Музыкальный 2018 год прошел под знаменем этого артиста — он достойно выступил на Евровидении, подарил поклонникам несколько хитов, а в конце декабря дал сольный концерт в столице.

Фотография предоставлена пресс-службой MÉLOVIN’a

— Мел, уже подводили итоги уходящего года?

— Приходится подводить, хоть я и не люблю этого делать. В моей голове работает счетчик — год прошел, еще один, я стал старше… Мне кажется, в 2018-м произошло столько важных событий — Евровидение, два моих сольных концерта в Киеве, тур по городам Украины, первые выступления за границей, — что я, конечно же, стал гораздо опытнее и морально сильнее. Это, пожалуй, главные мои достижения за год.

— Какой момент уходящего года был для вас самым ярким?

— Наиболее запоминающимся был период, посвященный Евровидению. Все это происходило происходило впервые в моей жизни, и слава богу, что события сложились именно таким шикарным образом. Как меня провожали, как встречали… Потрясающе! Это, наверное, было так же радостно, как участие в самом конкурсе.

— Вы, вероятно, с не меньшим усердием готовились к столичному концерту?

— Концерты в Киеве всегда особенные, масштабные. В этот раз хотелось устроить побольше спецэффектов, ведь когда все места в зале выкуплены, появляется желание показать людям то, чего у нас раньше никогда не было. Кстати, в день концерта я впервые столкнулся с тем, что у меня расстроилось электронное фортепиано. Такое вообще невозможно! Прямо мистика. Благо его быстро исправили.

— От стационарной сцены сделали «язык» в партер. Этот подиум занимает много места, почему решили пожертвовать количеством публики?

— Это моя идея. Мне захотелось красивой картинки. Всегда мечтал, чтобы моя сцена была с «языком», как на шоу западных звезд. Этому варианту мы принесли в жертву не только число проданных билетов, но и комфорт зрителей, ведь им пришлось тесниться. Кроме того, я как-то обещал поклонникам, что никогда не поставлю отбойник между сценой и залом, но в этот раз пришлось, чтобы никто не пострадал от пиротехники. За это искренне прошу прощения. Но потом я спустился вниз и стал у самого края сцены, протянул руки вверх и понял, что если не будет отбойника, с меня легко будет стянуть штаны. (Смеется.)

— На сцене был клавишный инструмент необычного вида. Где вы такой нашли?

— Это пианино черного цвета было на моем прошлогоднем концерте в Киеве. Мы решили его проапгрейдить. Сам «ящик» обработал мой папа и сделал его хромовым, с наплывами.

— У вас на разогреве была группа MOUNTAINE BREEZE. Как вы нашли друг друга?

Фотография предоставлена пресс-службой MÉLOVIN’a

— Классные пацаны! Я в восторге от их музыки. Они еще без звездной болезни, поэтому с ними было легко договориться. (Смеется.) На самом деле мы дружим, иногда выходим вместе гулять. Кстати, это первые ребята, с которыми я сам, без менеджмента, отправился в город. Надели капюшоны, чтобы нас не узнавали, и бродили по улицам. Сначала мы боялись, что нам не о чем будет говорить. Но мы обсуждали музыку, аранжировки, сведения… всё, кроме бытовых тем.

— Какие внутренние перемены за прошедший год отмечаете? Кроме того, что вы стали старше…

— В первую очень изменения коснулись моего голоса. Он стал пластичнее. Могу выдерживать большее количество выступлений за короткий период времени. Когда-то было иначе — помню, меня страшила мысль, что я стану плохим певцом и не смогу вытягивать концерты. Как на «Х-факторе» у меня на шоу было три песни, и я к третьему треку уже реально выдохся и не мог петь. Ужасно переживал на этот счет — ведь я хочу давать сольные концерты, как же я буду петь?! Так постепенно я развивался как вокалист. Сначала под силу были лишь получасовые выступления, а сейчас полтора часа — на одном дыхании.

— Часто слышите в свой адрес, что MÉLOVIN  зазвездился?

— В нашем обществе есть такой штамп: раз ты артист, значит, у тебя звездная болезнь. А ты обычный человек и, может, из-за плохого настроения что-то не так сказал или не помахал рукой — все тут же скажут, что у тебя звездная болезнь. У меня такого недуга нет, и это хорошо заметно по моим друзьям. Звездная болезнь проявляется не на сцене, а в быту. Именно отсюда начинает литься чернота. Я это прошел после телешоу, но друзья очень быстро сбили с меня корону.

— Вы по гороскопу Овен, родились в год Огненного быка. Как думаете, такой сильный тандем вам помогает?

Фотография предоставлена пресс-службой MÉLOVIN’a

— Думаю, да, но я в последнее время перестал акцентировать внимание на гороскопах, амулетах и символах. Стал больше верить в себя, перестал искать поддержку в каких-то вещах. У меня замечательная команда, мы все разные, но у нас общая энергия — она всех окутывает, и мне становится тепло и уютно. Плюс мои родители всегда рядом. Это самая лучшая поддержка.

— Поклонники, как только вас видят, начинают неистово кричать. Больше ни у кого из отечественных артистов фанаты так себя не ведут…

— Думаю, это возрастное… Хотя я расту вместе с ними. Когда-то им было по 17 лет, а сейчас — уже 19. Страшно, как быстро растут чужие дети! (Смеется.) Но на самом деле мы с поклонниками очень похожи. Я такой же живчик, никогда не любил спокойно сидеть на концерте. Я в замешательстве, когда вижу публику, которая не демонстрирует своего счастья от пребывания на концерте. Подобные вещи наблюдаю, когда выступаю на корпоративах и заказных мероприятиях. Поэтому часто завышаю гонорар, рассчитывая, что заказчиков испугает цена, и меня не пригласят. Зачастую для меня это тяжелая публика, которой ты не нужен, а тебя пригласили для развлекаловки. Не люблю, когда едят на фоне моей музыки.

— На концерте было много зрителей с подарками. Куда деваете такое невероятное количество презентов?

— Специально для этой цели я купил большую кладовку, которая расположена прямо напротив моей квартиры. Некоторые вещи отвожу к маме в Одессу, там целая комната превратилась в выставку моих портретов. Не особо люблю, когда мои изображения на меня смотрят. А маме в кайф, она редко меня видит. Заходит утром с чашечкой кофе в мою комнату и говорит: «Доброе утро, сын».

— Поклонники взрослеют, а их подарки как-то меняются?

— Конечно, растет техника исполнения рисунков. (Смеется.) И некоторые подарки производят впечатление своей оригинальностью. Например, есть литой из меди осьминог, который держит щупальцами фужеры. Особое место в моей коллекции занимает один мой портрет, сплошь выложенный янтарем. Мне даже страшно представить, сколько он может стоить. Глядя на такие вещи, понимаю, сколько своего времени и сил люди тратят. И как их можно не любить и не дорожить ими?!

— Как обстоят дела с вашим новым альбомом OCTOPUS?

— Работы еще очень много. Хотим записать один трек с оркестром. Всего на диске будет 8-10 песен. Все они уже отобраны.

— Вы хоть успеваете отдыхать?

— Со времен «Х-фактора» я еще не отдыхал так, чтобы отключить телефон, потерять связь с внешним миром и по-настоящему уединиться. Вроде бы и жалуюсь на отсутствие отпуска, но в то же время долго быть наедине не могу. Однажды все ребята из моей команды разъехались, я пробыл дома в одиночестве два дня и чуть с ума не сошел. Мне это показалось бессмысленным времяпровождением.

Если кто-то по неведомым причинам пропустил репортаж TG с большого сольного концерта MÉLOVIN’a, исправить это можно прямо сейчас — жмите на фотографию

Теги:

Комментарии (3)

MÉLOVIN купил кладовку для подарков

  1. Спасибо большое за интервью!!! Много нового и интересного!!!!!!! А Мэловин — один из самых лучших молодых артистов сейчас, и не только Украины. Приятно, что он развивается такими быстрыми темпами ❤️

Оставьте ваш комментарий