Накануне дня рождения, который артист отметит 11 апреля, ТG расспросил звезду Евровидения о музыке и творчестве, домашнем вине и зефир, верных друзьях и взрослых собеседниках…

— Мел, о чем думаете накануне очередного дня рождения?

— О том, как быстро бежит время… А еще о том, как буду его отмечать. Праздник пройдет в одном одесском заведении, куда я пригласил пятнадцать самых близких людей. Девушки будут в вечерних платьях, а парни — в строгих костюмах. Придумал, что все будет обставлено, как на красной дорожке светского мероприятия.

— Для вас день рождения это точка отсчета?

— Да нет. Жизнь не завязана на отсчетах, она, скорее, заключается в спонтанности. Это, конечно, не касается концертной деятельности — там все четко и по плану.

— Вам требуется какое-то особое настроение для создания песен?

— Давно не пишу оттого, что мне плохо или хорошо. Когда в голову приходит мотив, сажусь за клавиши, наливаю в бокал папино вино и начинаю писать. А затем придумываю историю для песни. Обычно ведь бывает наоборот — в жизни происходит событие, и только потом люди начинают сочинять.

— Папа увлекается виноделием?

— Он лет пять-шесть изготовляет вино, и с каждым годом оно становится все вкуснее. Недавно я в домашних условиях попробовал сделать гранатовое вино и вместо двух граммов дрожжей закинул десять. Оно забродило через полчаса, теперь выдерживаю и не знаю, что получится в итоге. Рассказал об этом папе, он начал ругаться: «Я же тебе говорил, когда приедешь в Одессу, все расскажу и покажу». Ну что делать, пройдет месяц, попробую, что за «шмурдяк» получился. Кстати, перевел на него пять килограммов плодов. В последнее время часто нахожу себе занятия, совершенно для меня не свойственные. Занимался парфюмерией. Увлекся кулинарией, фантазирую на тему известных блюд. Недавно запекал зефир… Использовал штук 50 яиц, экспериментировал, хотел, чтобы вышло как в магазине. Но не получается. Оправдываю себя тем, что в домашнем зефире нет тех химических веществ, которые добавляют на производстве. Сначала думал, не слишком ли распыляюсь, а потом решил — пусть, зато будет что потомкам рассказать… Кроме того, отвлеченные занятия меня по-настоящему вдохновляют.

— Кулинария похожа на музыку?

— Да, потому что в обоих случаях есть последовательность. Например, при изготовлении зефира надо добавлять сахар именно в белок, чтобы он хорошо взбивался. В жизни тоже важно делать многие вещи «по рецепту», иначе результат может получиться совсем не таким, какого ты ожидал.

— Какая судьба у пианино, которое папа инкрустировал для вашего сольного киевского концерта?

— Он много раз переделывал этот инструмент. И я его брал с собой в тур. Потом пианино облили стекающим пластиком, а для киевского концерта покрасили в серебряный цвет. Теперь, думаю, оно останется в музее имени MÉLOVIN’a.

— Как жильцы, особенно молодежь из твоей многоэтажки реагируют на звездного соседа?

— Фанаты как-то проникают в подъезд и засовывают в мои двери разные послания… С некоторыми соседями дружу, даже приглашал их к себе на концерт. А есть и такие, с кем я незнаком, но они считают меня «звезданутым». Раз в месяц ко мне кто-то приходит и просит сделать музыку тише. И мне кажется, они это делают специально, чтобы со мной познакомиться.

— Считаете себя хорошим соседом?

— Я заботливый. Например, на все ножки мебели в квартире наклеил войлок, чтобы заглушать звук. В парадном я со всеми здороваюсь, даже с незнакомцами. Иногда думаю, может, это курьер зашел. К шуму из соседских квартир отношусь с терпением — музыка играет, ребенок плачет, собака лает — дела житейские. Моя любимая фраза в этом отношении: «Людьми надо быть!»

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— У вас большой коллектив, а вы — такой молодой начальник! Где учитесь руководить, ведь в Глиэра это вам вряд ли преподают?

— На эту тему есть масса видео в Интернете. Смотрю в свободное время. Но главное — это общение с людьми, продюсерами и руководителями разных проектов. Предпочитаю на разных шоу находиться за кулисами, разговаривать с администраторами, узнавать что-то новое, изучать процесс изнутри. В такие моменты нахожу ответы на многие свои вопросы. А когда сижу в зале, мне, артисту, хочется тут же мчаться на сцену. Мой круг общения — это люди, которые на порядок старше меня, мне с ними интереснее.

— Окончательно решили, что у вас никогда не будет продюсера? Может, такой человек поспособствует неожиданному витку в вашем творчестве?

— Сейчас такое время, что можно спокойно управляться со всеми процессами без продюсера. Нужен грамотный менеджер, который знает, в какие двери стучаться.

— Считаете, что хорошо разбираетесь в людях?

— В больших компаниях я являюсь катализатором, с помощью которого выявляются нехорошие люди. Они странным образом начинают на меня реагировать и проявляют свое истинное нутро. Со стороны это неплохо видно. Так что я нередко отказываюсь от приглашений лишь потому, что не хочу портить отношения моих друзей с их гостями.

— Сами часто разочаровываетесь в людях?

— Самая большая досада заключается в том, что, например, мне нравится артист и его творчество, но потом я узнаю, что он вместе со своим менеджментом за моей спиной перемывают мне косточки. Поэтому стараюсь не очаровываться, чтобы потом не разочаровываться. Уважаю артиста за его работу, забывая, что он личность и человек со своими слабостями.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— Почему переносится выход нового альбома?

— Я перфекционист, и мне хочется найти новый окрас для музыки MÉLOVIN’а. Альбомом хочу в первую очередь угодить себе как создателю, и только потом — слушателям. Хотя к мнению окружающих прислушиваюсь и считаю ошибочным высказывание, к которому многие прибегают: мол, буду делать только то, что хочу. Дело в том, что то, что хочешь только ты, вообще может быть неинтересно всем вокруг. Поэтому так и будешь сидеть в гараже и играть свою музыку тараканам и крысам. Но если человек планирует развиваться, хочет, чтобы творчество стало источником дохода и хорошим бизнесом, нужно уравновесить свое желание с тем, чего ждет зритель.

— Какая ваша самая большая претензия к MÉLOVIN’у?

— Слабый английский. Сейчас я нашел хорошего преподавателя и активно занимаюсь изучением языка.

— Смотрите в сторону Запада?

— Думаем сделать тур по Европе и найти зрителей, которые никогда не слышали о MÉLOVIN’е. Хочу узнать, как работает европейский рынок, открывать новые страны.

— Часто слышите в свой адрес, что молодое поколение артистов не имеет ничего общего с мастодонтами шоу-бизнеса?

— Это вообще иной мир. Старшее поколение развивались в другую эпоху, когда все было совершенно по-другому. Существуют азы, которые лежат в основе шоу-бизнеса, они, конечно, незыблемы. А всё остальное — устаревшие пиар-ходы и стратегии развития. Они полагают, что сцена — это храм, а я считаю сцену единственным местом, где могу сомовыражаться и быть собой.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— Вы одессит, Костя, а вам свойственны шуточки с особым черноморским колоритом?

— Мой юмор довольно специфический, его нужно фильтровать, чтобы понимать и не обижаться. То, что нам показывают в КВН и других юмористических шоу, — это не одесский юмор, а представление о нем. Например, я отдыхал в Таиланде, а там очень острая кухня. Как-то заказал том-ям и попросил сделать мне порцию как для местных, а не «мидл». Когда я его ел, думал, что погибну над той тарелкой. Вот и одесский юмор на широком юмористическом поле — как лайт-версия для публики, чтобы всем был понятен. На самом деле наш юмор в большинстве случаев черный и часто со скрытым смыслом.

— Это Черное море влияет на появление черного юмора в Одессе?

— Может быть. (Смеется.) Одесситы не боятся смерти, они ее уважают и шутят над ней.

— Когда приезжаете в Одессу, где любите бывать? Чем предпочитаете заниматься?

— Поскольку команда MÉLOVIN’а состоит из моих одесских друзей, по возвращении домой у меня образуется уйма свободного времени. У меня есть любимый пирс в Аркадии — обожаю там бывать. Хожу в свою школу, встречаюсь с завхозом, с другом из родительского комитета. В каждый мой приезд видимся, общаемся, нам всегда есть о чем поговорить. Они радуются, что я их не забываю. Это взрослые люди, которым за 50, а мне просто интересно с ними — они делятся со мной какими-то местными сплетнями, курьезными моментами из образовательного процесса, новостями из жизни. Считаю, что буду меньше ошибаться, если продолжу общаться со старшими товарищами. Они мудрее и опытнее, чем мои одногодки.

— Какой день рождения из детства запомнился вам больше всего?

— Однажды родители устроили мне праздник в кинотеатре «Золотой Дюк». Это было очень мажорно и престижно, но главное, я был по-настоящему счастлив. Пришли мои друзья и одноклассники, я получил много подарков. В то время мне нравилась одна девочка, и она была среди гостей, так что день рождения был просто потрясающим!

— Презенты от поклонников, которые вы получаете практически ежедневно, отличаются от подарков на день рождения?

— Друзья меня лучше знают и своими сюрпризами попадают прямо в яблочко. Порой мне кажется, что близкие люди думают, что у меня завышенные требования к подаркам, мол, фанаты меня разбаловали и мне тяжело угодить. Но это не так, как раз они, как никто другой, знают, что даже самые банальные мелочи могут сделать меня счастливым.

— Если когда-нибудь получите предложение стать членом жюри в Нацотборе на Евровидение, согласитесь?

— Да. Это мое, тем более я всегда угадываю, кто победит, и чувствую, зайдет песня или нет. Вот интересно, свои так не чувствую, а чужие — да.

— Как считаете, MARUV правильно сделала, что отказалась от участия в Евровидении?

— Конечно. Она ничего не потеряла.

— Вы когда-нибудь будете пытаться еще раз покорить этот Олимп?

— Мне бы не хотелось. В Португалии после оглашения финальных результатов ко мне подошел Филипп Киркоров и сказал: «Дорогой мой, тебя ждет не Евровидение. Тебя ждет «Грэмми». Возможно, то были всего лишь слова утешения, но мне было приятно, ведь я постоянно стремлюсь достичь большего.

— Легко учиться на заочном в институте Глиэра?

— Я перевелся на заочное, чтобы заниматься тем, чему учат в Глиэра, — концертировать. Как-то пришел на сессию, встретил ректора Александра Злотника, он пожал мне руку: «Я так рад, что у вас все получается. Дерзайте, не останавливайтесь, добивайтесь!»

— Педагоги уже воспринимают вас как артиста?

— Пока не видел тех, кто не воспринимает или просто не обращает внимания. (Смеется.) На самом деле я об этом не думаю, но раз ко мне хорошо относятся, значит, верят и понимают, что я способен развиваться дальше.

БЛИЦ

Нужно продолжить фразу…

— Я люблю фильмы, которые… — …вызывают эмоции и во время просмотра которых не хочется выйти из зала.

— Всегда мечтал выбраться из… — …зависимости от людей.

— Когда я много общаюсь с журналистами… — …умнею и лучше понимаю себя.

— Я никогда не пробовал… — …секса втроем.

— Выходя на люди, я… — …жду внимания, если я на сцене. И не люблю внимания, когда выхожу на улицу.

— Однажды я попал в неприятную ситуацию… — …и понял, что люди слишком злые и у них отсутствует сострадание.

— Когда становишься старше, начинаешь… — …ссыхаться и создавать себе рамки.

— Мне нравится слава тем, что… — …насколько ты любим, настолько тебя могут ненавидеть.

— Когда смотрю на своих зрителей, думаю… — …что мы вместе становимся лучше.

— Если хотите собрать толпу… — …вы должны любить эту толпу.

— Элвис — король, а я… — …человек.

Теги:

Оставьте ваш комментарий