Зато на самоизоляции Pianoбой записал акустический альбом, и совсем скоро мы услышим что-то совершенно новенькое.

— Дима, где вас застал карантин, и, главное, продолжаете ли творить?

— Да, сразу после концерта во Дворце спорта 8 марта мы выступили еще на паре мероприятий, но с 12 марта наш тур перенесся на осень, как и у всех. Сначала мы с сыном поехали кататься на лыжах в Буковель, но через два дня были вынуждены вернуться в Киев. Пару дней вместе со всей страной провели в непонятках и ожидании новостей, а потом я решил, что лучше всего в этой ситуации заниматься своим делом. По сути, я этот месяц провёл у себя в студии, где в полном одиночестве записал новый альбом.

Возникло желание переосмыслить некоторые ранее написанные неизданные песни. Это вылилось в запись акустического альбома, который выходит в начале мая.

— Вам нравится смотреть онлайн-шоу коллег?

— Я немногих смотрел, но у Софи Эллис-Бекстор, по-моему, была отличная домашняя дискотека.

Смотреть живых, несценарных людей всегда интереснее. Телевидение, в большинстве случаев, делается так, чтобы удовлетворить обывателей и рекламодателей. Личные блоги создаются для своей аудитории, поэтому они ярче и честнее.

— Почему, в отличие от других звезд, вас стало так мало в соцсетях?

— Я и в обычной-то жизни не фанат снимать себя, для меня соцсети — скорее инструмент донесения музыки до аудитории. Чисто по-человечески я не особо нуждаюсь в цифровом общении. А на карантине вообще взял паузу в соцсетях. Если жизнь подталкивает тебя к тому, чтобы познакомиться ближе с собой, с близкими, сделать то, что давно откладывал, активно работая, — этим нужно пользоваться.

— Может, стали смотреть тренинги, брать онлайн-уроки? 

— Я не стал это делать больше или меньше, чем раньше. Когда возникает интерес или необходимость чему-то учиться в сети — я и так это делаю, без карантина.

— Что у вас вызывает недоумение в нынешней обстановке?

— Люди, которые едут в масках в одиночестве внутри своих автомобилей.

— А что, наоборот, поднимает настроение?

— Всё то же, что и раньше: любовь близких, утренний кофе, кошка Матильда, пианино. Впрочем, мне грех жаловаться, я живу в частном доме с небольшим садиком, а это колоссальное преимущество в сложившихся обстоятельствах.

— Сейчас весна — время возиться возле дома…

— Сколотил пару ящиков для сада, например. Но почти все мои желания и хобби связаны со свободой перемещений, так что вариантов немного. Вот я и сел записывать новый альбом, потому что у меня есть своя студия. И это единственное в мире место, где я могу быть собой и заниматься тем, что люблю, и мен для этого ничего не надо.

— Есть ли ноу-хау от Шурова, как освободиться от негативных чувств и переживаний?

— Рекомендую всем как можно меньше сидеть в соцсетях и как можно больше создавать — придумывайте идеи, песни, рисуйте, готовьте, вяжите, выпиливайте лобзиком, делитесь этим с людьми. Любое созидание вносит в жизнь нотку гармонии. Также хорошим квестом будет заняться экономией ресурсов — попробуйте использовать в повседневной жизни минимальное количество воды, электричества. Это довольно увлекательно само по себе и полезно для вас и окружающих.

— О чем жалеете, сидя в самоизоляции?

— Я не тот типаж, который о чём-то сожалеет в жизни.

— Как изменился ваш рацион?

— Мы точно стали питаться ещё вкуснее, чем раньше, потому что, пока я пишу альбомы, Оля изобретает рецепты и готовит нескучную еду. У нас уже были дни тайской, индийской, итальянской, украинской, немецкой, американской кухни. В общем, по ресторанам соскучиться пока не довелось.

— Вам непривычно видеть супругу 24 часа в сутки?

— Из 19 лет наших отношений я больше половины времени провёл на гастролях, поэтому, конечно, нынешняя ситуация для нас довольно непривычна.

— Строите планы на послекарантинные времена?

— Я не отношусь к этой ситуации как к мучительному заточению или как к внезапной и бесповоротной перемене всемирного порядка. Безусловно, переживаю о том, когда смогу снова играть музыку людям, о том, что нас отбрасывает экономически обратно в 2014-й, когда все концерты инди-артистов были убыточными и мы играли просто чтобы не засохнуть. Допускаю, что музыкантам вообще придётся осваивать новые профессии на какое-то время. Да и о том, что люди потихоньку сходят с ума, тоже переживаю. Но я всё-таки надеюсь, что мы будем когда-то вспоминать эти события как трудный, но конструктивный опыт. Пусть с грустной, но улыбкой. Главное до этого будущего дожить, причем в здравом уме и с позитивом в сердце.

Залиште ваш коментар