В это сложно поверить, но факт остается фактом — сестры Анна и Ангелина Завальские, снова слившиеся в дуэте, готовы презентовать публике обновленную программу. Чтобы разобраться в нахлынувшей по этому поводу гамме чувств, ТG устроил Ане и Алине интервью с пристрастием.

— Аня и Алина, The Alibi Sisters — это возрождение дуэта «Алиби» или появление чего-то нового?

Анна: — Это будет «Алиби» Шредингера: одновременно и старое, и новое. Мы с сестрой снова вышли на сцену в дуэте, не изменив концепцию и формат группы. Но, учитывая то, что творить мы теперь будем в сильно изменившихся реалиях (причем не только музыкального рынка), то рождение и поиск чего-то нового в творчестве тоже неизбежны. Иначе в возвращении не было бы смысла. Можно просто скачать наши старые треки.

Ангелина: — Но нам бы хотелось сохранить авторский и исполнительский почерк и все-таки оставаться узнаваемыми. Поскольку многие отмечают, что в сегодняшнем мейнстриме не хватает какой-то чистой, искренней женской лирики, какая была у «Алиби».

— Планируете параллельно с The Alibi Sisters развивать свои сольные проекты, которым, будем честными, не удалось повторить успеха «Алиби»?

Анна: — Люди так любят навешивать ярлыки и давать оценки! Я считаю, что то, что мы делали по отдельности, хоть и не имело массового резонанса, но было необходимым этапом личного становления. Давайте будем честными и с вами: мы не питали никаких иллюзий изначально и не пытались повторить успех «Алиби», поскольку, если говорить о музыке, старались отойти кардинально от поп-формата и найти альтернативу. То, что наши сольные проекты не будут собирать стадионы и работать на корпоративах по прежним правилам, было очевидно. Эстетская, концептуальная, нишевая музыка в нашей стране нужна лишь очень узкому кругу слушателей.

Ангелина: — Конечно, нас всегда продолжали воспринимать через призму «Алиби», и это карма любого экс-участника популярной группы. Истина в том, что каждый проект имеет свой ресурс и однажды приходит к кризису. Это нужно просто принять. Внутренняя потребность поиска, экспериментов нужна для того, чтобы освежить творческие рецепторы артиста и автора. Мы позволили себе эту роскошь. К тому же мы посвятили большую часть времени своим семьям. На данном этапе нашей жизни мы с сестрой оказались готовы к новому слиянию, и нами сейчас движет интерес, азарт и желание вновь испытать эту общую взаимодополняющую энергию. Если то, что мы напишем сегодня вместе или по отдельности, найдет отклик у современной аудитории, — это будет замечательно, но мы о таком предпочитаем не думать, не прогнозировать, а просто довериться течению и Судьбе.

— Будете адаптировать треки из ваших сольных проектов для The Alibi Sisters?

Ангелина: — Маловероятно. Треки наших сольных проектов и программ довольно специфические, они слишком индивидуальны и плохо адаптируются для дуэтного исполнения.

Анна: — А вот совместить все то, что нас обеих вдохновляет, — возможно. Концепция одной такой программы у нас с сестрой уже есть, и эта идея объединит наши миры в одном проекте.

— Чему вы сейчас, перед концертом, особо уделяете внимание на репетициях — постановкам номеров, хореографии, реквизиту, декорациям?

Ангелина: — Самый важный и главный акцент — на сугубо музыкальной составляющей. Все наши песни — бесспорные хиты своего времени, как ностальгическое погружение, звучат исключительно в живом исполнении, без прописанных плейбэков и привычных радийно-форматных аранжировок. Весь коллектив рождает энергию, творит наши старые песни заново. И на сцене есть две артистки — каждая со своей личной историей и бэкграундом, которым вновь есть что рассказать вместе. И это главное.

Анна: — Специально для нашей программы разработано видеосопровождение, и каждый номер имеет свой визуальный ряд. Такой лаконичный концепт потому, что мы не очень хотим играть в шоу-бизнес, где обертка ярче контента. У нас с сестрой уже есть определенный статус и кредит зрительского доверия, согласно которому мы презентуем себя на сцене, — нам не нужно лезть из кожи вон, чтобы доказать кому-то, что мы на сцене — не случайные люди. Мы собираемся вовсе уйти от развлекательности.

Ангелина: — Мы за то, чтобы делиться своим опытом и историями со слушателем на более глубоком, зрелом уровне. Все это должно передаваться через музыку, песни, а не через спецэффекты и бутафорию.

— Почему выбрали презентацию новой программы The Alibi Sisters на месяц май? Не боитесь в дальнейшем маяться? (презентация состоится 17 мая в Caribbean Club Concert-Hall — прим.ред.). Советовались на этот счет с астрологами? Интересовались, что думают нумерологи?

Анна: — Вы серьезно?! Выбирать дату концерта по совету астролога?!

Ангелина: — Я, например, обожаю май — оба моих ребенка родились в этом месяце! Но если вы слишком суеверны, ориентированы на астрологические прогнозы, то спешим успокоить: презентация нашего нового проекта состоялась в сентябре. А в мае мы отмечаем 18-летие группы.

Анна: — Май был запланирован заранее, поскольку наши музыканты, вся команда и мы с сестрой в этом месяце можем собраться вместе для плодотворной работы, репетиций и прочего. После майского концерта у нас будет целое лето, чтобы написать новый альбом и осенью показать публике программу. Так что здесь все совершенно скучно и банально, без таинств и мистики. Просто планы в подходящее время.

— Раньше вы снимались обнаженными для мужских журналов. Повторите этот опыт с возрождением группы (например, чтобы привлечь еще больше внимания к событию)?

Анна: — Нам не нужно привлекать внимание к событию таким образом. (Улыбается.) Но должна заметить, что иногда обложка — это не только пиар-повод, но и творческое самовыражение, провокация или личный эксперимент. Абсолютно ничего не имею против мужских журналов, и, если это будет достойное предложение с идеей, концепцией, пересекающееся с искусством, а не очередной проходящий штамп, — то почему нет?! В любом возрасте женское тело может быть сексуальным и красивым. Но именно сейчас лично мне ближе та степень закрытости, которая не пытается привлекать к себе внимание и заигрывать с аудиторией. Это честно, достойно: делать лишь то, что соответствует моему вкусу, завышенным стандартам и требованиям в любых публичных проявлениях себя.

Ангелина: — Солидарна на все сто! Могу лишь добавить, что это уже пройденный этап, и удивлять нужно совершенно другим.

— Будет ли The Alibi Sisters пытаться попасть на Нацотбор на Евровидение-2020?

Ангелина: — Нас приглашают принять участие в отборе каждый раз. И если бы у нас была такая цель, мы бы давно это сделали.

Анна: — Наше участие зависит от слишком многих факторов, чтобы пытаться это хоть как-то прогнозировать сейчас. Скажу лишь, что Нацотбор на Евровидение я воспринимаю как плохо срежиссированное шоу, правила которого могут как подарить артисту хайп, так и сыграть с ним злую шутку.

— Поклонники дуэта «Алиби» выросли вместе с вами, и вы уже заявили, что ваши песни претерпели изменения. Нужно ли меняться в угоду молодому поколению или, может, есть смысл оставаться прежними для преданных фанатов?

Анна: — Этот процесс происходит автоматически, очень органично и вытекает из всего, что мы умеем и знаем на данный момент. Заигрывать с совсем юной аудиторией, которая выросла на совершенно другой музыке и пребывает в другой информационной среде, — нет смысла. Делать откровенно коммерческую музыку мы не умеем и не хотим.

Ангелина: — Мы остаемся собой и предоставляем аудитории право самой выбрать нас. Если повезет и родятся такие треки, которые будут резонировать с сегодняшним днем, — все вопросы отпадут моментально.

— The Alibi Sisters будут исполнять все песни «Алиби»? В репертуаре «Алиби» были песни, за которые вам сейчас стыдно?

Ангелина: — Например, песня «Исповедь», которая была одной из первых наших лирических знаковых композиций, сегодня обрела второе дыхание. Мы перевели ее на украинский, и благодаря джазовому пианисту Алексею Боголюбову удалось переосмыслить аранжировку. Такая тонкая связь между прошлым и настоящим нам очень понравилась.

Анна: — Увы, но ни одной песни, за которую сейчас было бы стыдно, так и не написали. Есть треки, которые со временем начинают казаться слишком «зелеными» или несовершенными, но в каждом из них так или иначе есть душа и отпечаток нас настоящих. Песни «Алиби» не вернутся в наш новый проект по той причине, что эксплуатировать ностальгическую тему мы планируем лишь в исключительных случаях. В планах — создание нового репертуара и самостоятельных программ.

— Если бы появилась возможность вернуться назад, вы бы снова поставили «Алиби» на паузу?

Анна: — Безусловно! В тех жизненных обстоятельствах, которые сложились в период перед паузой, не могло быть иного варианта.

Ангелина: — Мы относимся к этому философски. Тем более время показало, что о нашем творчестве не забыли.

— Что стало с фан-клубом «Алиби»? Общаетесь с кем-то из старых поклонников?

Ангелина: — Мы никогда особо не взаимодействовали с фан-клубами и не инициировали их появление. Это происходило в разных городах ситуативно. Но самые яркие и повзрослевшие поклонники остаются с нами на связи через соцсети. К слову, страничка нашей группы в FB выжила и имеет немало подписчиков. Ждем их всех на концерте в мае.

— С появлением The Alibi Sisters будет меняться ваша музыка, а вы сами готовы к переменам? В блондинок, например, перекраситься…

Ангелина: — Эксперименты ради экспериментов? Изменить пол и стать братьями Завальскими?! Это покруче, чем перекраситься в блондинку. (Смеется.)

— Аня когда-то издала книгу стихотворений. Второй том в планах есть?

Анна: — Том — это так громко сказано! У меня был всего лишь сборник авторской лирики. О повторении подобного опыта я как скромный перфекционист подумаю всерьез лишь тогда, когда смогу написать что-то действительно стоящее… На это может уйти вся жизнь.

— Вы сестры, а ваши вкусы/взгляды в чем-то совпадают?

Анна: — На самом деле мы мало в чем совпадаем! Но изучать противоположности — это так увлекательно…

Ангелина: — Хочется прямо рекламный слоган процитировать: «Мы такие разные, но все-таки мы вместе!»

— Чем дружба между вами отличается от дружеских отношений с остальными людьми?

Анна: Ни одному другому человеку в мире я никогда не стану сестрой. И это больше чем дружба: здесь есть абсолютное приятие и всепрощение авансом на всю жизнь.

— Какие вопросы вам чаще всего задают родители?

Анна: — Когда вас ждать в гости? И это самое приятное, важное, ценное, что только может быть!

Ангелина: — Папа повторяет рекордное количество раз: «Сколько можно сидеть в смартфоне»?! Ему сложно объяснить, что в 80% случаев это происходит по рабочим вопросам и лишь в 20% — это досуг.

— Ваши дети просят подарить им еще одного братика или сестричку, мотивируя тем, что «Мам, вот у тебя же есть сестричка!»?

Анна: — Слава богу, в моем случае — нет! Сын наслаждается своей эксклюзивностью в нашей семье и его вполне устраивает такая эгоцентричная позиция.

Ангелина: — Удивительно, что два моих ребенка не против того, чтобы принять в свою компанию еще и братика! (Улыбается.)

— Детки пойдут по вашим стопам — в музыканты и исполнители? У них есть творческие задатки?

Анна: — Да, и они видны невооруженным глазом. Думаю, у детей, которые растут в творческой среде, уже есть фундамент, формирующий незаурядную личность. Как мой Илья в будущем использует все эти знания — решать ему. Но уже сейчас его артистизм и умение овладевать вниманием аудитории поразительны. У него потрясающий слух и чувство ритма. Он довольно чисто интонирует, схватывает мелодию на лету и запоминает слова с первого раза.

Ангелина: Мои оба невероятно творческие. Я стараюсь поощрять и максимально развивать в них эти задатки: танцы, театр, музыка! Станут ли они заниматься творчеством профессионально — посмотрим со временем.

— Если кто-то из ваших малышей тоже захочет создать дуэт, вы не станете возражать?

Анна: — Если они будут делать это талантливо — почему бы и нет.

Блиц

Почему The Alibi Sisters?

— Все преходяще,  а связь сестёр — вечна. Решили подчеркнуть это в названии, сохранив прежнюю, узнаваемую его часть. Но внутренний и внешний ребрендинг требовал дополнения.

— Вы дрались между собой в детстве?

— Конечно! И сейчас вспоминаем наши драки с улыбкой… Хотя некоторые сестринские битвы были довольно опасными. Как мы вообще выжили?! Удивительно, насколько быстро мы забывали о своих стычках, каждый раз снова превращаясь в лучших подруг. После школы это прошло…

— Можно ли развить музыкальный слух, если в детстве медведь наступил на ухо?

— Все возможно, но зачем? Стоит ли прикладывать сверхусилия в той области, где ты не особо одарён — решать каждому. Если есть цель — нет препятствий. Но важно помнить: у певца должен быть голос, слух… или хотя бы совесть.

— Дуэт изменил название, а ваши автографы изменились?

— Мы не изменили свои имена и фамилии. Они останутся прежними, так что счастливые обладатели наших автографов 10- летней давности могут быть спокойны: все действительно!

— Платья или джинсы?

Аня: — Джинсы!

Ангелина: — Платья!

— Что вы подарили друг другу на свои последние дни рождения?

Аня: — Вообще, Алина виртуозно выбирает мне одежду и украшения! А для меня, кроме презентов сестре, крайне важно подписать от руки открытку. Это традиция.

Ангелина: — В этот раз дарила сумочку, а Аня мне — платье.

На какой максимальный срок оставались без мобильного?

Аня: — Три дня.

Ангелина: — Не оставалась.

С кем The Alibi Sisters хотели бы записать совместный трек?

Аня: — С группой KADNAY и Pianoбой.

Ангелина: — Ну а если из зарубежных артистов, то было бы круто с Джастином Тимберлейком!

Оставьте ваш комментарий