Теперь концерты исполнителя проходят при полных аншлагах, а в Киеве на его шоу два вечера подряд был полный «биток». Сейчас Артем — самый стремительно развивающийся артист, при этом он пишет музыку не только для себя — его песни есть в репертуаре самых топовых певцов.

— Артем, публика называет ваше шоу «Земной» — неземным, настолько оно фантастическое по всем параметрам. Как думаете, почему получилось такое противоречие?

— Это очень крутой оборот. После нашего концерта многие слушатели начали писать отзывы именно в такой формулировке: «Земной — неземной», тем самым мотивируя меня становиться еще выше и поднимать планку самому себе. Мне нравится ощущать то, что люди действительно уходят после наших концертов энергетически наполненными. Это не может не радовать. Если слушатели говорят, что концерт был неземной — верьте им больше, чем нам, потому, что они видели все со стороны и чувствовали наш музыкальный экшен напрямую.

— Что для вас является главным при создании шоу большого масштаба?

— Главный связующий элемент — команда. Когда есть люди, которые верят в тебя и твое творчество, это тысячекратно усиливает успех. Для того чтобы создавать большое шоу, нужны люди, которые будут гореть идеей и проектом. Именно поэтому все получилось так, как мы задумали. Рядом с нами были люди, которые в определенной период жили единой общей целью. Мои музыканты, Pivovarov Production, режиссер-постановщик шоу Руслан Махов, команда менеджмента и пиар-команда Yula Company, мой концертный директор и многие другие люди, так или иначе связанные с моим творчеством. И когда я видел горящие глаза моих друзей и товарищей — мои глаза светились еще больше.

— Когда вы в последний раз оступались на сцене в буквальном или переносном смысле?

— Таких моментов за мою музыкальную карьеру было всего два, и я рад, что это были закрытые выступления. (Улыбается.) Никогда не проверяю сцену на прочность. Когда взбираюсь на конструкции, все происходит в эйфории, я всецело отдаюсь процессу. Поэтому пару раз падал, но при этом каким-то удивительным образом мне удавалось эффектно выкручиваться из ситуации. Наверное, школа брейка дала о себе знать. (Смеется.) Я вставал и продолжал петь, как ни в чем не бывало.

— Какой самый неожиданный вопрос или просьбу вы слышали в свой адрес в 2019 году?

— Это была просьба моего товарища Мишеля Сайкали, он ведущий на радио NRJ. Мишель позвонил мне, когда я был на студии, у меня была очень плохая связь, и я слышал слова урывками. Он попросил меня, чтобы я написал гимн Румынии. Это было неожиданно и очень странно. (Улыбается.) Причем он так серьезно говорил о том, что они хотят сделать версию на двух языках, одним из которых должен был быть украинский. Уже потом я узнал, что это розыгрыш в прямом эфире. (Смеется.) Было забавно, потому что обычно я не ведусь на подобные «приколы», но Мишелю поверил.

— Какой самый дельный совет в прошлом году вам давали?

— Мои родители в 2019-м часто обращали внимание на мою чрезмерную активность в ходе наших гастролей. Просили меня хоть иногда не прыгать во время выступлений. Поэтому теперь стараюсь не давать им поводов для волнения. (Улыбается.)

Что вас сформировало как музыканта?

— Как музыканта и как личность, не только в творческом плане, но и просто как человека, меня сформировало желание экспериментировать, открывать для себя новые грани. Потому что эксперименты — это всегда свобода, и одно из главных качеств, которые я принял для себя и по сей день стараюсь развивать. Эксперименты — это мое. Что это для меня значит? Выход из зоны комфорта — в первую очередь. Вызов самому себе. Мне нравится пробовать то, что я не делал ранее. Прыжки с 25-метрового водопада, обучение виндсерфингу, освоение новых музыкальных инструментов, полеты на воздушном шаре, игра в большой теннис или гольф. В мире столько вещей, которые стоит попробовать и изучить. Позволяйте себе выходить из зоны комфорта. Хоты бы изредка. Например, съездите в лес дикарем на несколько дней или отправьтесь в путешествие автостопом. Такие эмоции не требуют больших затрат. Попробуйте!

— Кто оказал на вас самое большое влияние?

— Родители. Потому что именно они закладывают жизненно необходимый фундамент в нашу личность, развитие с раннего детства. Моя мама всегда учила отстаивать свое мнение, быть честным. Поэтому я заступался в школе за своих друзей. И не потому, что они были слабыми, наоборот, они были слишком сильными внутри, чтобы проявлять и отстаивать свое право в социуме. И я это видел и принимал. Многие из нас встречали таких людей в своей жизни. Осознанных. Не по годам просветленных. Сильных и стойких. Но, к сожалению, сейчас так повелось, что любой физически сильный человек может позволить себе оказывать давление на более интеллектуально и духовно развитых людей. Именно со вторыми мне было интересно проводить время в более осознанном возрасте.

Если веришь в то, что делаешь, значит, должен любить это, лелеять и беречь. И на конкретных примерах я составил четкое представление о том, что мои друзья и товарищи должны равноправно отстаивать свои права. Этому учили меня мои родители и законы улиц.

— Ваше кредо по жизни…

— Быть честным перед самим собой.

— У вас есть муза?

— Многие мои песни связаны с личными историями, но наряду с этим я, как и все остальные, склонен к переживаниям, сочувствию и эмпатии. Поэтому истории других людей меня тоже могут задевать, порождая новые песни. В песнях отражаю свои мысли, идеологию, наблюдения за окружающим миром, стараюсь расширять кругозор, не останавливаясь исключительно на конкретных историях или переживаниях из жизни. Все, что меня окружает, влияет на мое творчество. И если ответить на ваш вопрос прямо: «Да! Я посвящал песни девушкам».

— Как думаете, до кого вам еще расти и расти?

— Брюс Ли, Махатма Ганди, Садхгуру и многие другие просветленные личности нашего времени. Почему? Потому что нет предела совершенству.

— Уже составили планы на 2020 год?

— Планов очень много. В 2020-м планируем совершить тур по городам Украины. Специально анонсирую в журнале «Телегид» первые города, где пройдут мои концерты: Харьков, Запорожье, Днепр и Одесса. Мы повезем в тур наше шоу, свет, звук. Музыкальный экшен поедет не только по нашей стране, у нас уже есть несколько запросов в Европу. Мы начали писать новый материал и сейчас работаем со множеством артистов, включая Светлану Лободу, Диму Билана, Анну Седокову. Также есть ряд громких имен, которые, к сожалению, пока не могу назвать. Наш космический шаттл набирает обороты. Работаем на полную мощность, и есть еще масса козырных карт, которые мы не раскрыли. Следующие наши концерты — это будет шоу нового уровня.

— Куда вы не успели в 2019-м и теперь жалеете об этом?

— Хотел побывать в Новой Зеландии, Исландии. У меня был шанс и возможность поехать туда в 2019 году, но, конечно же, я пожертвовал свободным временем ради развития. Один раз уехал на семинар по восточным единоборствам, а в другой — на гастроли, третий — решил, что должен закончить альбом. Поэтому мне есть что наверстывать в 2020-м.

— В каком телешоу хотели бы принять участие в 2020 году?

— Мне очень нравится активный образ жизни. Было бы интересно попробовать себя в каком-то экшен-шоу, например «Форт Боярд» или «Последний герой». Если бы меня и большую компанию людей совершенно разных профессий отправили на необитаемый остров, это было бы очень интересно. Надеюсь, в двадцатом году что-то такое появится!

— Много времени проводите у включенного телевизора?

— Зачастую телевизор работает фоном, будь то дома или на студии. Обычно это музыкальные каналы. Сейчас есть множество платформ, начиная с Netflix и заканчивая YouTube, где можно посмотреть и скачать интересные документальные или художественные фильмы. Поэтому стараюсь находить ту информацию, которая в первую очередь будет меня развивать.

— Кто вас больше всего поразил в 2019 году?

— Илон Маск, как, собственно, и в восемнадцатом. Я пересматривал интервью Маска с Джо Роганом и открыл для себя его личность с абсолютно иной стороны, услышал новые вещи для себя. Сейчас все чаще встречаются публичные люди, которые вносят свой вклад в экосистему Земли. Илон Маск является для меня мотиватором. Очень интересно наблюдать за тем, как этот человек размышляет, следить за его действиями, решениями. И насколько бы скептически многие не относились к тому, что он делает, я с уверенностью могу сказать, что мне хотелось бы, чтобы таких людей, как Маск, становилось больше. Возможно, 2020 год откроет для нас новые талантливые и выдающиеся имена.

— Вы по всем вопросам советуетесь со своей командой или есть такие, в которых принятие решения исключительно за вами?

— Многие вопросы обсуждаю со своей командой, но в любом случае последнее слово за мной. Как и ответственность за принятые решения и поступки.

— Перед кем вы испытываете чувство превосходства?

— Перед мальчиком из провинции, который в восемнадцать лет переехал в Харьков и связал свою жизнь с медициной. То было совместное решение с родителями, и вот по истечении времени я ощущаю это превосходство. Потому что в тот период, в возрасте от 18 до 21 года, это было желание, навязанное мне социумом, а не только родителями. Мое превосходство заключается в том, что, будучи честным перед самим собой, я смог позволить себе заниматься тем, что люблю, и получать от этого удовольствие. Я ушел с постоянной работы в реанимации и полностью обновил свою жизнь.

— Волчанский медицинский колледж — это шаг от безысходности?

— Это, скорее всего, была возможность вырваться за рамки. Я окончил школу, мне нужно было поступать в вуз. Ввиду того что у меня на тот момент не было финансовой поддержки, самым лучшим решением было поступить в медицинский колледж на бюджетной основе и получать стипендию, так что я сделал этот выбор осознанно. Соответственно, это не безысходность, а желание начать зарабатывать раньше.

— Волчанский медицинский колледж — это значит, что вы сами тогда не верили в себя как музыканта?

— Когда весь мир не верит в тебя, сложно не разочаровываться. Но мне удалось с этим справиться, на протяжении всего того времени я занимался музыкой. Мне, как бы это громко ни звучало, приходилось верить. Я посвятил себя только музыке, и это был шаг, который дал мне возможность найти себя.

— Когда приезжаете в родной город, куда первым делом идете?

— Очень люблю зиму в Волчанске. Прежде всего я, конечно же, захожу в родительский дом, трапезничаю с папой и мамой, мы долго общаемся. После иду к своим племянникам. Берем санки и разные подручные средства (тазик, например) и отправляемся на горки. Катаемся, пока не посинеют губы. (Улыбается.) Обожаю проводить время с родными и близкими, часто езжу в Волчанск со своей музыкальной командой. Там много красивых мест — причем все это находится в пешей доступности.

— Когда жили в Волчанске, много времени проводили с друзьями на речке?

— Мы днями напролет пропадали на реке, играли во всевозможные игры под водой и на берегу. Жгли костры, играли в догонялки, прыгали с тарзанки. Любили игру, когда нужно было собрать на себя как можно больше ряски. Это же природа, как можно не взаимодействовать с ней! Помню, как мой дедушка меня научил плавать, за что я ему очень благодарен. Я так сильно хотел научиться, что шарил руками по дну, а ноги торчали вверх, и говорил дедушке: «Дедушка! Смотри, я плыву! Я плыву!» — и баламутил воду у берега.

— Какое у вас было прозвище в школе?

— Вы, наверное, подумаете, что я сейчас скажу неправду, но у меня действительно не было прозвища в школе, и я прекрасно знаю почему. Я был очень характерным парнем и на любые негативные проявления в мою сторону резко реагировал, часто вступал в словесные и физические перепалки. Понятное дело, мы все юные, горячие. Сейчас уже научился не обращать на это внимание, но в детстве довольно агрессивно реагировал на подколки. Знакомые начали видоизменять мою фамилию, когда мне было лет восемнадцать, и я попал в компанию рокеров, в группу Dance Pаrty Dance Dance, с которыми ездил в тур по СНГ. На гастролях мне уже давали какие-то прозвища.

— Считаете себе акулой шоу-бизнеса?

— Я — рыба-меч! Точным ударом бью прямо в цель.

— Вы по натуре рыбак или охотник?

— Не хотел себя ассоциировать с охотником, но если это метафора, то, скорее всего, я охотник. Потому что привык добиваться всего сам. Я добытчик еще с раннего возраста ввиду того, что жил в среднестатистической семье, и, к сожалению, у моих родителей были «смешные» зарплаты. Мне приходилось уже в раннем возрасте работать, в том числе сдавать металл, копать огороды, ездить полоть свеклу и прочее, для того чтобы зарабатывать и оказывать материальную поддержку своим близким.

— На каких трех китах держится Артем Пивоваров?

— Стойкость и целеустремленность (это одно), любовь, вера.

— Когда-либо замечали за собой проявление звездной болезни?

— Мне кажется, что даже если человек будет «болеть звездой» (назовем это так), он все равно не будет отдавать себе в этом отчет. Об этом ему должны говорить окружающие. Мне повезло: я могу с уверенностью сказать, что люди, которые меня окружают, всегда говорят мне только правду. За мной не прослеживались проявления этого недуга, потому что тогда бы мне об этом обязательно сказали.

— Когда-нибудь думали о сценическом псевдониме?

— Некоторое время назад у меня был акустический проект под названием Art Rey. Искусство некого Рея… Кто этот Рей, я и по сей день не знаю, но на тот момент мне казалось, что это очень круто. (Улыбается.)

Блиц

— Какой ветер сейчас гуляет в вашей голове?

— Северо-западный.

— С какими словами вас встречают дома?

— Кушать хочешь?

— Самое яркое воспоминание детства…

— Первый поход в зоопарк.

— Первая ваша любовь — где она?

— В друзьях в моем фейсбуке.

— Ваша первая мечта…

— Увидеть море.

— Кого чаще всего вспоминаете?

— «Вспоминаю я детские места, где с тобою мы по дворам от дождя…»

Рубрики: Интервью

Оставьте ваш комментарий