Французский певец, покоривший Украину своей любовью к нашей земле, исполнением песен на украинском языке, открытой душой и сопереживанием, хочет связать свою дальнейшую жизнь с нашей страной. В ближайших планах — получить гражданство и перевезти в Киев сына.

— Поль, в прошлом году вы были в большом всеукраинском туре. Довольны тем, как вас принимала публика?

— Когда на протяжении двух лет записываешь музыкальный альбом, а потом ездишь с концертами и видишь, как высоко зрители оценивают твою работу, однозначно получаешь огромное удовольствие. Люди аплодируют стоя почти сразу же после первой песни, и я тогда шучу: «Присаживайтесь, я еще не закончил». Иногда слышу, как мне подпевают из зала, и понимаю, что мое творчество популярно и востребовано. Например, песня «Зацілую» стала практически народной — многие молодожены в Западной Украине используют ее как свадебный танец. Мне в личные сообщения на «Фейсбук» часто присылают подобные видеозаписи, конечно же, я этому рад.

Я влюбился в Украину с первого взгляда и благодаря поездкам узнаю ее лучше — знакомлюсь с местной речью и культурой. Раньше и предположить не мог, что у меня будет 15 концертов с аншлагами, хотя и мечтал об этом.

— Какой из посещенных городов произвел на вас наибольшее впечатление?

— Львов. Атмосферный город с восхитительной архитектурой. Публика здесь требовательная — фестивалей и концертов проводится много, есть из чего выбрать. Я волновался, как меня воспримут. После выступления образовалась очередь желающих сфотографироваться со мной. И тогда я понял, что все хорошо. Хочу приезжать туда снова и снова!

— Какие необычные подарки преподносили поклонники?

— Меня впечатляют картины и поделки, изготовленные своими руками. Практически в каждом городе у меня есть фан-клубы, и они весьма активны. Для меня эти люди очень важны, потому что они смогли понять мои идеи и музыку.

— Ваш репертуар состоит из песен на французском и украинском языках. Вам легко сочинять украинские песни?

— Это довольно длительный процесс. Потому что вначале я пишу слова на французском. Потом перевожу на украинский. А еще при этом нужно сохранить рифму, причем так, чтобы текст ложился на музыку. Я особенно трепетно отношусь к украинскому материалу в своем репертуаре — это экспериментальная музыка, и практически никто сегодня ничего подобного не делает. Сейчас готовлю новый альбом с одинаковым количеством украинских и французских песен (12 на 12). Предыдущий — «Мій рай» — был исключительно на украинском.

— На каком языке думаете, ведете внутренний диалог?

— В моей голове сейчас набор слов из разных наречий. Папа всегда говорил на итальянском, а мама — на французском. Я с детства знал два этих языка, потом выучил английский, немецкий, русский. Сейчас изучаю украинский и хочу думать и выражаться только на нем. Но пока вначале мыслю французскими или итальянскими словами, дальше перевожу это в голове на английский, а затем уже говорю на украинском.

— Во время изучения украинского языка какое слово показалось вам особенно забавным или странным?

— Жлоб. Звучание и значение довольно смешные.

— Когда создаете песню о любви, имеете в виду какую-то конкретную девушку?

— Люблю разных девушек, но украинки особенно вдохновляют на творчество. Пишу песню, и в голове появляется креативный образ — все лучшее, что есть, складываю воедино.

— На ком проверяете свои новые песни?

— Это мой друг Игорь Татаренко — замечательный музыкант, у нас совпадают вкусы. Работаю с ним и часто советуюсь. Он один из первых, кто слышит мои идеи.

— Как считаете, в чем ваш секрет успеха у девушек? Пресловутый французский шарм помогает?

— Никогда не задумывался над этим, так что не стал бы однозначно что-то утверждать. Что касается меня, то я верю в любовь с первого взгляда. Ухаживаю за девушками по-французски. Приглашаю в уютный ресторан, непременно заказываю качественное вино. И много разговариваю. Мне важно в первую очередь понять, на какой планете она живет. А потом уже все остальное.

— Вы один из завидных холостяков в нашей стране. Что должно произойти, чтобы вы влюбились по уши?

— Должно возникать ощущение тепла и трепета во всем теле, когда видишь человека. Чувство, что ты не можешь прожить без него ни минуты. Тогда ты хочешь подарить ему весь мир и сделать ради него все что угодно.

— Когда вы в последний раз были на родине?

— Ездил во Францию полгода назад на пять дней. После восьми часов, проведенных в Париже, нахлынула тоска по Украине. Она стала для меня родной и незаменимой. Поэтому я без сожаления, с радостью вернулся и готовлюсь к новым гастролям.

— Когда виделись с отцом в последний раз, какие напутственные слова он вам сказал?

— Мой отец, его тоже звали Поль, был бизнесменом и очень красивым и элегантным мужчиной. Когда он поехал в командировку в Китай, у него начались серьезные проблемы с сердцем. Потом за три года было много операций. В конце концов у него появилась опухоль, и с тех пор он больше не хотел возвращаться в больницу.

Я видел отца за три дня до его кончины. Мы пили кофе и много болтали. Он знал, что я хочу быть певцом. Поэтому папа сказал мне: «Поль, делай, что любишь, и будь счастлив».

У нас были невероятные отношения, несмотря на большую разницу в возрасте. Отец дожил до 76 лет, а мне в тот момент было всего 19. До сих пор скучаю по нему. Думаю о нем каждый день. Меня огорчает момент, что папа никогда не видел меня на сцене. Он был бы очень горд мной.

— Знают ли о ваших успехах в Украине французские, итальянские, бельгийские родственники?

— Они даже не слышали об Украине, пока я им о ней не рассказал. Теперь приезжают, удивляются и приходят в восторг. Мама была в гостях и отметила, что в Украине есть на что посмотреть. Украина — большая страна, меня здесь многие знают, и, конечно же, это радует и родственников, и друзей.

— Как часто вам удается общаться с сыном?

— Саша несколько раз приезжал в Киев, ему сейчас 11 лет. Гуляли вместе, много разговаривали, я показывал красивые места и рассказывал об украинцах. Думаю, очень скоро сын будет жить вместе со мной в Украине. Я так хочу — мальчику важно получить мужское воспитание. Саша тоже согласен, так что это вопрос времени, и мы обязательно будем вместе.

— Как родственники восприняли новость о том, что вы решили принять украинское гражданство?

— Нейтрально. Я взрослый мужчина и сам могу принимать решения.

— Зачем вам это? Рекламный ход?

— Ничего не делаю для пиара — я просто певец.

— Думали о том, как бы развивалась ваша карьера, если бы остались во Франции?

— Для успешной карьеры одного таланта недостаточно. Но у меня есть сильный характер и трудолюбие. С такими качествами можно добиться успеха в любой стране.

— У вас есть какие-то слабости?

— Перфекционизм — это обо мне. Но я — сильная личность!

— Вы фотогеничны и прекрасно смотритесь в кадре. Вам поступают предложения сниматься в кино?

— Я — певец и только певец, и мне этого достаточно.

— Уже разобрались, почему в Украине так любят французских исполнителей?

— Потому что я, например, рассказываю украинцам о Франции. Допустим, в спектакле «Я кохаю» звучит украинский и французский шансон. Кстати, наши культуры очень похожи. Мое творчество имеет концепцию и смысл. Украинцы привыкли слушать поп. На мой взгляд, там нет ни текста, ни музыки. И когда появляются альтернативы, людям есть с чем сравнивать. Поэтому они с удовольствием слушают мои песни на французском языке. Я считаю, что такие исполнители, как «Фіолет», Нина Матвиенко, Арсен Мирзоян, поднимают уровень страны. Обратите внимание на их репертуар — такое творчество духовно обогащает.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— Кто из украинских исполнителей вас реально зацепил?

— Песню «Весна» Олега Скрипки могу слушать по многу раз и балдеть.

— С какой самой большой трудностью столкнулись вы, французский исполнитель, в украинском шоу-бизнесе?

— Шоу-бизнес, как и любой другой бизнес, — это микрокосмос, где все друг друга знают. И от личных взаимоотношений зависит многое — сегодня они тебя любят и помогают, а завтра что-то может не понравиться, и ты уже не в их тусовке. Я — свободный артист, благодаря теще-продюсеру. Лилия Владимировна дала мне свободу выбора в творчестве и сотрудничестве с партнерами. Потому что она верит в меня и доверяет, я ее очень ценю. Мое сердце открыто публике, и люди это чувствуют — только их любовь возносит певца на пьедестал.

— Если бы вдруг не стали певцом, кем могли бы работать?

— Много общаюсь с журналистами, они меня увлекли своей профессией!

— На ваш взгляд, в чем феномен Поля Манондиза?

— Я не Олег Винник, я — не феномен!

В прошлом году французский исполнитель презентовал альбом на украинском языке

Называется он — «Мій рай».

Залиште ваш коментар