вы когда-нибудь говорили в интервью неправду?

— Ни разу! Как-то в одной телепередаче я рассказывал, как получил в банке три миллиона долларов, отказался от охраны, которая привлекает внимание, и в обычном кульке нес деньги домой. А мне потом говорят, мол, в один кулек такая сумма влезть не может. Конечно, не может — это было несколько кульков, но разве нужно уточнять подобные мелочи — я обобщил, вот и все… На вранье легко поймать, поэтому я всегда говорю правду, хотя недосказать могу. (Улыбается.)

— С кем бы вы не отказались записать дуэт?

— Когда-то мы с Глюкозой записали дуэт «Жениха хотела», но мало кто знает, что изначально моя партия предназначалась для Пугачевой. Но когда Фадеев предложил этот трек Алле Борисовне, она сказала: «Ты с ума сошел — я буду петь с какой-то девочкой!» После этого он прислал мне кассету, где наиграл и напел эту песню, и мы ее записали. «Жениха хотела» без клипа стала популярным хитом. В данном случае сработал интерес к полярно разным персонажам, которыми в тот момент являлись Сердючка и Глюкоза.

Дуэт возможен только в случае, когда будет резонанс от истории между артистами, правда, я пока не вижу такой возможности. Но очень бы этого хотел.

Оставьте ваш комментарий