Английский актер Джаред Харрис, которого мы недавно видели в роли профессора Легасова в нашумевшем мини-сериале «Чернобыль», имеет за плечами солидный актерский багаж. Харрис снялся более чем в 70 кинохитах, сыграв Лэйна Прайса в «Безумцах», доктора Дэвида Джоунса в сериале «Грань», профессора Мориарти в «Шерлоке Холмсе: Игре теней», Джона Леннона в фильме «Двое из нас», Энди Уорхола в ленте «Я стреляла в Энди Уорхола», короля Генриха в «Еще одна из рода Болейн», капитана Френсиса Крозье в историко-приключенческом сериале «Террор»… Об этой роли мы и расспросили артиста, т.к. сериал «Террор» идет на т/к АМС каждый четверг по две серии в течение всего июля.

— Что заинтересовало вас в роли капитана Крозье?

— Всё всегда начинается со сценария. Съемки занимают шесть-семь месяцев жизни, поэтому хотелось бы потратить это время на что-то стоящее. Мне прислали сценарий первого эпизода, и я сразу понял, что это – тот случай. Я встретился с Дейвом (Кайганичем) и Су (Хью) и мы обсудили это за ланчем. В тот момент уже была разработана вся архитектура сериала. Помню, у меня тогда возник вопрос, не превратится ли это в историю о монстре, и они ответили: «Нет». Это история о мире, о людях, об окружающей среде, и она, скорее, об ужасе психологическом. Это почти метафора. И довольно быстро, уже во втором-третьем эпизоде, становится ясно, что просто бегать от Существа было бы слишком просто с актёрской точки зрения. Повествование фокусируется преимущественно на людях. И роль «ужаса» («террора»), представленного в повествовании, берут на себя разные персонажи.

ТОП-7 фактов о шокирующем сериале «Чернобыль»

— Как бы вы описали Крозье в начале истории?

— Поначалу он отнюдь не в восторге от пребывания там, поскольку чувствует себя изгоем. Есть версия, что он мог бы возглавить экспедицию, но он – ирландец, а англичане не хотели, чтобы (Северо-Западный) проход был обнаружен кем-то, кроме англичан. Они взяли его в экспедицию из-за опыта и умений, но не хотели видеть его командиром. Они не хотели, чтобы слава досталась кому-либо кроме них. В тот момент он понял – собственно, так же, как и Лейн Прайс в «Безумцах» – что он упёрся в стеклянный потолок, который не в состоянии преодолеть. Это исторически точный факт. Несмотря на должность второго человека в команде, на практике он им не был, потому что полномочия по оснащению кораблей и подбору команды были отданы Фицджеймсу (и Фицджеймс сделал много ошибочных назначений). Крозье видел эти ошибки, но у него не было влияния, чтобы изменить эти решения. Судя по его письмам, он должен был просто смириться, и это выводило его из себя. Очевидно, что он не мог предвидеть проблем, с которыми им придется столкнуться. Люди, которые видели его до отплытия, отмечали его крайне меланхоличный и подавленный вид. Меня заинтересовала специфика роли второго человека в команде. Вполне предсказуемо, что если вы на позиции второго, то у вас не будет полномочий для принятия решений.

— Все эти нюансы и разногласия между Крозье и Франклином — какую роль они играют в борьбе за власть, показанной в первом эпизоде?

— Есть ощущение, что ситуация с их совместным руководством не была полностью прояснена. А у Фицджейса не было достаточно опыта, поэтому даже если бы он мог повлиять на мысли Франклина, он не знал, как это сделать, так что продолжал слепо следовать за своим командиром. Есть в американской истории такая фраза о предрешенности судьбы. Полагаю, в то время среди англичан царила та же идея: им предначертано преуспевать, вся слава должна принадлежать им и королеве, и их защищает Бог. В его (Крозье) письмах я не уловил этой слепой веры. Мы сосредоточились на практичности этого персонажа, когда дело касалось имеющихся вариантов. Его предложение, сделанное Франклину, неплохое, но рискованное. Могло случиться так, что расчеты Франклина сработали бы, в то время как вариант Крозье был более осторожным и менее авантюрно-героическим. Один из аспектов, которые мы исследуем – это необходимость жить с последствиями решений, принятых не нами.

Что посмотреть? Новые детективные сериалы

— Во втором эпизоде, даже когда один из моряков убит, Крозье сосредоточен исключительно на признаках таяния льда. Понимает ли он, что его сосредоточенность может быть неверно истолкована командой?

— Он понимает, как плохо это могут воспринять, на это есть намёк в первом эпизоде в разговоре с Франклином, который знает, на что способны люди в отчаянии. Крозье видит, что ситуация может сильно усугубиться. Думаю, его еще больше раздражает то, что командование придает больше значения идее, чем потере английского офицера. Это объясняет отсутствие у него сентиментальности, которая в данный момент неуместна. Прямо сейчас складывается ситуация, из которой надо найти выход, и если сразу это сделать не получится, то необходимо иметь план B, план C и план D.

— Как вы подошли к проблеме пьянства Крозье? Вы считаете, другие воспринимают это как признак слабости?

— Мы обсуждали это с точки зрения того, как это должно быть сыграно. Есть люди, которые могут пребывать в состоянии лёгкого опьянения и при этом достаточно хорошо работать, не осознавая себя нетрезвыми. Таким мы видим Крозье в начале. Если это не создаёт проблем, вряд ли люди будут комментировать или жаловаться. Это – часть изгнания, которому подвергает себя персонаж, и это становится изъяном, поводом не воспринимать его всерьёз. В этом смысле, Крозье сродни Кассандре – тоже предвидит будущее, но никто ему не верит. Когда ты играешь кого-то, кто много пьет, не так уж интересно играть состояние опьянения, потому что оно само по себе может сказать о многом. Это как будто стучать по одной и той же клавише фортепиано, снова и снова. Нужно просто принять это как часть личности человека, пока тебе не понадобится использовать это с какой-либо целью.

Медицинский сериал «Скорая помощь» стартует на СТБ

— Крозье – один из немногих, кто владеет языком инуитов и получает информацию от Леди Безмолвной во втором эпизоде. Что он думает о её таинственном предупреждении?

— Я не думаю, что он знает о Туунбаке. Он понимает, что инуиты и шаманы иначе воспринимают мир и окружающую среду, что их обществу свойственен мистицизм и спиритуализм. Это то, с чем Нив (Нильсен) невероятно помогла. Она сказала, что они не будут говорить об этом, так как это запретная тема. Если вы являетесь частью общины, вы не можете делиться информацией с посторонними. Даже просто произнести имя означает переступить черту и вызвать неловкость. Она поделилась с ним чем-то, чем не должна была делиться. Но он так и не понял, что именно она пыталась донести.

— Что в процессе работы над проектом вам понравилось больше всего?

— Съемки показались мне непростыми и захватывающими. Я работал с такими феноменально талантливыми людьми как Иэн Харт, Пол Рэди, Адам (Нагаитис), Киран (Хайндс), Тобайас (Мензис), Кристос (Лоутон) и другими замечательным актерами, и за десять эпизодов мы хорошо поладили. Пожалуй, больше всего мне понравился остров Паг в Хорватии, где мы заканчивали съемки. Это место придало финалу особенную выразительность. После такого испытываешь чувство клаустрофобии, возвращаясь в декорации. Не думаю, что в будущем захочу отправиться в морское путешествие. (Смеется)

Сериал «Будиночок на щастя»: новый сезон — новые лица

Оставьте ваш комментарий