За плечами этого исполнителя уже есть достойная победа — в 2013 году он стал триумфатором «Х-фактора». И вот с песней Savior Саша хочет удивить своих поклонников еще раз — теперь на Евровидении.

— Большинство артистов, идущих на этот конкурс, объясняют, что это хорошая площадка для старта и раскрутки, возможность охватить за раз огромную аудиторию. У вас есть свой ответ на вопрос — зачем вам это Евровидение?

— Хороший вопрос. (Улыбается.) Безусловно, участие артиста в мероприятиях такого масштаба привлекает внимание многомиллионной аудитории, дает массу творческих возможностей и может открыть абсолютно новый этап в карьере. Тем более что интерес к главному музыкальному конкурсу Европы с каждым годом растет, а само Евровидение меняется, и очень сильно. С другой стороны, ощущаешь громадную ответственность за результат участия — ведь возможна и негативная реакция публики, тебя могут раскритиковать музыкальные эксперты. Уровень ожиданий высок — ведь твоя песня должна быть символом страны на международном конкурсе. Я иду на Нацотбор за победой, у меня фантастически красивый, сильный трек, который отзовется в сердцах людей многих стран. Поэтому мой ответ: «Я хочу достойно представить Украину на Евровидении-2020»

— Как относитесь к скандалам, которые сопровождают конкурс? Вы согласны на такой пиар?

— Если есть правила, они должны выполняться. Тогда исчезнут поводы для подобных громких обвинений. Не испытываю желания пиариться на скандалах с моим участием. Я — человек творчества, мне чужды интриги и дешевые сенсации. Хотя для любителей поразоблачать повод найти — не проблема.

— Вы хотели своим треком попасть в формат этого конкурса? Почему все пытаются это сделать?

— Если речь идет о тексте, то, конечно, надо было выдержать требования к песне-конкурсанту. Если говорить о музыке, вокале и композиции в целом, то вряд ли она в формате. И вообще, что такое формат трека для этого конкурса? Здесь, как мы могли убедиться, возможно практически все — любые стили и эксперименты. Я не представляю свою песню и ее исполнение в каком-то другом формате, иначе не подавал бы заявку на участие.

— Почему выбрали для своей песни такое название — Savior?

— Современный мир прагматичен и довольно жесток, иногда не оставляет нам права на ошибку. В жизни каждого случаются ситуации, из которых трудно найти выход самому. Когда безнадежность и отчаяние могут лишить сил и решимости, когда нас разрывают сомнения и противоречия, когда растет разочарование в людях. Именно в такие моменты стоит вспомнить: вы не одиноки в этом мире. Оглянитесь вокруг — и обязательно найдете того, кто вернет вам веру в себя и в людей. Станет вашим спасителем. А возможно, именно вы — тот человек, который способен зарядить другого собственным примером, подарить вдохновение и жизненную энергию. Уже само название Savior — многозначно. Спаситель, спасатель или мотиватор для самореализации, человек, способный на самопожертвование. И поскольку все мы разные, каждый может найти собственное толкование этого названия, личный смысл песни, открыть в ней близкую историю.

— Почему остановились именно на этой песне?

— Меня пригласили принять участие в кастинге Нацотбора в ноябре, времени для выбора песни и ее оформления было мало. Поэтому пришлось отложить текущую работу и сконцентрироваться на подготовке к кастингу. Выбирал из двух вариантов, а когда прослушал демоверсию Savior (автор — Яна Ковалева), стало понятно — это мое и по содержанию, и по энергетике. Здесь мощный саунд — именно такой я люблю.

 

— Почему лидеров Евровидения зачастую обвиняют в плагиате? Что будете говорить, если подобные камни полетят в ваш огород?

— Я не слежу за этими процессами. В мире современной музыки очень тесно и все так переплетено, что подобных обвинений не избежать. Порой эти слуховые аналогии далеки от реального сходства композиций, так что я бы не воспринимал подобные заявления всерьез. Лидеры Евровидения — в центре всеобщего внимания, и те, кто обвиняет их в плагиате, не прочь погреться в лучах чужой славы. В процессе выбора тональности и манеры исполнения трека как-то сразу приклеилась ассоциация а-ля Human (Rag’n’Bone Man). Собственно, этим и ограничивается родство между ними — послушайте и убедитесь сами. Было несколько комментариев под видео на моем ютуб-канале, в которых комментаторы сравнивали и песню, и клип с подобными, на их взгляд, работами, но до камней вряд ли дойдет. (Улыбается.)

— Говорят, язык до Киева доведет. А что в вашем случае может довести до Роттердама?

— Моя задача в полуфинале и финале выложиться на все 100%. Получить голоса зрителей и жюри. Ну и удача никому еще не мешала.

— Как родители восприняли новость о вашем участие в Нацотборе? Какие напутственные слова они вам сказали?

— Моих родителей (особенно после моей победы на «Х-факторе») уже сложно чем-то удивить, и они мне доверяют. Это мои самые большие поклонники, всегда ощущаю их поддержку и любовь. Все зависит от меня, поэтому все будет хорошо.

— Придумали что-то оригинальное для своего номера?

— Ставка будет сделана на номер в целом. Не хочется выделять что-то одно. Все должно быть гармонично: постановка, свет, образ, визуальный ряд, бэк-вокальные партии, ну и вокал «до мурашек» — моя специализация.

— Кто вас будет поддерживать? Будет ли ваша девушка в зале на Нацотборе?

— Кроме родных и близких, меня будет поддерживать довольно широкая аудитория — мои поклонники, которым я очень признателен за слова поддержки в соцсетях и на ютуб-канале. Это огромный стимул быть на высоте и добиваться успеха. Будет ли моя девушка в зале, я у нее, конечно же, уточню. (Улыбается.)

— Как вы расцениваете свои шансы на песенном конкурсе Евровидение?

— В начале любого соревнования у всех участников шансы одинаковы. Я ежедневно работаю над тем, чтобы выступить достойно. Сделаю все от меня зависящее для победы, пришло время реализовать свои возможности и выйти на новый уровень.

— Что вы хотели бы посмотреть в Нидерландах? Какие достопримечательности мечтаете посетить?

— Еще рано планировать поездку и досуг в Нидерландах — предстоит огромная работа по подготовке к полуфиналу и финалу Нацотбора. Ответы на эти вопросы будут получены в процессе реализации плана «Роттердам».

— Планируете менять свой имидж (образ) для Евровидения?

— Кардинально он не поменяется. Все будет доступно для широкой аудитории в соответствии со смыслом песни и постановкой.

— Какую самую большую жертву вы когда-либо приносили ради искусства?

— Никаких жертв я не приносил, о чем вы! Музыка — дело всей моей жизни, источник сил и вдохновения. Она всецело поглощает меня. Это мое сокровенное — чувства, истории, которыми я делюсь с публикой. Хочу, чтобы слушатели воспринимали мои песни так же сильно и глубоко, как я.

— Что вас делает по-настоящему счастливым, если не говорить о творчестве?

— Ощущаю счастье, когда рядом близкие и друзья. Счастлив жить на этой земле, каждый день познавая новое, открывая мир. И все же счастье творчества — особое, его ни с чем не сравнить. Концерты, создание и запись новых песен, мои личные достижения — все это делает меня по-настоящему счастливым.

Оставьте ваш комментарий