Известная джаз-фанк-певица Ольга Лукачева, которая еще недавно была участницей проекта Maru, сделала выбор в пользу свободы – вот уже три года развивает свой проект Volga: Funk. Мы побеседовали с Ольгой о ее жизни через призму музыки…

— Ольга, вы уже три года выступаете со своим коллективом Volga: Funk, уже есть популярность, вас знают и приглашают. Как можете описать эти три года в трех словах?

— Этот проект больше похож на клуб любителей музыки в стиле фанк, диско-фанк, motown, там, где мы — весело и круто. Все это время мы собирались крайне редко, потому что время музыкантов из топовых групп страны часто расписано по часам. Такой бэнд я хотела собрать, когда еще училась в Глиера на джазовом. Собрала я его, планируя как следует «сыграться», найти наилучшее взаимопонимание в плане вкусов и возможностей, начать писать свое, отталкиваясь от всего приобретенного за время совместных репетиций. Мы успели начать, но все пошло немного по-другому, и вернуться к этому проекту я смогла только сейчас.

Нас приглашали и приглашают выступать, но не так много площадок способны принять нас в полном составе. Чаще могут это себе позволить фестивали, в таком музыкальном формате их единицы.

Вообще Volga: Funk следует воспринимать как некую музыкальную площадку, где каждый получает удовольствие от исполнения партий, музыки, соло, в такой форме и в таком составе, в которых больше нигде не звучит — с одной стороны.

А с другой стороны — это одно из проявлений моего музыкального пути, потому что как иначе можно изучить что-то и получить драгоценный опыт, не пропустив это через себя?

— Что изменилось в коллективе с начала выступлений? Было 13 человек, а сейчас сколько? Еще у вас имидж поменялся…

— Было 12 человек, теперь иногда 15, может, будет и больше. Лично меня всегда занимали большие составы, больше «заточенные» под студийную работу. Долгое время этот коллектив был на стадии ожидания, и я не тешу себя надеждами, что сейчас случится какой-то прорыв. Я отдаю себе отчет в том, что этот жанр музыки заимствованный по отношению к «корневым» музыкальным направлениям нашей страны. Да, мы впервые представим пару авторских песен, мы допишем то, что начали с Евгением Филатовым и запишем что-то новое, конкретно под этот проект и возможно что-то совсем неожиданное в плане музыкального направления, но все это будет в рамках приличия. Делаем мы это своими силами, а скорость у такого большого состава, понятное дело, не ракетная. Идеи есть — это главное, и, как оказалось, есть много желающих помочь, даже за пределами страны! Это радует и окрыляет.

Группа MARU сняла элегантный клип в парижском метро (ФОТО, ВИДЕО)

— У вас был громкий концерт пару лет назад – с Дмитрием Шуровым, Женей Галичем, Kadnay и другими звездами шоу-биза, когда они вместе с вами пели фанк. Будете повторять этот эксперимент?

— Вообще мне всегда хотелось такого музыкального праздника, идея простая — музыка фанк принимает в свои теплые объятия всех, так, что каждый чувствует себя в ней как рыба в воде! Рамок особо нет, чистая энергия, не для шоу-бизнеса, а для удовольствия и музыки. Тогда у нас получилось, была благая цель — помочь мне собрать деньги на дорогостоящее лечение тяжелобольного отца. Все отозвались, даже те, кто, я знаю точно, не пошел бы на это, не случись у меня такое горе. Та ситуация сблизила нас на время. Я благодарна всем, кто согласился! Дальше — покажет время.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— Для каких еще музыкальных экспериментов вы открыты?

— Я — за эксперименты, но в нашей стране с этим туговато. Там, где эти эксперименты с вокалом, есть свои рамки и направления, а там, где все высокохудожественно — своя тусовка, больше инструментальная, и там я слушатель.

— В одном из интервью вы сказали, что стали отдавать предпочтение фанку перед джазом, потому что в фанке больше свободы. С тех пор не поменяли мнение? И может, из фанка захочется переместиться другие жанры, где еще больше свободы…

— Речь шла о традиционном джазе, в любом случае, у меня есть пределы в вокальной джазовой музыке, как в музыкальном, так и в техническом смысле. Таков мой вкус и интерес. Сейчас я нахожу иные виды интерпретаций и подхода к работе над джазовыми концертами, на крайнем, кстати, был аншлаг, чему я искренне удивилась, и еще больше тому, что после первого отделения слушатели признавались, что им по душе мои эксперименты и новые прочтения культовых исполнителей, например,The Velvet Underground или Judy Collins.

Сейчас я думаю о том, как аранжировать свои авторские песни для Volga: Funk. Плюс у меня есть инструментальные заготовки, возможно, что-то станет электронной музыкой, а некоторые темы могут быть инструментальной музыкой в стиле World music / European jazz.

— Какие у вас еще любимые музыкальные жанры?

— В том и дело, что я, как фрилансер в музыке, нахожу интересными разные жанры. В большинстве случаев в моей скромной музыкальной библиотеке может быть по одной песне или теме/треку от разных исполнителей/артистов, то, что я выделяю для себя, и я стараюсь отслушать как можно больше, но мне это плохо удается. В свое время классика сделала свое дело.

— Что для вас в жизни равноценно музыке? Или она превыше всего? А что тогда на втором, на третьем?

— Я живу через призму музыки, к ней я чувствительнее всего. Через музыку я изучаю мир и себя в нем, в ней есть все. Конечно, я стараюсь проникнуть хотя бы на первый уровень глубины в другие виды искусства, иногда удается, чаще всего в изобразительном искусстве, но это не так просто. Таким образом я еще раз убеждаюсь, что в целом я на своем месте с пяти лет, но все еще ищу себя, набираюсь опыта, мне нравится учиться. Равносильно важны для меня взаимоотношения с людьми и борьба с поверхностным общением, которое я терпеть не могу, не пойму, зачем тратить на это время. Это как допустимое вранье, которое не дает возможности почувствовать собеседника и обменяться с ним чем-то важным.

— Вы упоминали, что вас отдал на музыку отец в 4-летнем возрасте, и детство у вас было очень музыкальное. А своим детям вы бы такое устроили?

— Мои родители присматривались к моим интересам с младенчества. Прежде чем повести на прослушивание в музыкальную школу, сначала меня отвели к учительнице, которая воспитала моего отца. Наверное, я поступила бы так же, будь у меня дети.

— Про группу Maru. Почему ушли? Ведь у вас с Денисом Дудко были хиты…

— Мы находились рядом друг с другом ровно столько, сколько этого требовали разные ситуации, и я благодарна за тот многогранный опыт, который получила с этими людьми. Но дальше наши пути расходятся, так бывает.

MARU в поиске золотой середины

— Вы не любите подчиняться, да?

— Я за равенство, внимание, взаимопонимание, честность, дружные отношения и намерения.

— Каких исполнителей на нашей украинской эстраде считаете самыми-самыми талантливыми? Может, с кем-то хотели бы поработать?

— У нас такая земля — волшебное пространство в плане талантов. С удовольствием наблюдаю за новыми, независимыми проектами, артистами. Похоже, я поработаю со всеми, с кем хочу в Украине.

— А на мировой эстраде? Из ныне живущих.

— Если помечтать, ради смеха, то мне было бы интересно подсмотреть за работой с нуля и до концерта/релиза с Mount Kimbie, James Blake, Snarky Puppy, Metropole Orchestra, Jazzanova, The Cinematic Orchestra, Speedometer, Yann Tiersen, Matthew Herbert, Bjork, Nils Frahm, Brian Eno, Chris Potter, Everything Everything, Feist, Flying Lotus, Fred Hersch, john Hollenbeck, Louise Cole, Nicolas Jaar, Radiohead, Olafur Arnalds, 4hero, Thomas Newman, Alexander Desplat.

Оставьте ваш комментарий