Фильмы и сериалы, где снимается этот замечательный актер, не сходят с экранов — он везде разный, но все равно узнаваемый, с пронзительно горящим взглядом. Виталий излучает успех не только благодаря стремительно развивающейся карьере, он также нашел счастье в благополучной семейной жизни.

— Виталий, я с вами сегодня вижусь впервые и могу сказать, что в жизни вы выглядите намного моложе, чем на экране…

— Это у меня типаж такой — могу играть стариков и детей. В нашей профессиональной среде такой типаж называется «моль» — когда актер может воплощать персонажей с большим возрастным диапазоном. Удобная штука!

— Муравьев из фильма «Крути» — одна из последних ваших заметных ролей в кино. Что общего между вами и этим персонажем?

— В этом-то и прелесть, сыграть совершенно непохожего на себя человека. К роли нужно идти через себя, но… как можно дальше от себя. Между нами мало общего: я вроде не маньяк и на власти не помешан. Поэтому было втройне интересно работать, находить какие-то новые черты и присваивать их себе. Когда прочитал сценарий, ужаснулся: неужели бывают такие жуткие люди?! А потом начал изучать документы и понял, что сценаристы еще многого недосказали — в жизни этот тип был намного страшнее, и в результате фильм можно было бы растянуть на 16 серий.

 

— Вы довольно реалистичны в этой роли. С кого вы срисовывали наркоманское поведение?

— Ну, во-первых, есть «Ютуб» и серьезные роли в кинематографе на эту тему. Но главное — есть мои личные секреты, которые я пока никому не собираюсь выдавать. (Улыбается.) Сегодня для актера золотое время… Это раньше, если тебе надо было сыграть душевнобольного, приходилось договариваться в психбольницах, чтобы разрешили посмотреть на пациентов. Сейчас в Интернете есть всё, только садись перед монитором и перенимай ритм и манеру поведения интересующих тебя индивидуумов.

— Эмоциональные потрясения на съемках были?

— Однажды мы снимали длинный дубль, на протяжении которого Муравьев съедает большой стейк. Лично я предпочитаю хорошо прожаренное мясо, и реквизиторы приносили именно такое. Но режиссеру, видимо, не понравилось то, что я со слишком явным удовольствием ем в кадре, и в результате мне принесли кусок мяса с кровью. Именно этот дубль вошел в фильм, и там хорошо видно, что я не совсем доволен.

— Вам нравится воплощать образы отрицательных персонажей?

— Сначала я играю характер человека, его слабости и пороки, отрицательным человек получается уже «в результате». В наших фильмах и сериалах герои часто получаются вылизанными, а у антигероев есть какая-то червоточинка, которая делает их необычными. Когда появляются положительные герои, у которых есть внутренний надлом, мне интереснее над ними работать.

— Расскажите, как получили первое предложение сниматься в кино.

— Такого момента не помню, ведь я начал сниматься еще в институте. Была реклама, были эпизодические роли, а со временем я как-то плавно вышел на главные роли.

— Вы фантазер?

— Да.

— Мечтали когда-нибудь о премии «Оскар»?

— В голове каждого артиста есть зарубка, что это главная профессиональная награда. Но я со временем стал скептически относиться к разного рода наградам. Считаю, они могут принести актеру больше вреда, чем пользы.

— За какую сыгранную роль вы бы сами себе дали «Оскар»?

— В моей фильмографии пока не было таких ролей.

— Как считаете, Муравьев достоин «Золотого Дюка» на Одесском Международном кинофестивале, который начнется 12 июля?

— Для меня важнее, если благодаря Муравьеву больше людей пойдут на этот фильм и тем самым поддержат украинское кино.

— Я так понимаю, что дома награды и грамоты за различные достижения вы не храните?

— Я — нет, но у меня есть мама и бабушка, которые все связанное со мной хранят в своих архивах. Запретить им так поступать я не могу, они получают от этого кайф.

— Вы часто приглашаете родственников на свои спектакли?

— Родственников — нет, а вот друзей — часто.

— Присутствие родного человека в зале как-то влияет на вашу отдачу на сцене?

— У нас был спектакль «Куда подует ветер» по пьесе «Лиола» Л. Пиранделло, и там кровавый финал. Мой герой хватает нож, и из его руки начинает хлестать кровь. Для зрителей это всегда неожиданно. И за минуту до выхода на сцену я понимаю, что во втором ряду сидят мама с бабушкой. Естественно, пришлось немножечко смягчить экспрессию. Но обычно я стараюсь отрезать подобные мысли.

— Вы когда-нибудь стояли перед выбором: кино или театр?

— Довольно часто стою перед таким выбором. На данный момент, к сожалению, театр свелся в жизни к минимуму. Раньше у меня было 18-20 спектаклей в месяц, сейчас 3-4. И я уже соскучился! Не представлю, как можно жить без театра! Это как тренажерка для спортсмена… Кстати, чаще всего именно на сцене находишь то, что потом используешь в кино.

— В театре драмы и комедии на левом берегу сейчас новый худрук. Как вы с ним сработались?

— К Стасу Жаркову отношусь хорошо, давно следил за его творчеством и всегда мечтал с ним поработать. Он будет руководить труппой в дуэте — вместе с Тамарой Труновой, с которой я хорошо знаком еще с института. Мы с ней выпустили много спектаклей. Стас и Тамара невероятно талантливы и амбициозны, фонтанируют идеями.

— О театральных интригах ходят легенды. У вас в труппе существуют подобные пережитки?

— Слава богу, в нашем театре подобные настроения сведены к минимуму. У нас все — и седовласые старожилы, и молодые актеры настолько завалены работой, что им некогда даже подумать о дополнительных нагрузках. В этом и заключается секрет отсутствия интриг — постоянная бурная деятельность.

— Какие факторы являются для вас раздражающими в театре?

— Хочется привести в порядок техническую часть. В здании холодно, в зале старые кресла, тусклые гримерки, расположенные в подземелье. Это ощутимо влияет на общий настрой артистов, а лично меня — раздражает. Старое помещение надо осовременить.

— Раньше в этом помещении был кинотеатр «Космос». Вы, киевлянин, ходили туда смотреть кино?

— К сожалению, нет. Детство и юность я провел на Оболони, поэтому на Левый берег редко добирался.

— Ваша жена, актриса Анна Арефьева, родом из Санкт-Петербурга. Вы, наверное, сейчас больше времени проводите с семьей в России?

— Нет, где-то 50 на 50. Когда у Ани спектакли и съемки — мы в Питере, когда у меня — едем в Киев.

— Искали театральную труппу в Санкт-Петербурге, чтобы реализоваться на другой площадке, в другой среде?

— Да, так сложилось, что мы живем на две страны, но я не вижу своей профессиональной реализации в России. Мне намного интереснее то, что происходит в Украине.

— Вы с супругой снимались вместе?

— Мы познакомились после спектакля, в котором я играл. Она сделала исключение и пришла за кулисы, сказала несколько комплиментов. Мы тогда довольно сухо пообщались. Я для себя отметил: симпатичная девчонка. И вдруг через некоторое время встречаемся на съемочной площадке и находим миллион общих тем. В последней нашей съемочной сцене мой персонаж застрелил ее персонажа, и я как честный человек посчитал, что теперь обязан на ней жениться. (Смеется.) Наш роман завязался во Львове, где в то время снимали фильм «Офицерские жены». Через четыре месяца я сделал предложение, а через два года у нас родился сын Данила.

— Вы романтичная пара? Часто наведываетесь в места, с которыми связаны приятные воспоминания?

— Да, этой осенью, на пятую годовщину нашей свадьбы планируем быть во Львове.

— Когда вам поступают предложения, вы, читая сценарий, присматриваете персонажа для своей жены? Вы же наверняка хотите вместе сниматься?

— Конечно, хотим. Но я не отношусь к актерам, которые умеют проталкивать родственников в разные проекты. Чисто из этических соображений не могу позволить себе прийти к режиссеру и попросить взять в фильм мою жену. Она очень востребованная актриса, и у нее на порядок больше главных ролей, чем у меня. Кстати, Аня за меня как раз словечко замолвить может…

— Смотрите, Виталий, а то скажут, что попали в кино через постель!..

— Что ж вы хотите — это шоу-бизнес, детка. (Смеется.)

— Вашему сыну два года. Считаете себя хорошим папой?

— Не буду скромничать — да! Никогда в жизни не думал, что воспитывать ребенка так интересно. Из-за этого процесса, кстати, часто отказываюсь от работы. Свою самореализацию вижу в Даниле. Мне интересно его растить, тусоваться, наблюдать за ним каждый день. Если бы мне несколько лет назад кто-то сказал, что, мол, ты, Салий, будешь отказываться от ролей ради ребенка, я бы ни за что не поверил. А сейчас не представляю себе другую жизнь.

У читателей TG есть уникальная возможность посмотреть интервью Виталия Салия в полном объеме

Рубрики: Интервью Кино

Оставьте ваш комментарий