Перед премьерой спектакля «Клетка», где Руслана впервые выступила в роли режиссера, ТG отправился к ней гости — сейчас актриса вместе с супругом Игорем проживают в загородном доме.

фото Светланы Скрябиной

Муж-прораб, жена-дизайнер

— Дом — моя крепость. Ремонт шел несколько лет и одновременно мы там жили. Когда ходишь по строительным лесам — это ужасно. Как-то мне сказали: «Если ты после квартиры переночуешь в доме хотя бы раз, выезжать из него уже не захочешь». Так и получилось. Я позвонила Игорю, он был в командировке, и сказала, что не хочу возвращаться в квартиру и нужно ускорять процесс. Мы только недавно покрасили фасад, поэтому появилось ощущение, что дом завершен.

Строительство возглавлял Игорь. Он стал прорабом, находил материалы. Поставили перед собой задачу — сделать дом таким, чтобы за ним было удобно ухаживать. Внутри не должно быть ничего, что не пригодится в хозяйстве. Если хочешь посмотреть на красоты, нужно идти в художественную галерею. Превращать жилище в музей — не наша история. Еще у нас нет ванной, так как это экономически невыгодно. Когда принимаешь ванну, образуется лишних 300-400 литров воды, она попадает в выгребную яму, которую нужно выкачивать, поэтому мы перешли на душ. Причем без кабинки. Это страшная штука! За ней трудный уход — час-полтора надо дышать химией, драить, портить руки… Я много езжу, и однажды в одной из гостиниц Таллина увидела душевую без ступенек и лишних перегородок — только сток и стекло. Так и мы сделали.

Новый украинский модерн

— Дизайн мы разрабатывали сами, в результате у дома современный вид. Я хотела все делать в стиле нового украинского модерна. Пол темный, потолок светлый, чтобы какие-то детали были, как в старинных жилищах. Но Игорь сказал, что все должно быть нейтрально. У нас много декоративных ниш в стенах, мы называем их пылесборниками, там прекрасно уживаются сувениры. Например, есть керамический слон, мой папа привез его из Вьетнама. Деревянный ковш, которому лет 200, нашли на даче. Имеется керамический лев… В интерьере все эти вещи хорошо сочетаются. А я, глядя на них, лелею надежды, что у меня появится время для написания картин. Ведь я живописец, окончила художественную школу. Мы купили холсты, акрил, но я пока ничего толкового не написала, показывать нечего. У художника для творчества должно быть свободное пространство, а у меня его все еще нет.

Способ сжечь калории

— У нас просторно, нет нагромождений, много воздуха. Ради этого есть смысл переезжать в частный дом. Квартира, даже самая большая, не дает ощущения уютного пространства, все равно это муравейник. Там есть двери соседей… А здесь соседей не видно, появляется чувство, что ты на отдыхе. Порой думаю, стоит ли ехать летом на море или, может, разложить на газоне шезлонги и сидеть под солнышком. В принципе, это ничем не будет отличаться от курорта. Мы не делали бассейн и баню — это пустая трата денег, такие помещения требуют постоянной заботы. А мы сами ухаживаем за своим домом, только раз в год вызываем клининговую компанию. Они одним махом наводят порядок, нам остается его только поддерживать. Когда друзья удивляются, мол, как это, у вас нет помощника по дому, я говорю, что это хорошая зарядка — берешь пылесос в руки и легко сбрасываешь 500-700 калорий.

Сейчас мы решили поменять мягкую мебель, пытаемся преобразовать пространство. Помню свою бабушку Сусанну. Она меняла мебель в квартире раз в два месяца. Я до такого пока не дошла, у меня нет столько свободного времени, да и цены… А поскольку мы делаем мебель по индивидуальным размерам, она вряд ли еще кому-то может пригодиться.

Цветотерапия

— Мне не хотелось, чтобы наш дом превращался в больницу, поэтому у нас серые, теплые оттенки. Люди, которые приходят к нам даже в повышенном тонусе, говорят, что наши стены успокаивают. Дома должно быть именно так. Поэтому цвет мебели в кухне мы выбрали спокойный — цемента и речной гальки. Когда заказывала именно такой оттенок, работники по производству кухонь смотрели на меня как на сумасшедшую. Обычно кухни делают фиолетовые, ярко-зеленые, а я оказалась исключением. Если я захочу разбавить серый цвет в доме, могу поставить какой-то яркий предмет — вазу или салфетки. Посуда у нас тоже нейтральных тонов, яркий цвет пробуждает аппетит, так что на кухне все молочное, серовато-коричневое… Все максимально вписывается в палитру нашего дома.

фото Светланы Скрябиной

Четыре комнаты

— Всего у нас четыре комнаты. Это немного. Когда живешь в таком доме, кажется, что нужно строить другой. Только в процессе можно понять, что нужно, а что лишнее. Еще не доделали гардероб, вещей столько, что впору заказывать шкаф-купе. Хочу купить еще одну кровать, на ней кто-нибудь сможет переночевать. Иногда у нас останавливаются гости, поэтому должно быть место, где они будут себя комфортно чувствовать. Или даже я, если устану разбираться в своем гардеробе, смогу прилечь и отдохнуть. (Смеется.) Все уже придумано, но до финального аккорда руки пока не доходят. Эскизы мебели, шкафчиков и полочек создаю я сама. У меня есть несколько спектаклей, для которых я делаю некоторые вещи, они лежат в отдельных подписанных коробках. Реквизит тоже должен занять достойное место в шкафу, чтобы потом можно было найти то, что нужно.

Петрушка из-под снега

— Рядом есть небольшая березовая роща, которая была еще до нашего приезда. Когда вели строительство, решили оставить эти деревья — они скрывают дом и участок от посторонних глаз. Мне нравится. Хотя сначала Игорь грозился их спилить. Но на нашем участке очень близко грунтовые воды, они могут проникнуть в подвал, а березы отлично поглощают влагу. Еще мы посадили катальпу, это южно-американское растение, по-нашему называется макаронное дерево. У него огромные листья, когда они распускаются, напоминают живой зонтик, который спасает от солнца. Груши, яблони мы убрали. Ни крыжовник, ни черная смородина не желают расти рядом с березами. Есть несколько кустов роз, но они вдали от деревьев.

Имеется огородик, сеем на нем зелень. Целое лето все свое — салаты, редиска, морковь, помидоры, огурцы, мелисса, мята, руккола. Сажу шесть-семь видов салатов. До конца октября и даже зимой, если раскопать снег, можно найти свежую петрушку.

фото Светланы Скрябиной

Колесо-светильник

— Когда приглашаем гостей, я говорю: «Не нужно ничего дарить из вещей для интерьера, экстерьера». (Смеется.) Но все равно что-то несут. Подарочные кувшины. Колесо от телеги привезли от мамы. Думала, сделаем светильник, но руки не дошли, стоит пока просто колесо.

На террасе висит картина, с ней связана интересная история. Художница жила в Украине, потом уехала в Америку. За основу она берет фотографию, проецирует на холст и добавляет к ней какие-то элементы. В Киеве у нее была выставка, меня пригласили, сказали, подарят мне это полотно. Сначала оно стояло в мастерской, потом Игорь предложил перенести на террасу. Хотя я не отношусь к людям, которые везде развешивают свои портреты, пришлось сделать исключение.

 Кошкин босс

— С нами живут две кошки. Одна — девочка по кличке Флешка, ей три года, и двухлетний кот по кличке Филипс. Он настоящий мужчина, хотя мы его и кастрировали (я противник этого, но по-другому не получалось). Мы взяли кота уже взрослым. Все было бы в его метках, и я бы этого не выдержала. Казалось бы, его бойцовские качества должны были угаснуть, но не тут то было. Они с Флешкой соревнуется за первенство в доме, кот гоняет ее, она фыркает и уходит. Он ей неприятен. Но когда к нам на участок однажды пришел чужой кот, Филипс рычал так, что я подумала, что у нас живет тигр. Он напугал чужака так, что я уже месяц его не вижу. Филипс чувствует себя настоящим хозяином. Когда Флешка спит, он может наподдать ей лапой, чтобы разбудить. Ругать котов нельзя, так что, если они плохо себя ведут, отправляем во двор, чтобы остыли. Флешка добытчица, а он — кум королю, сват министру… Сидит, да еще и порыкивает на нее.

Офис на кухне

— Часто бывает, что наша кухня выполняет функцию офиса. Мы там решаем семейные вопросы. Я иногда учу на кухне сценарии. Бывает, просыпаюсь в пять утра, иду туда и сижу в Интернете, правлю какие-то тексты, придумываю интересные штуки для спектакля, строю творческие планы. Когда все спят, у меня есть время посидеть и сосредоточиться.

Во время приготовления пищи чаще всего использую духовку. Это прибор, на который нельзя жалеть денег. Кроме того, за ним легко ухаживать. Когда мы перешли на питание без жарки, я начала использовать гриль в духовом шкафу. На паровой пище долго не протянешь. Например, котлет не жарю уже года два, только запекаю в духовке. Несмотря на то что они получаются очень вкусными и сочными, Игорь часто говорит: «Так хочется жареную котлетку».

фото Светланы Скрябиной

Дебют дело тонкое

— Философская комедия «Клетка»* — мой режиссерский дебют. Конечно, главную женскую роль я отдала себе. Вместе со мной в спектакле задействованы Олег Филимонов и Ян Левинзон. Я играю даму легко поведения — роль на сопротивление. Материал был непростой, пришлось его продумывать, прорабатывать. И, как всегда, не хватило пару дней на репетиции. Но мне кажется, в этом спектакле есть интересные мысли, эмоции. Я определила его жанр как комикс-драму.

Для меня как режиссера сложность заключается в том, что во время постановки спектакля присутствовало слишком много участников процесса. Например, продюсеры, они же авторы. Нужно было искать с ними общий язык. Но самое страшное — быть на сцене и за ее пределами одновременно, такого врагу не пожелаешь. Я на это пошла, чтобы получить режиссерский опыт. Он сложный, но он только мой. Теперь знаю, что нельзя соглашаться выступать одновременно в двух ипостасях.

Мне кажется, что постановка удалась. Она, конечно, должна настояться, как хороший коньяк. После десятого сыгранного спектакля можно будет понять — радоваться или грустить. (Смеется.)

* Премьера состоится 8 и 10 апреля в столичном Доме офицеров.

Оставьте ваш комментарий