Певица является признанной иконой стиля — ее неповторимые образы поражают поклонников шармом и элегантностью. Но, как оказалось, вся эта красота создана собственными руками Лаймы.

— Лайма, в ноябре вы отправляетесь в большой тур по Украине, в графике семь городов. В Киеве ваш концерт — 30 ноября во Дворце «Украина». Что новенького везете?

— Для меня эта поездка очень волнительна очень волнительна. И я с нетерпением жду встречи со зрителями. Вместе со мной в тур поедут мои музыканты, потому что я всегда работаю вживую. Будет балет Freedom. Звезда из Латвии Янис Стибелис. Он продюсер, преподаватель пения, певец и мой друг. Он исполняет песню Раймонда Паулса «Любовь настала» так, как никто другой. Хочу, чтобы Украина тоже его знала. Конечно, будут новые и старые песни, которые многие знают и любят…

— Вы как-то говорили, что стали лучше понимать по-украински. Так ли это?

— Еще чуть-чуть, и я заговорю на украинском. (Смеется.) Помню, несколько лет назад, когда мне задавали вопросы на украинском, я ничего не понимала. Сейчас дела намного лучше, вероятно, это связано еще и с тем, что я стала чаще у вас бывать. Например, в августе в Одессе прошел мой фестиваль Laima Randevous Odessa. За пятилетнюю историю фестиваль впервые вышел за рамки Латвии.

— Вам удалось посмотреть и полюбить Одессу?

— Проблема артиста в том, что когда приезжаешь куда-то с концертами, не успеваешь познакомиться с городами. Ты сосредоточен на работе. Утром настройка звука, потом макияж, сцена, сон, самолет. И многого просто не замечаешь. Правда, был один случай в Украине. Какие-то девочки залезли ко мне на второй этаж в гримерку. И охранник им сказал: «Вот как залезли, так и спускайтесь». Я ужаснулась: «Ни в коем случае!» Не понимаю, как они смогли туда подняться… Вот такие яркие моменты запоминаются. А все остальное — будни, просто трудовая действительность.

— В Одессе вы выделили многих украинских артистов и так загорелись, что хотели позвать их на свой фестиваль в Юрмалу. Уже начали раздавать приглашения?

— Еще нет. Подождем Нового года. А потом займемся приглашениями. Сейчас пишем списки. Пусть все отгуляют, отдохнут, тогда и начнем переговоры.

Мне очень понравилась Jerry Heil. Это из совсем новеньких, кого я не знала раньше. Надеюсь, у нее появятся хорошие песни. MELOVIN… Я могу кого-то забыть… Будем просматривать видео, чтобы вспомнить всех.

— Вы будете в Украине в предновогодний период. Подводите для себя какие-то итоги в конце года?

— Для меня важно, что мои друзья рядом. Я продолжаю с ними встречаться, хорошо провожу время. Звучит несколько скупо, но на самом деле это очень много.

—Любите в новогодние праздники лакомиться вашими фирменными рижскими сладостями?

— У нас их называют пипаркукас: если переводить буквально — перцовые пирожные. Это такие небольшие печеньки, скоро они начнут у нас продаваться. В Новый год в Латвии они у каждого на столе. Пипаркукас бывают разных видов, их делают из специальной муки. Конечно, если много их съешь, можно поправиться, как и от любого печенья. К слову, чтобы этого не случилось, просто ничего не смешивайте. Ешьте пипаркукас весь день, но ничего другого.

— Прошлый Новый год вы провели в Америке. Есть мысли, где будете встречать следующий?

— Пока не знаю. Посмотрим. Как правило, я в Новый год работаю. Дома в этот праздник никогда не была. В 12 ночи всегда шампанское, друзья и коллеги рядом. А подарков нет. Они на Рождество, ждут под елкой.

— Единственный подарок, который вы запомнили на всю жизнь, — платье, подаренное в детстве сестрой. А сейчас что из презентов помните и цените?

— Это платье единственно важное. Все остальное меня не интересовало. Я не вещист, как оказалось. У меня много подарков, но для меня они не имеют никакого значения. Даже на день рождения мне не обязательно привозить презент, можно просто прийти. Хотя Андрей, мой муж, как-то в 90-х подарил мне землю на Луне. Есть сертификат. Это был такой прикол. (Смеется.)

— В прошлом году вы обещали, что в следующем точно бросите курить. Как обстоят дела?

— Я собираюсь. И тогда собиралась. Работаю над этим. (Смеется.)

— «Америка научила меня улыбаться», — однажды сказали вы. Поделитесь методикой?

— Это не совсем методика. Когда люди вокруг все время улыбаются, ты даже не замечаешь, как меняешься сам. Говорят, окружение формирует личность. Абсолютно с этим согласна. Я прожила несколько лет в Америке, и она меня очень изменила. Заметила это, только оглядываясь назад. Я стала замечать людей, которые мне улыбаются. Раньше подобные вещи казались мне ненормальными.

— Знаю, что у вас есть ангел-хранитель. Расскажите о нем.

— Это то, что нельзя пощупать и увидеть. То, что вас охраняет. Каждый день он со мной. Нужно просто верить. И я верю, что ангел-хранитель есть. Если я постоянно выхожу сухой из воды, значит, что-то меня защищает. Слишком много приключений было в жизни, чтобы я разуверилась в этом.

— Возможно, это связано еще и с переоценкой ценностей, которая происходит с возрастом?

— Все переоценки давно произошли. Но над собой можно работать до последней минуты. В общем, я белая и пушистая. Самой большой проблемой было подавить вспыльчивость, и я думаю, что справляюсь с этим.

— Насколько далеко строите планы?

— Только на ближайшее время. Например, завтра я улетаю в Израиль на день рождения к друзьям. Мне бы улететь, хорошо долететь, а потом будет «дальше».

— Легко можете сорваться так далеко к друзьям?

— Конечно. Это же уважение.

— У вас много друзей, с которыми можно часами говорить по телефону, не уставать друг от друга и при этом быть собой?

— Такие друзья есть в Америке и Англии. Также мы можем часами болтать с Аллой Пугачевой. Включаешь FaceTime — и понеслось… Несколько таких людей у меня есть. Это близкие друзья и знакомые, которых я знаю десятилетиями.

— Именно к ним вы готовы лететь в другую страну на день рождения?

— Да. Для меня провести где-то три дня и пообщаться со своими друзьями — особые эмоции. Возвращаюсь, как после визита к психологу.

Как говорят, кому-то нужен психолог, кому-то священник, а мы, дети того времени, сидели на кухне и болтали. Мы привыкли, что можем изливать душу друзьям. Вешать на них свои проблемы.

— Есть страны, которые вас вдохновляют?

— Мне понравилась Индия. Необыкновенная страна. Представьте, там вокруг нищета, а женщины одеты в платья с красивыми яркими расцветками. Такие себе дети природы. Я к этому отношусь с особым уважением.

— А Африка? Там слишком страшно, чтобы захотеть туда вернуться снова…

— Я издалека смотрела на крокодилов, что вы думаете! (Смеется.) Там хорошо видно, как человек вторгается в дикую природу и уничтожает ее. Так хочется, чтобы эти границы не сдвинулись дальше в саванну. Чтобы наши дети, внуки увидели дикую природу. Вот это меня очень заботит.

В этом году я была в Бразилии. Мы съездили на их знаменитый водопад. Нескончаемые пляжи, которые тянутся на целые километры. Заехали в Аргентину. Больше всего меня там поразило… кладбище. Такого я нигде не видела. Это город в городе. Город мертвых. Необычные ощущения. Идешь по улице, а вокруг все эти склепы… Каждый как хотел, так и строил, они смотрятся как дома. Это наибольшее удивление за последнее время. Не могла себе представить ничего подобного!

— Женщины всегда хотят быть при параде, даже в домашней обстановке. Если посмотреть ваши бытовые видео со встреч с друзьями, кажется, что на таких посиделках вы забываете об этом, не боитесь быть в кроссовках и спортивках…

— Ну, у меня, как всегда, зубы, волосы и кожа на уровне. (Смеется.) Это — главное. Невозможно в один день привести в порядок волосы, зубы и кожу… Это делается в течение жизни. Но для неформальных встреч я не наряжаюсь. Мой стиль — спортивный, и вообще я не заморачиваюсь: что увидела, то и надеваю. Нравится, не нравится, хорошо это или плохо, я не знаю.

— Много лет назад в одной из клиник вы проходили курс медицинского голодания. Есть желание повторить этот опыт?

— Этому нужно отдать месяц. А у меня не получится отключиться от всего мира на такой срок. Но я бы хотела, и думаю, что в конце концов найду время.

После этого испытываешь полное обновление. Дальше все будет зависеть только от того, как вы будете себя вести. Если голодали десять дней, выходить из этого состояния нужно двадцать. Кто это проигнорирует, тот, конечно, наберет вес. А соблазна попробовать что-то запретное потом не было. В этом плане мне легко.

— Тяжело ли вам с годами придерживаться своего фирменного стиля?

— Удивительно, я обнаружила, что есть вещи, о которых ты точно знал, что они тебе подходят, а потом вдруг оказывается, что все резко изменилось. Почему так бывает? Может быть, это связано не с тем, что тебе что-то не идет, а с тем, что ты больше не видишь это на себе. Я пока не определила.

— А куда вы потом деваете такие вещи?

— Они сами находят свое место. Системы нет. Дарю, выбрасываю — по-всякому. Переделываю. Я вообще все переделываю. Могу сказать, что это мое хобби. Зато ни у кого нет ничего похожего. (Смеется.)

— Что для вас в жизни главное?

— Каждый человек достоин того, чтобы позволить себе путешествовать, обращаться к врачам, косметологам, чтобы была возможность за собой ухаживать. Мне кажется, это главное.

— Писательница Людмила Улицкая вспоминала, что ее воспитали три книжных шкафа. Вы рассказывали, что больше знаний получили на улице, общаясь с интересными людьми. Какие встречи особенно запомнились и чему научили?

— С простыми людьми все бывает. Я уже говорила, что человека формирует окружение. Так получилось, что у меня было много встреч с талантливыми людьми, и это дорогого стоит. Однажды Костя Райкин читал мне какое-то стихотворение, а я говорю: «Господи, а я его не знаю». Потом он выдает какую-то цитату. А я опять: «Господи, а я этого не знаю». А он мне: «Лайма, уйдешь на пенсию и все прочитаешь. Не в этом дело». Он меня утешил тем, что всегда есть время и возможность прочитать что-то и узнать то, чего вы еще не знаете.

Оставьте ваш комментарий