Музыканты Михаил Гайдай и Станислав Маликов создали собственную группу, чтобы исполнять авторские песни. На счету BROSKO — дебютный мини-альбом «Хочу» и громадные планы по вторжению в отечественный шоу-бизнес.

Михаил Гайдай и Станислав Маликов

— Миша и Стас, продюсера у вас нет, значит, вы по доброй воле находитесь в этом проекте?

Михаил Гайдай: — Нам стало интересно писать музыку вместе. Появилась идея поп-дуэта, и мы решили посмотреть, что из этого получится.

Станислав Маликов: — Мы сами выбрали жанр, в котором хотим работать, и без внешнего вмешательства взялись за дело.

— Михаил, вы раньше занимались рэпом, а теперь — поп-музыкой. Не было ломки от такой резкой смены направлений?

М. Г.: — Как оказалось, поп-музыку делать сложнее. Конечно, было сложно перестраиваться, но безумно интересно переживать этот процесс. Появление Стаса стало хорошим толчком, чтобы принять решение.

— Стас, как к вам пришла идея проекта?

С. М.: —  Я всегда занимался музыкой, правда, по большей части гитарной. Но при этом хотел быть артистом — с собственным репертуаром, поставленными номерами. С размахом. Как полагается большому исполнителю. Я уже много лет работаю в шоу-бизнесе и часто слышу вопросы: «Почему не запустишь свой проект?» Ответ прост. Я командный игрок, и у меня не было нужного человека рядом. Так что, когда мы с Мишей практически случайно встретились, я поделился своими идеями, и мы без особых разговоров начали делать первый трек.

— Название дебютного диска «Хочу» — это посыл в космос ваших надежд на удачу?

С. М.: — Отчасти это так. Чего-то хочешь — делай! Моя давняя мечта о собственной группе реализовалась только потому, что мы поднялись с насиженных мест и начали что-то делать.

— Уместно ли называть ваш коллектив «мальчиковой группой»?

М. Г.: — Это было бы прикольно. (Смеется.)

С. М.: — Конечно. Но мы не бойз-бенд, а дуэт парней.

— Кто ваша аудитория?

М. Г.: — Во время записи треков у нас была фокус-группа, в которую входили совершенно разные люди. И нам было важно, как они воспринимают наше творчество.

С. М.: — В тот момент мы пытались хоть как-то прощупать свою целевую аудиторию. Решили узнать, кто именно будет слушать нашу музыку — неоновый поп с ретрооттенками в звучании. Результаты фокус-группы нас слегка удивили — нам досталось отовсюду понемногу. Уверены, что все вопросы, связанные с нашей аудиторией, расставит по местам время. Даже сейчас, спустя всего два месяца после первого релиза, мы намного лучше понимаем, куда двигаться.

— Вместе легко работается? Ведь вы такие разные…

М. Г.: — Да, работать легко, несмотря на то что молнии иногда между нами пролетают. Но это все проходит без негатива. Мы сразу договорились — все по-честному. Если что-то не нравится, сразу говорим об этом, чтобы ничего лишнего не надумывать. Я ценю такой подход. Наше творчество — это всегда полет. Стас фонтанирует идеями, а я их технически обрабатываю.

— Как прошло ваше первое выступление?

С. М.: — Наш дебют состоялся на НСК «Олимпийский» — об этой площадке мечтают многие суперзвезды, а нам вот так сразу повезло. Мы там выступали в рамках музыкальной конференции Kyiv Music Days на шоу-кейсе от «Много Воды». Для меня это был настоящий эксперимент. Раньше я был на сцене с гитарой и мог за ней прятаться. Теперь между мной и зрителями — только стойка микрофона. Это страшно, но так интересно! Сначала нервничал, но когда увидел, что публика поддерживает, завелся, и переживания куда-то улетучились. Теперь хочу работать над шоу. Уверен, в дальнейшем нас на сцене будет больше. Кроме музыкантов — еще и танцоры. Ведь мы же делаем танцевальную поп-музыку.

— Вкусы на женщин у вас одинаковые? Один захочет в подтанцовку блондинок, другой — брюнеток…

С. М.: — Это будет микс! Не только из блондинок и брюнеток, но и мальчиков с девочками. Танец, равно как и музыка, это чувства и эмоции. Для нас важно, чтобы их правильно передали. Вне зависимости от пола, возраста, цвета волос и любых других факторов.

М. Г.: — Не важно, как танцор выглядит, важно, чтобы он соответствовал нашей музыке и происходящему на сцене.

— Миша как более опытный коллега перед первым выступлением давал советы Стасу, чего нельзя делать на сцене?

М. Г.: — Тут все просто: что ты не позволил бы себе на деловой встрече, то недопустимо и на сцене.

С. М.: — Я знаю какие-то азы. Например, что нежелательно здороваться с публикой до первой песни. Только отработав вступительный трек, можно сказать слова приветствия. Сразу должна начаться магия, а слова — потом… Еще вокалист не должен смотреть себе под ноги, а если концерт снимается, в приоритете — камеры, и только потом — аудитория.

— Вас легко вывести из себя?

С. М.: — Я взрывной. Меня легко завести с полуоборота.

М. Г.: — А я спокойно реагирую на критику. Понимаю, что в соцсетях у комментаторов теряется чувство, что они пишут живому человеку. Иногда комментируют фото такими словами, которые вряд ли сказали бы в лицо. Однажды меня неслабо облили грязью в комментариях. Я сделал скриншоты, а из них — обложку и выложил ее. По-моему, получилось весело.

— С критикой в свой адрес сталкивались?

С. М.: —  Не особо. Разве что несколько конструктивных замечаний от людей из мира шоу-биза, которым мы склонны доверять. А вот с завистью — приходилось. Для начинающей группы мы показали довольно неплохие результаты на старте. И в итоге получили несколько приглашений выступить на концертных площадках. Но самое неожиданное — у нас уже есть заявки на 2020 год. Просят прислать райдеры.

— Надо соглашаться!

С. М.: — Мы стараемся не отказывать. Нам хочется показывать свою музыку и делать это хорошо. Без опыта это вряд ли возможно. Больше концертов, больше опыта, лучше шоу.

— Какую вашу песню охотнее берут на радио?

М. Г.: — «Хочу». Когда Стас рассказал мне идею трека, я сделал «камень», который мы потом вместе обтачивали.

С. М.: — Мне хочется дать совет всем молодым музыкантам: изучайте целевую аудиторию радио и ТВ, куда собираетесь нести свои треки. Надо знать, какую музыку они крутят, и подходите ли вы под формат. BROSKO не будет крутиться на станции, транслирующей рок. Когда мы делали свои треки, уже понимали, аудиторию каких именно радиостанций хотим получить.

— Как появилось название группы и что это слово означает?

М. Г.: — Сложный был процесс. Название придумывали три месяца и выбирали из миллиона вариантов. Было много рамок и ограничений: слово должны быть короткое и легко запоминающееся, яркое и хлесткое, со смыслом и одновременно абстрактное.

С. М.: — Когда появилось Brosko, мы поняли — это оно, броское и кричащее. Но у нас есть еще одна история. Как-то мы общались с журналистами, и они нам сказали: «Вы Brosko потому, что обращаетесь к друг другу “бро”». Нам понравилась мысль, и мы хотели даже использовать ее, но идея разбилась о стену — мы решили оставаться предельно честными.

— Что сказали близкие, когда узнали о появлении вашей группы?

М. Г.: — Включил треки родителям, когда были в машине. Им понравилось. А моя девушка была слушателем всех демок, которые я ей ставил после каждого изменения.

— Вы не скрываете, что у Миши есть девушка, а у Стаса жена. Не боитесь потерять из-за этого часть женской аудитории? Многие артисты скрывают свои отношения…

С. М.: — Женщин, по-моему, это никогда не останавливало. (Смеется.) А если серьезно, то ничего и никогда не стоит скрывать!

Оставьте ваш комментарий