Голливудская актриса стала почетным гостем на 10-м международном кинофестивале в Одессе. Вначале она прошлась по красной дорожке церемонии открытия, потом провела мастер-класс, представила свой режиссерский фильм «Дон» и, конечно, с радостью пообщалась с представителями прессы.

— Роуз, герой вашего фильма «Дон» в конце произносит фразу: «Я хотел попробовать это». Кажется, у вас с этой репликой связаны личные переживания. Так ли это?

— Хищники и преступники берут то, что хотят, просто чтобы посмотреть, каково это. В фильме данная фраза для того, чтобы было понято, что вины девочки в произошедшем нет.

— Как был воспринят фильм вашими коллегами?

— «Дон» был номинирован на фестивале «Сандэнс» в Лондоне, а также прошел отбор на «Оскар», поэтому есть основания утверждать, что его приняли великолепно. Вследствие этого мы запустили картину в прокат по США и показали на «Сандэнсе» в Гонконге.

— О каких проблемах вы, как режиссер, будете говорить в следующих фильмах?

— Хочу снимать картины про боль, красоту, искусство, женский опыт; затрагивать социальные проблемы, когда одни люди контролируют других.

— Не было ли мысли снять фильм об Украине, или в нашей стране?

— Раньше — нет, но, когда я сюда приехала, думаю, это была бы картина о бытовых проблемах, о красоте и боли — эти вещи во всем мире одинаковы.

— Вы смотрели сериал «Чернобыль»?

— В Голливуде думают только о Голливуде… «Чернобыль» — великолепный сериал, и я плакала, когда показывали сцены с убийством собак.

— Когда вы получили приглашение приехать на ОМКФ*, сразу согласились?

— Я собрала сумку и села в самолет! (Смеется.) Мне всегда интересно посмотреть страны, где еще не была. В очередной раз имею возможность убедиться: насколько все люди разные, настолько же они и одинаковые. Я в восторге от того, как здесь любят кино, какие культурные люди и интеллигентная публика.

* Телеканал «Украина» — официальный медиапартнер ОМКФ.

«Королевы убийства», 1999 г.

20 лет назад этот фильм наделал много шума. Три подружки-школьницы во главе с Кортни Шейн, которую сыграла Роуз, решают разыграть подружку. Веселье закончилось грустно — девушка умерла, так и не узнав, что это была шутка. Девчонки решают замести следы, но, оказывается, есть свидетельница, которую они за обет молчания принимают в свою компанию.

— Что подтолкнуло вас стать актрисой?

— Никакого толчка не было, кроме необходимости оплачивать аренду жилья. Меня нашли и предложили сниматься. Но как режиссера и актрису, меня всегда вдохновляло европейское кино и возможность вжиться в другого человека.

— Поступают ли вам сейчас предложения сниматься?

— Из-за моей активистской деятельности последние три года не предлагают. Думаю, меня боятся, но не стоит, я не чудовище. И, несмотря на то, что эта тенденция сохраняется, мне намного важнее продолжать говорить правду.

— Кроме Голливуда, кино снимают во многих странах. Почему вы не рассматриваете возможность работать, к примеру, в Европе?

— У меня нет визы, и я не знаю иностранные языки.

— Какой съемочный день в вашей карьере был самым тяжелым?

— Это было на съемках фильма «Планета Террор». На ноге был 10-килограммовый гипс, а мне предстояло перепрыгнуть через стену и приземлиться на мостик, который был в огне.

— Помните ли свой первый съемочный день в сериале «Зачарованные»?

— Мне было страшно, потому что я вышла вместо другой актрисы. До моего появления сериал снимали уже четыре года, и вся труппа была как одна большая семья. Я к ним присоединилась, и многие говорили: «Не переживай, наверняка после того, как ты вступишь в роль, сериал провалится и его отменят!» А на самом деле мое появление в кадре только удвоило рейтинги.

— Вы знаете, что в Украине название этого фильма звучит как «Всі жінки відьми»?

— Согласна, название получилось одновременно смешным и ужасающим. Теперь осталось придумать аналогичное название и для мужчин! (Смеется.) На самом деле, быть ведьмой не так уж плохо, а доброй, какую я играла, тем более. Я рада, что этот сериал любят и помнят в Украине. На съемках мы были как семья, и каждый актер был тесно связан со своим персонажем.

«Зачарованные», 2005 г.

Наибольшую популярность артистке принес именно этот сериал, в котором она снималась с 2001 по 2005 годы. Первые три сезона рассказывают о сестрах Прю (Шеннен Доэрти), Пайпер (Холли Мари Комбс) и Фиби (Алисса Милано). После смерти Прю в финале третьего сезона их сестра по матери Пейдж Мэтьюс (Роуз Макгоуэн) занимает ее место в троице.

 — Общаетесь ли вы с независимым режиссером Греггом Араки, у которого снимались в фильме «Поколение Doom»?

— Грегг — замечательный режиссер! Этот фильм дал старт моей карьере в кино. Поэтому я ему очень благодарна. На самом деле, мы с ним уже много лет не общаемся, но я по-прежнему испытываю к нему только самые теплые и нежные чувства.

— Вы прекрасно выглядите. В чем секрет?

— Я ем много фастфуда, но пользуюсь своей косметикой по уходу за кожей, которую разрабатываю уже восемь лет. В этом и кроется секрет моей красоты.

— Какие три фильма произвели на вас наибольшее впечатление?

— Если честно, последние два года я боролась с миром и не смотрела фильмы. Кроме прочего, с кино у меня связаны травматичные воспоминания. Понимаю, что нужно наверстать упущенное. Например, на ОМКФ посмотрю новый фильм Майкла Ли. Надеюсь, что скоро полноценно вернусь к просмотру кинолент.

— Вам нравятся документальные фильмы? Хотели бы снять что-то в этом жанре?

— Очень люблю документальное кино, и однажды даже сняла документальный фильм «Гражданка Роуз» — это картина обо мне. Над ним было тяжело работать, потому что параллельно в СМИ шла пропаганда против меня. К сожалению, чтобы сделать хорошую документалку, нужны годы, а у меня нет столько времени. Я с огромным уважением отношусь к кинодокументалистам.

— Над чем вы сейчас работаете как режиссер или как сценарист?

— Над фильмом «Лунатик». В нем рассказывается о женщине, которая вышла замуж против своей воли и в результате оказалась под прессингом мужа. Он ее контролирует и ущемляет. А фишка в том, что эта женщина, как лунатик, каждую ночь ходит по лесу, и в связи с этим ей сложно отличать правду от вымысла. Со временем она учится доверять увиденному. Это явление называется газлайтинг, когда людям навязывают определенные формы поведения с помощью психологического прессинга. Но в данный момент мы переписываем сценарий, чтобы привлечь дополнительное финансирование. В принципе, я хотела бы еще больше заниматься режиссурой. Но есть в моей жизни и музыка — совсем выходит мой альбом «Planet 9», буквально через месяц мы начнем играть музыку из этого релиза. Еще я планирую написать книгу. Если вы креативная личность, значит, можете заниматься творчеством в самых разных сферах и направлениях.

«Планета страха», 2007 г.

В фильме ужасов про зомби от мастера этого жанра Роберта Родригеса актриса сыграла танцовщицу Черри Дарлинг, которая в результате аварии потеряла ногу и оказалась в тюрьме. В конце концов она с друзьями оказывается на свободе, а ее деревянную ногу заменяют на автомат. Героиня вступает в борьбу против нашествия живых мертвецов.

 — Вы когда-то сыграли Джеки Кеннеди в клипе Мэрилина Мэнсона. Расскажите, как туда попали?

— В тот период Мэрилин был моим женихом, он тогда еще был прекрасным человеком… (Смеется.) Песню Coma White он посвятил мне, и естественно, хотел, чтобы я снялась в клипе.

— Кто вас вдохновляет?

— Я черпаю вдохновение у исторических личностей, которые искали спасения таким же способом, как и я.

— Когда вам плохо, как ищете успокоения?

— Когда мне было девять лет, я придумала планету и назвала ее «Planet 9». Когда мне было страшно или трудно, убегала туда. С годами поняла, что моя жизнь уникальна, но, к сожалению, я могу рассчитывать только на себя и свои силы.

— Вы пользуетесь соцсетями? И как относитесь к критическим комментариям в связи с вашей активной позицией борца за права женщин?

— Раньше я была активным пользователем, но в последнее время перестала. Эти ограничения связаны в первую очередь с моим душевным состоянием. В определенный момент я сказала себе: «Хватит, надо остановиться!» Уже достаточно времени посвятила этой борьбе. Сейчас я готова вернуться и снова быть артисткой. Против меня в Интернете велась огромная пропаганда, и мой голос глушили очень сильно. Хотя Эштон Катчер как-то сказал: «Соцсети — единственное место, где актер может сам выступить в свою защиту». Ведь в интервью расспрашивают о ролях и режиссерах, а в соцсети есть возможность высказать то, что думаешь. Правда, иногда нас неправильно понимают, и тогда появляются негативные комментарии.

— Как думаете, сколько у вас союзников в Голливуде?

— Наверное, не больше десяти процентов. Было бы больше, но люди испуганы. Голливуд — это город, построенный на страхе.

— Сейчас в мире идет тенденция к увеличению количества женщин в кинематографе. Скажите, в США в независимом кино женщин больше?

— США отстает от Украины в этом плане. У вас женщины имеют возможность делать кино наравне с мужчинами-режиссерами. Дамы — не только режиссеры, но и продюсеры, сценаристы, администраторы. Я тут беседовала с местными коллегами, и они удивленно вскинули брови: «Ущемление прав женщин в кино? У нас никогда не было ничего подобного!» Но не стоит забывать, что именно женщины создали Голливуд — они были сценаристами, монтажерами и режиссерами. Но когда пришли толстосумы, они убрали женщин со своего пути, и с тех пор мы стараемся восстановить паритет в этом вопросе.

— Роуз, какие три вещи вам необходимы для счастья?

— Свобода, правда и мороженое!

«Если вы креативная личность, значит, можете заниматься творчеством в самых разных сферах и направлениях».

Рубрики: Интервью Кино

Оставьте ваш комментарий