Михаил Хома, который на всех дискотеках скромно стол в сторонке, сделал над собой невероятное усилие и согласился участвовать в проекте «Танці з зірками». Удивляться здесь особо нечему — шоумен есть шоумен.

— Дзидзьо, начнем с главного — танцы. Почему вы решились на участие в проекте?

— Во-первых, «Танці з зірками» — это супершоу, которого ждет вся страна. А во-вторых, еще с первого сезона я мечтал в нем поучаствовать. Конечно, по факту решиться было не так просто, ведь я знаю, сколько будет сложных испытаний, но это один из вызовов, которые я по жизни умею принимать и достойно преодолевать. Так интереснее! А с танцами у меня есть своя незаконченная история. Никогда раньше не танцевал, потому что в студенческие годы повел себя неправильно. Когда у нас в университете проходили уроки хореографии, я стоял в сторонке с выражением лица: «Вы хотите, чтобы я танцевал?!» Вот теперь я осознал ошибку и буду закрывать этот гештальт.

— Многие люди стесняются публично танцевать, боясь выглядеть нелепо. Какие опасения есть у вас?

— Я боюсь смеяться над кем-то, а вот над собой — нет. Мне кажется, это правильный подход. Без здоровой самоиронии никак, с ней легче, интереснее по жизни. Уверен, что соглашусь на любую, даже самую смешную постановку, и готов примерять все забавные образы. В этом и заключается прелесть работы артиста, что ты не задумываясь можешь надеть костюм мультяшного героя, птицы или Супермена.

Конечно, мы с танцами еще не до конца подружились, я пока не нашел ту кнопочку, после  нажатия которой тебя слушаются руки-ноги, но буду ее искать.

— Вы лично какой момент в танцах считаете своей слабой стороной? Заплетаются ноги, наступаете на обувь партнерше, не запоминаете последовательность движений?

— Все вместе. (Смеется.) Ноги своей партнерше я пока не отдавил, но она взялась за меня, и, похоже, не даст мне спуску. Но мои ноги заплетаются как шнурки, да и движения я запоминаю не очень хорошо — тексты даются намного лучше. Думаю, нужно просто снять какой-то внутренний блок, я готов даже на иглоукалывание походить, если это поможет. Искренне верю, что все умеют танцевать — и полненькие, и худые. И, кстати, люди с пышными формами иногда танцуют намного круче, у них невероятная пластика движений!

Dzidzio на юбилейном шоу

— В обычной жизни вы хоть иногда танцуете? Когда и при каких обстоятельствах делали это в последний раз?

— А как же — танцую и пою… в душе. Конечно, это примитивные движения, но я их отлично заучил, и, мне кажется, у меня неплохо выходит. А на праздниках, если танцую, то все сразу обращают на меня внимание, выводят в центр круга — настолько сильно я выделяюсь из толпы.

— Когда-нибудь посещали танцевальные кружки? Или, может, в детском садике принимали участие в хореографических постановках?

— В садике, конечно же, были традиционные хороводы вокруг елочки, но я еще и пел. Помню, всегда залезал на стульчик, хотел быть выше всех, и пел песни. Но так, чтобы танцевать в каком-то ансамбле или отдельной постановке, — нет.

— Как вели себя на дискотеках в школьные годы?

— Я на дискотеки не особо ходил, был пару раз, и мне не понравилось. Однажды случился неприятный инцидент, который отбил желание посещать такие вечеринки. Помню, как-то приехал на дискотеку с работы уставший, пел на одном мероприятии и заработал хорошие, как для школьника, деньги. Друзья мне подлили лишнего, и я хорошо станцевал. А они во время танцев засовывали руки ко мне в карманы и незаметно повытаскивали все заработанные деньги.

— Вы когда-нибудь знакомились с девушками на танцах?

— Хотя девушки на дискотеках мне нравились, я понимал, что не интересен им. Тогда им нравились мальчики постарше, а я обижался, думал: «Что я делаю не так?». Сейчас понимаю, что все шло именно так, как было нужно.

— Вас приглашали на белый танец?

— Когда я участвовал в группе «Друзі», приглашали, но я не танцевал.

— Почему группа DZIDZIO выступает без подтанцовки?

— Ну почему же, у нас есть подтанцовка на многих концертах, и в балете может быть по 10-12 человек. Например, на «Арене Львов», во Дворце спорта, на некоторых крупных концертах в Одессе, Харькове, Киеве. Но обычно я беру не танцами, а харизмой.

DZIDZIO с Софией Ротару

— Расскажите, как проходили съемки сериала «Отмороженный»?

— Мы уже отсняли сериал, и я уверен, что получится здорово, и людям понравится. Это будет веселая, близкая каждому комедия. Я пережил много насыщенных, но очень интересных съемочных дней. Над сериалом работала профессиональная команда, они делали каждый момент на съемках легким и понятным. Атмосфера и взаимопонимание на площадке — это то, что для меня важно. Параллельно с работой над сериалом я давал концерты, был тренером в «Голос. Діти». Кстати, на съемочную площадку сбегал от офисной рутины, от концертов. А еще я там нашел свою семью — коллектив. Там обо мне все так заботились — кормили, обнимали, я чувствовал себя ребенком. А если я открываю в себе ребенка, значит — это настоящий я.

— Что вам больше всего запомнилось на съемках?

— У нас по сюжету часть событий происходила в конце XX века. И мой персонаж Миша Дзидзюк попадает в наше время из 90-х. Запомнилась атмосфера прошлого — соответствующие одежда, реквизит, локации. Я сам принимал участие в создании своего образа, выбирал куртки, штаны, как лучше сочетать цвета. Вспоминал, как мы в то время шутили, какие были фразы, слова. Например, «Скажи «ракета»! — Твой папа — начальник туалета!» И прочие глупости. Еще запомнились съемки сцены, когда моего персонажа достают из криокамеры — это такой прибор, в котором и «заморозился» герой. Хотя серия с разморозкой будет в начале сериала, снимали ее последней. Для нее съемочная группа нашла старый подвал в школе, вынесла оттуда мусор и обустроила все именно так, как было задумано по сценарию. Настоящая подвальная сырость и полумрак помогли погрузиться в нужную атмосферу. Хотя технически эпизод был сложным, но на экране он получился очень реалистичным.

— Возможно ли такое, что вы когда-то уйдете со сцены и полностью посвятите себя кино и телевидению?

— Я рад, что не нужно выбирать, обе сферы приносят мне удовольствие. Отлично могу их совмещать и реализовывать себя. В кино могу быть кем угодно, примерять на себя разные характеры, образы, и на сцене тоже. Не хочу разделять это и отказаться от частички себя.

Михайло Хома с мамой

— Дзидзьо когда-нибудь расстанется с бородой? Без растительности на лице вы выглядите моложе на десяток лет.

— Порой на заправке или в отеле ко мне подходят люди и говорят, что я в жизни моложе, чем на экране. Надо что-то с линзой объективов делать. Когда мы начинали снимать сериал «Отмороженный», я сразу предупредил стилистов, что готов на любые эксперименты и образы, только бороду брить не буду. 

Чем закончился инцидент, когда на вас напали разбойники на выходе из радиостанции? Был суд? Странно, что сначала поднялся такой шум, а теперь, когда все ждут логичной развязки (за вас переживают, вас поддерживали и хотят, чтобы обидчики были наказаны), по этому поводу воцарилась тишина.

— Полиция сейчас разбирается. Люди, которые в этом виноваты, открещиваются, говорят, что они ни при чем, но я уверен, что справедливость восторжествует.

— Как сейчас ваше здоровье, после травмы?

— Мне все еще нужно проходить реабилитацию, но по сути я не занимаюсь самосохранением…

— Почему вы сейчас передвигаетесь без телохранителей? Не боитесь, что подобное может повториться?

— Я никому в жизни ничего плохого не сделал и никого не боюсь.

На съемках сериала «Отмороженный»

— После поражения вашей команды в «Голос. Діти» вы признались Осадчей, что «присели на пробку» и снимаете стресс с помощь шампанского и просекко. Это была шутка для эпатажа?

— Конечно, я пошутил. Сейчас пить — не модно. Люди расслабляются и переключаются со стрессов, волнений в работе, на отдыхе, с помощью духовных практик. Да я и не считаю, что мы с Ярославом Карпуком проиграли, здесь нет проигравших. Ярослав — большой молодец, невероятно одаренный юный вокалист, а Саша — достойный победитель, я сам неоднократно называл его «Чудом на земле». Вообще, все юные вокалисты сильно выросли за время участия в проекте, научились правильно вести себя на сцене, стали лучше управлять голосом. Я вот только думаю, что же будет дальше, какие талантливые детки придут в следующем сезоне.

— Вам часто приходится наговаривать на себя ради хайпа?

— Никогда такое не практикую, ведь хайп предполагает ложь и что-то нехорошее. Я верю, что эта тенденция скоро отойдет.

— Группа DZIDZIO уже несколько лет находится в топе и показывает довольно ровный стабильный результат. Как планируете развиваться дальше?

— У нас сейчас масса идей и планов. Например, в октябре едем в Китай, представлять свой фильм. Китайцы очень заинтересовались моим образом, для них это настоящая экзотика.

— Поклонники ждут развития группы DZIDZIO. Ваше участие в различных проектах свидетельствует о том, что вам тоже не нравится топтаться на одном месте. Что вы сами об этом думаете?

— Я всегда за то, чтобы покорять крутые вершины, пробовать что-то новое, развиваться. Не переживаю, что со мной что-то случится из-за напряженного графика. Главное, что порой сдерживает, это время. Например, мне очень хочется поехать на Каннский кинофестиваль и показать две свои короткометражки. Они уже существуют на уровне сценария. С их помощью я хочу объяснить людям, что в жизни нужно действовать, потому что время не приходит, а проходит.

— Над чем сейчас работает группа?

— Недавно сняли клип на одну из песен. На какую, пока секрет. Сейчас готовится новая песня, это будет что-то невероятное, и дело уже полным ходом идет к альбому.


— Вам часто говорят комплименты?

— Часто, особенно детки. Вот как скажут: «Дзидзь, я тебя любцяю» — и все… я сразу становлюсь счастливее.

— Ваша супруга раньше выступала с вами в группе «Михайло Хома і друзі». Почему сегодня вы не работаете вместе на сцене?

— Сейчас концепция группы другая. Да и каждый человек имеет шанс самостоятельно развиваться. Моя жена поет, пишет тексты, недавно окончила курсы актерского мастерства.

— Какой Михайло Хома муж?

— Я знаю, что жена может на меня положиться, я очень надежный, со мной безопасно. Но дома я каждый раз разный, и главное, чтобы не закрывался, а я это делаю, только когда меня не слышат или когда очень устану. Дома хочется или молчать, или же, наоборот, поговорить на конкретную тему. Жизнь с артистом — не очень просто.

— Мы с вами всё говорим о работе. А как человек Михайло Хома о чем думает?

— Я духовно развиваюсь. У меня много книг и аудио о духовности. Это и наука, и разные религии. Хотелось бы уделять этому больше времени, но я не был в отпуске три года, а когда выпадает свободный день, то просто сплю, восстанавливаюсь.

Оставьте ваш комментарий