Джазовая исполнительница 28 июня будет выступать на главной сцене Leopolis Jazz Fest на концерте легендарного Бобби Макферрина, а осенью выпустит свой новый альбом — сольный и полностью украиноязычный.

— Лаура, чего вам сейчас хочется больше всего?

— Жарко, хочется на море. (Смеется.)

— В августе поедете на «Джаз Коктебель», а от названия этого фестиваля как минимум веет морем…

— Я выступала на «Джаз Коктебеле» несколько раз с разными программами. Также именно с этого фестиваля начался мой вокальный взрослый путь. Помню свои ощущения во время выступления. Чувствовала себя самой счастливой на планете. Вот тогда я и поняла, что мое место — на сцене.

— Какие трофеи привозите с фестивалей?

— Человеческие эмоции. Храню их в своей виртуальной шкатулке, и когда бывает плохо, открываю, и они меня согревают. А материальные вещи сиюминутны… Когда-то я собирала бейджи со своим именем, но постепенно их стало слишком много. При переездах очень неудобно… Ну и я не коллекционер, буду откровенна. Вещей люблю по минимуму, чтоб не собирать дома пыль. Для меня намного важнее глаза и искренние слова — этого я никогда не забываю.

— Кем себя больше ощущаете: армянкой или украинкой?

— Я родилась в Украине, свободно разговариваю на украинском языке, чего не могу сказать об армянском. Но все впереди, я очень люблю армянскую культуру и стараюсь интегрировать ее в свое творчество.

— Почему вы решили сократить фамилию Мартиросян до короткого псевдонима Марти?

— Это придумала мама, очень давно. Ей показалось, что наша фамилия слишком длинная для сцены. Так у нас с сестрой Кристиной появился один псевдоним на двоих. Кстати, автограф мне помогла придумать тетя. Мы с ней однажды сидели в заведении, ели бесподобные блинчики с творогом и изюмом и завели речь о том, что мне скоро 16, надо получать паспорт, а подписи нет. Тетя мне предложила веселый росчерк, я им до сих пор пользуюсь.

— Когда выйдет ваш следующий альбом?

— Планируем на осень, это будет мой второй сольный альбом и седьмой с моим участием. Точную дату сказать не могу, потому что творческий процесс может затянуться. Чем ближе к выходу, тем больше сомнений. Когда вкладываешь душу, всегда так происходит — бесконечно хочется что-то доделать. Бывали случаи, когда я подчистую переписывала готовые треки. Создание альбома — самое приятное время для артиста, потому что ты в эти моменты ты честен с собой и познаешь свои новые грани. Вариантов аранжировок много, спеть можно по-разному, и порой очень сложно сделать выбор.

— Кто писал песни для нового альбома?

— Я являюсь автором всех композиций.

— Как вам пишется на разных языках?

— На армянском я создала одну песню. Помогала мама. Для двух армянских альбомов (Krunk и Chanapar) тексты писала сестра, а я — музыку. Я немного понимаю язык, пою на нем, знаю буквы. На английском легко пишется, причем я не досконально его знаю. Наверное, так происходит потому, что я слушаю много англоязычных песен. Мне часто говорят: «У тебя классное произношение! Кто твой педагог?» На украинском и русском пишу сама еще с детства. Были даже случаи, когда я садилась что-то сочинять, и мама мне разрешала не идти на уроки.

— Пользовались тем, что можно не пойти в школу под предлогом написания песен?

— В старших классах уже, наверное, проявлялась такая хитрость. А в детстве я была закрытым ребенком, скромным и стеснительным. Я находилась в своей «тумбочке» и в школе считалась инопланетянкой, мне кажется. (Смеется.)

— Творческие кризисы бывают?

— Как-то настал период, когда я совершенно не могла написать украинский текст для песни. Хотя раньше рифмы лились из меня потоком. Я же росла на украиноязычных мультиках, фильмах. В свободное время любила посмотреть телевизор, как все дети. Позже… не знаю, что произошло, но не могла ничего из себя выдавить. Потом разозлилась на себя — как так, живя в Украине, не можешь написать песню на родном языке?! Это был для меня странный период, к счастью, он позади.

— Вы выступали на исторической родине ваших родителей — в Армении?

— Как-то мы посетили Армению небольшим составом — с мамой Ниной Ивановной Баласанян, сестрой Кристиной и джазовой пианисткой Наталией Лебедевой. В рамках фестиваля «Единая нация — единая культура» мы ездили с концертами по городам. У нас было 3-5 номеров в каждом концерте. Нас встречали бурными аплодисментами. Мы исполняли свои авторские композиции, а также шедевры армянской музыки — песни Комитаса и Саят-Новы в своей джазовой интерпретации. Между выступлениями мы много путешествовали по святым местам, смотрели достопримечательности.

— С родственниками встречались?

— Моя армянская родня жила на территории Азербайджана, но родственники по папиной линии — из Еревана. Я познакомилась с прабабушками, впервые их увидела. У меня, как оказалось, есть три двоюродные сестры — дочки папиного брата. Мы у них жили две недели. Я ходила в приятном ступоре и купалась в абсолютной любви людей, которых только-только узнала.

— Ваш творческий союз с сестрой Кристиной сейчас на паузе?

— Мы с ней много выступали, записали три совместных альбома и сейчас не отказываемся, если нас приглашают петь вместе. Есть даже дуэтные песни, которые мы исполняли, но по разным причинам не записали. Всему свое время. В данный момент мы с Кристиной заняты своими авторскими проектами.

— Как вы в детстве делили один музыкальный инструмент?

— Да, у нас в семье было одно пианино, но мы уживались, и никаких разногласий не было. Даже партии в дуэтных композициях мы с сестрой делили мирно. Она старше меня, но мы с ней многое делали вместе — посещали хор, музыкальную школу, разные вокальные коллективы. Я к ней прислушивалась, мы много времени проводили вместе.

— Что вас подвигло сделать выбор в пользу джаза?

— У сестры было несколько джазовых пластинок — Фрэнк Синатра, Билли Холидей, Элла Фицджеральд … Они звучали дома, и мне эта музыка нравилась. Джаз помогает вокалисту расти. А когда я переезжала из Харькова в Киев поступать, раздумывала — популярная музыка или джаз. Но когда меня прослушали, дали однозначный ответ — у вас джазовый голос. И, поступив, я убедилась, что сделала правильный выбор.

— Может, хотя бы ради эксперимента, попробуете себя в другом жанре?

— Мне нравится разная музыка, и в моем новом альбоме будет много поп-интонаций. В предыдущем альбоме — SHINE — тоже были эксперименты с жанрами. В современной музыке в одной композиции может быть намешано столько стилей, что наверняка и не скажешь, что именно слушаешь, как, собственно, и в джазовой. Это развитие и эволюция стилей.

— Почему вы не очень активно наполняете свои социальные странички?

— Мне всегда хотелось заниматься только музыкой, а потом вдруг оказалось, что для того, чтобы о тебе узнали, нужно делать много дополнительной работы, не связанной с творчеством. Понимаю, что это обратная сторона популярности. Но я не сторонник пустых постов и сториз. К слову, у меня вчера был концерт, и я разместила фотографии. Пишу о предстоящих выступлениях и важных событиях. Немного своей обычной жизни тоже показываю. Людям, конечно, это всегда интересно — понимать, какой ты человек. Но я стараюсь в меру. Круто, что благодаря соцсетям можно рассказать о результатах своего труда, чем-то поделиться, а вот забивать головы пользователей ситуативной и страдальческой ерундой не хочется. Кстати, свои странички в большинстве случаев наполняю сама, на комментарии и сообщения отвечаю лично, и я совершенно открыта.

— На вашем ютуб-канале под видео не слишком много просмотров…

— Очень сложно донести до публики свое творчество, когда перед тобой закрыты телеканалы и радиоэфиры. Считаю, что это уходящие моменты. Сейчас растет новое поколение, уважающее себя, ценящее музыку, и перед этими людьми не стоит задача срубить бабла. В моем окружении таких артистов очень много. К сожалению, схема «ты сделал классную музыку, и о тебе узнали» — не работает. Посмотрите на опыт Джамалы. Мне нравится эта артистка. У нее непростая музыка, не попса, и каких усилий ей стоило пробить стену непонимания, чтобы обратить на себя внимание. У музыкантов, которые не подстраиваются под законы шоу-бизнеса, нелегкий путь, но он стопроцентно качественный и настоящий.

— На ваш взгляд, что должно произойти, чтобы в Украине увеличился интерес к джазу?

— За 12 лет, которые я живу в Киеве, интерес к этому жанру вырос в разы. Раньше это были небольшие клубы, а точнее, всего один. А сейчас у нас проводятся шикарные фестивали — Leopolis Jazz Fest, «Джаз на Днепре», «Джаз Коктебель» и много других… Агентства привозят хороших джазовых исполнителей, которые собирают полные залы. Ну и не стоит забывать, не вся музыка может стать масс-маркетом.

— О чем мечтаете?

— Я с детства мечтаю заработать много-много денег, чтобы помогать обездоленным. Ведь если на улице посмотреть вокруг, можно увидеть очень много нуждающихся. Мимо этого я спокойно пройти не могу. Надо помнить, что кому-то копейка может спасти жизнь. Ну и, конечно, хочу со своей музыкой стать известной во всем мире.

Посмотреть интервью в полном объеме можно на нашем канале:

Залиште ваш коментар