Эта группа — настоящее открытие Нацотбора этого года. Яркие образы участников, незабываемый перформанс и тексты, не оставляющие равнодушными, — это все о них. Посмотрим, принесет ли удачу артистам хлесткая песня Hate, с которой они идут покорять Евровидение.

— Ребята, расскажите, как готовитесь к постановке номера на Нацотбор?

Маричка:

— Хотим показать на сцене концентрацию искусства, чем преимущественно и занимаемся. Объединим в одной песне музыку, театр, кукол и визуальный ряд.

Надия:

— Кстати, вижуал для нашего номера рисует 13-летний мальчик, и это очень ценный момент, потому что мы увидим мир глазами ребенка. Дополнительных грандиозных и дорогих спецэффектов не планируем.

— Как считаете, будут ли интересны публике Евровидения песни с социальным контекстом и протестными настроениями?

Катерина:

— Очень в это верим. Иначе не видим смысла в нашем участии в Нацотборе. Недавно вернулись из тура по Америке, а перед этим выступали в Европе, так что заграничный опыт у нас есть, и мы лично убедились, что, независимо от уровня развития общества, животрепещущие вопросы для людей повсюду остаются одни и те же. В этом и есть призвание искусства — стать общим языком для диалога.

— Что сказали родители, когда вы им сообщили, что принимаете участие в Нацотборе на Евровидение?

Маруся:

— Сказали, что будут присылать за нас смс.

— Евровидение — это возможность расширить аудиторию. У вас есть верные фанаты, которых неоднократно видели на своих шоу?

Игорь:

— У нас действительно есть поклонники, которые давно и внимательно следят за творчеством группы. Наш проект развивается буквально каждую минуту, мы никогда не играем одинаковые концерты. Так что если прийти на наше выступление второй, третий, пятый или десятый раз, вы обязательно увидите что-то новое.

— Помните вашу первую встречу?

Маруся:

— Она состоялась несколько лет назад на вступительных экзаменах в театральный университет. Мы все одногруппники, вместе учились на актерском курсе. После окончания вуза начали осваивать инструменты, уделять много времени пению и музыке. Позже нам повезло встретить Влада Троицкого, так мы попали в театр «Дах», и чудеса происходят с нами до сих пор. Например, никогда и представить себе не могли, что будем принимать участие в Нацотборе. Тем не менее мы здесь, и это невероятный опыт.

— Как расцениваете свои шансы на Евровидении?

Маричка:

— Мы абсолютно уверены в себе и потому спокойны. Ежедневно репетируем, чтобы поддерживать сценической тонус.

Маруся:

— Конечно, Евровидение, это в первую очередь конкурс песни. Так что мы попробуем вложить в трехминутное выступление максимум информации и драйва.

— Что вы хотели бы посмотреть в Израиле?

Игорь:

— Если получится поехать в эту удивительную страну, с удовольствием полюбуемся достопримечательностями, которые встретятся нам на пути. (Улыбается.)

Катерина:

— Чрезвычайно интересно посмотреть, какая она — Святая земля.

— У вас очень яркие наряды, напоминающие Посипак. Планируете когда-нибудь менять свои образы?

Надия:

— Специально для Евровидения ничего менять не будем. А в целом стремимся развиваться и, следовательно, меняться. Так что в будущем изменения точно будут.

— Почему только у Кати порваны штанины?

Игорь:

— Потому что их погрызли морские котики. (Смеется.)

— Что символизируют куклы (ваши копии) на сцене во время шоу?

Надия:

— Действительно, у каждого из нас на сцене есть своя кукла — маленькая копия. Это образ ребенка, который может менять значение. Иногда куклы — это мы в детстве. Порой это уже наши дети, следующее поколение. Иногда — наши внутренние я. С их помощью мы ведем диалог с собой, пытаемся найти связь с прошлым и почувствовать ответственность перед будущим. У кукол есть собственные имена, производные от наших: Маруся — Руся; Маричка — Ричка; Надия — Дия; Катерина — Рина; Игорь — Игорь.

— Где куклы хранятся между выступлениями? Неужели в пыльных ящиках или коробках?

Маричка:

— Они спят в уютных театральных чемоданах.

— Каким видите дальнейшее развитие «ЦеШо»?

Маруся:

— «ЦеШо» — проект без срока давности. Он может длиться до тех пор, пока человек способен задавать вопросы. И как раз в этом мы не хотим останавливаться. Сегодня наиболее точное определение нашей деятельности — «социальный рейв». Это когда ты танцуешь и в то же время плачешь, потому что мир одновременно прекрасен и наполнен болью. Главное, никогда не быть безразличным — это единственное, к чему мы стремимся.

— Как отнесетесь, если кто-то из вас захочет начать сольную карьеру?

Катерина:

— Такое сложно даже представить, ведь мы уже много лет — практически одно целое. Вместе получали образование, взрослели, приобретали уникальный опыт. На самом деле это неоспоримая ценность для каждого из нас, потому что единство требует больших усилий.

— Кто придумал в конце выступления делать руками сердечки над головой? Шикарный позитивный ход!

Надия:

— Это идея нашего единственного и неповторимого Игоря. С радостью приняли это предложение, потому что всегда хотели бы завершать свои выступления с такими чувствами.

Оставьте ваш комментарий