Ведущую телеканала «Киев» можно занести в книгу рекордов Гиннеса Украины. Несколько лет назад она самой молодой в стране начала вести трехчасовую программу в прямом эфире. Причем это было не какое-то развлекательное шоу, а серьезная программа с гостями депутатами и экспертами из разных областей — «Депутатская приемная». Но и это еще не все. Сегодня она вместе с коллегами ведет на телеканале «Киев» спецпроект «Карантин», при этом находясь в изоляции в собственной квартире. А это более девяти часов прямого эфира! Настоящий телемарафон. Телевизионщики знают, насколько такая работа физически и эмоционально истощает. А ведь Алене приходится вести марафон по несколько раз в неделю.

Гримерка в спальне

— Алена, как вам работается дома во время карантина? Где находите силы?

— Думаю, за время карантина люди, которые всегда мечтали работать дома, поменяют своё мнение. Теперь у нас всех есть возможность убедиться, что такая «мечта» — просто бред!
Особенно если ты – телеведущая. Мы ведем прямые эфиры из своих квартир, и сейчас моя гостиная переоборудована под студию. Что это значит? Во-первых, в нее нельзя допустить ни одного лучика солнечного света – он будет перебивать свет от приборов. Для этого на моем балконе повесили огромные темные шторы и заклеили окна темной бумагой – чтобы наверняка. Посреди гостиной стоит стол, я его называю «операционный». На нем лежит «больной» — мой ноутбук, от которого расходятся различные «трубки» — провода от веб-камеры, микрофона, гарнитуры. А над ним светят огромные осветительные приборы и лучи – ну точно, как во время хирургической операции в больнице. Кстати, эти приборы занимают всё свободное пространство моей гостиной, и поэтому каждый поход на балкон превращается в квест «не наступи на провод, чтобы не перевернуть прибор за несколько тысяч долларов».

Думаю, понятно, что в такой обстановке готовиться к эфиру, мягко говоря, сложно. Ведь обычно «мой дом – моя крепость», но не сейчас. Сегодня — это «мой дом – моя работа», и я натыкаюсь на неё на каждом шагу. В спальне я оборудовала себе что-то наподобие гримёрной и костюмерной. В обычной жизни я крашусь мало, но теперь, так как к эфиру я гримируюсь сама, пришлось добавить и в эту часть квартиры «рабочей атмосферы».

Естественно, есть и плюсы – рядом свои кухня и кровать. А значит, в перерывах на новости, можно съесть то, что сам себе приготовил, не таскаясь с судочками, и дать немного отдохнуть спине (перед веб-камерой сидишь согнутый в три погибели и напряженный, чтобы всё время быть «отцентрованым» точно по кадру). Ну и время на дорогу не надо тратить. Эфир закончился – и ты уже дома!

После эфира чувствую себя всегда крайне уставшей – сейчас мы ведем «Карантин» по 9 часов подряд, и это, конечно, утомляет. Усложняется все еще и тем, что когда ты сидишь рядом со своими коллегами – ты сразу слышишь все, что они говорят, а в видеосвязи задержка звука, или пропадание одного из каналов – частая история. Поэтому иногда получается, что мы начинаем говорить синхронно, или наоборот, в эфире 2-3 секунды тишина. Энергетически ты не чувствуешь, хочет ли сейчас твой соведущий что-то добавить или переспросить, и это нужно улавливать по мелким невербальным деталям, которые пытаешься разглядеть в полиокнах. Мне повезло, мои коллеги по эфиру – Максим Прокопенко и Сергей Смальчук — с пониманием относятся к ситуации. Мы в общем чате во время эфира часто извиняемся, если из-за звука случайно перебили, либо не дали досказать. Такая поддержка друг друга очень помогает!

Президент школы

— Расскажите, как вы попали на телеканал «Киев» и начали вести столь серьезные прямоэфирные проекты? Ваши родители имели какое-то отношение к телевидению или журналистике?

— Нет, родители не имели отношения ни к телевидению, ни к журналистике. Но я с детства мечтала стать ведущей. Правда, после школы поступила в Национальный транспортный университет, где училась на переводчика. Причем специально выбрала этот вуз, потому что считала, что мне нужны прикладные навыки. А вот учиться, скажем, на актрису или журналиста мне казалось не столь практичным.

Всегда была очень активной. Участвовала в ученическом самоуправлении, даже была президентом школы. В пятнадцать лет я стала аниматором. И восемь лет была ведущей на различных массовых мероприятиях. Вот только год назад закончила эту карьеру — надоело быть Снегурочкой, захотелось Новый год встретить дома. Кроме того, я понимала, что образ серьезной ведущей «Депутатской приемной» уже как-то не вяжется с развлекательными шоу. Но признаю, аниматором я очень даже не плохо зарабатывала. И кстати, кроме умения работать с публикой мне это дало еще хорошее знание Киева. Я за эти годы побывала во всех его уголках.

Медиа-мама

Когда же все-таки ваш путь повернул в сторону телевидения?

— После окончания университета я задумалась, чем заниматься дальше — например, стать тамадой или попробовать осуществить свою детскую мечту и прорваться на телевидение. В течение года я училась на различных курсах и в школах. Там я знакомилась с ведущими и ко всем просилась на практику. Вот только никто не хотел брать чужую девочку. Только известная теле- и радиоведущая Татьяна Гончарова предложила прийти к ней на практику. Так что считаю ее своей медиа-мамой. Я три месяца ходила к ней по утрам на радио «Вести», где у нее была своя программа. Гончарова меня учила всему — как выбирать тему, работать с информацией, быть объективной, рассматривать вопрос с разных точек зрения и т.д. Именно благодаря ей я оказалась на телеканале «Киев», хотя до этого пыталась устроиться на разные каналы. Например, была на практике на «Плюсах» — в проекте «Ревизор». И честно, мне очень не понравилось! Мне приходилось работать тайным агентом, а я не могу обманывать людей. Я решила, что это не мое.

На ТРК «Киев» мне предложили стажировку и сказали, что если получится, примут работать в службу новостей. Помню, как я поехала делать свой первый сюжет. Мне нужно было взять комментарии у представителей «Киевгаза». А дело в том, что они уже давно по какой-то причине отказывались разговаривать с журналистами из «Киева». Мне было страшно. Я решила, что от того, получится сделать этот сюжет или нет, зависит, возьмут ли меня на работу.

Но мне повезло. Как раз приехала телегруппа с другого канала, у них была договоренность, и пресс-секретарь пустила меня вместе с ними. После того, как я привезла это интервью, мне сказали, что прямо сейчас могу идти в отдел кадров и оформляться на работу. Через три дня стажировки!

Я полгода проработала в службе новостей. Но уже понимала, что хочу вести «Громадську приймальню». Это была самая крутая программа на канале. Три часа прямого эфира, во время которого приходило большое количество гостей в студию. Ведущей была звезда канала Лейла Мамедова. Я очень хотела быть ее напарницей. Потом оказалось, что она все-таки ищет себе замену. Поскольку это очень сложный проект, без редактора, где ведущий должен был делать все сам.

Вне конкуренции

— Долго пришлось уговаривать продюсера?

— Я четыре месяца ходила на все кастинги. Но меня считали очень юной для такого проекта. Вот честно, если бы я была сама на месте руководителя программы, не знаю, доверила бы такой девочке этот проект. Но все же мою настойчивость заметили. Надо сказать, все эти четыре месяца утверждали каких-то ведущих, но они быстро уходили. Потому что проект очень сложный. В итоге, на последнем кастинге я приготовила четыре темы — для каждого блока. При том, что другие кандидаты готовили по одной. При этом грамотно перешла от одной темы к другой. Это понравилось. Признаюсь, конкуренция была велика. Даже на этом канале хотели все занять это место — журналисты, редакторы.

Когда меня утвердили на ведущую, я не могла поверить в свое счастье. Почему-то думала, меня никогда не посадят перед телекамерой, мне казалось, что я не слишком красивая для телевидения, плохо говорю и т.д. Ну, возможно, через какое-то количество лет, когда достаточно долго поработаю журналистом, наберусь опыта, и каким-то образом на небе станут звезды… Но чтобы вот так! В 21 год в прямой эфир серьезного проекта!

Кстати, я удивилась, что далеко не на всех телеканалах ведущие работают вот таким образом. Очень часто это просто «говорящие головы». Девушек-ведущих больше волнует, во что они будут одеты и какой грим сделают. За них все придумывают и пишут, а они только озвучивают. Думаю, мне бы это не понравилось.

Автор Людмила Троицкая. Фото предоставлено пресс-службой телеканала «Киев»

Рубрики: Интервью ТВ

Оставьте ваш комментарий