Сейчас театры закрыты, киносъемочный процесс только-только начинает возрождаться. Как в таких реалиях живет любимая народная артистка, узнаем из первых уст.

— Ольга, поздравляем — месяц назад у вас родился второй внук!

— Спасибо. Карантин внес свои коррективы, ведь я планировала встретить Тонечку из роддома так же, как встречала первенца — внученьку Евочку. Но в этот раз мы наблюдали за всем онлайн. И мне кажется, что внук уже узнает меня по видеосвязи и дарит мне свои улыбки. Малыш подвижный, а поскольку сейчас детей больше никто не пеленает с руками, я его называю «дирижёрчик».

— В этом году ваша младшая дочь оканчивала 1-й курс театрального университета, как и все в нашей стране, удаленно. Вы с Виталием преподавали Ане мастер-классы в домашних условиях?

— Нет, и она бы отказалась от такой помощи, даже если бы мы предлагали. Дело в том, что в актерской профессии присутствует момент раскрепощенности, а перед родителями достичь такого состояния сложно. Но я «подслушивала», как она перед компьютером сдавала экзамен по сценречи, и вижу, что Аня хорошо владеет голосом, у нее глубокий бархатный тембр. Честно говоря, мы с Виталием и старшей, Тоне, и Ане предлагали свою профессиональную помощь, но они тактично отказались. В свое время я так же стеснялась что-то почитать своим папе и маме. Ведь неспроста существует закон третьего спектакля — на премьеру не принято приглашать родственников, нужно чуть-чуть обкатать постановку и набрать необходимый ритм. И когда появится нужный драйв, можно звать близких.

— Ане в этом году исполнилось 18…

— Да, мы еще успели 2 марта отметить ее день рождения в душевной компании. Я была, конечно, в легком шоке — вроде недавно принесли ее из роддома, и тут уже восемнадцать! Не знаю, как это объяснить, но по ощущениям кажется, что время невероятно ускорилось. Анечка повзрослела, хочет работать, выходить на съемочную площадку. Но мы задумываемся еще об одной профессии, так как актерство — это лотерея, может повезти, а может — и нет. Не хочется, конечно, об этом думать, но вдруг актер станет исчезающей профессией. Дай бог, чтобы этого не случилось…

на съемках в Польше

— Вы наверняка сейчас ждете возобновления съемочного процесса.

— Очень. Я до карантина была утверждена на главную роль в ситкоме. Но пока молчат, не знаю, заморозили съемку или вообще отменили. Не в моих правилах звонить и выяснять обстоятельства, нужна буду — сами позвонят. Зато из Польши пришло радостное сообщение — будет сниматься шестой сезон сериала «Блондинка». Я там играю Оксану, супругу мэра небольшого городка, а моего мужа — очень популярный польский актер Анджей Грабовский.

В Польше с успехом прошел сериал «Крепостная», и когда я в прошлом году приехала на съемки очередного сезона, меня узнавали, просили фото на память или автограф, даже было как-то неловко перед польскими коллегами от такого внимания… Так что надо усиленно учить польский язык. (Смеется.)

— Накануне Нового года вы презентовали свою коллекцию уникальных платьев. Как эта ваша деятельность развивается на карантине?

— Конечно, как только все это началось, клиентов поубавилось, но сейчас, после трех месяцев карантина, покупательская способность возросла. Женщины хотят хорошо выглядеть, красивые платья помогают забыть о кризисе, поэтому заказы поступают со всей Украины и даже из совершенно неожиданных уголков земли. Ведь таких платьев нет больше нигде в мире — они пошиты из ткани с принтами картин украинской художницы Екатерины Белокур. Сейчас к платьям проявили интерес жительницы Канады и Австралии, несколько моделей улетело в эти страны. Конечно, дизайнерское направление я планирую развивать после карантина — продолжение следует!

— Во время карантина вышел онлайн-сериал «Чатнутые» с вашим участием. Какие у вас впечатления от этой необычной работы?

— Это была проба пера. Надо осваивать новый формат. В первую очередь нужен хороший сценарий, а во-вторых, ты сам себя не снимешь так профессионально, как это сделает настоящий оператор, его мастерства не хватало. В итоге сделать качественно на скорую руку не получается. Зритель не дурак и во многом прекрасно разбирается.

Ольга с мамой Анной Ивановной, сестрой Натальей и дочками Антониной и Анной

— Какие видео предпочитаете смотреть в сети?

— Интервью с известными людьми. Очень нравится актер-влогер Лапенко, его роли в стиле ностальжи сделаны в эпохе 80-х годов прошлого века, когда прошло мое детство, так что мне это близко. Не только смешно, но и трогательно. Но в Украине мало качественного ютуб-контента, а развлекательный формат в некоторых проявлениях — пошловат. Подобный примитив меня не вдохновляет, но, как говорится, «пипл хавает». Правда, пугает, что это преимущественно смотрят дети, которые сейчас равнодушны к телевидению.

— Многие ваши коллеги обзаводятся личными каналами на ютубе. Вы думали об этом?

— Есть мысль сделать свою кулинарную программу, уроки актерского мастерства или серию интервью. Контент нужно делать такой, чтобы им не только восторгались, но и чтобы его покупали. Я понимаю, что этим надо жить и серьезно заниматься. Например, я раньше регулярно выкладывала небольшие репортажи о своих поездках по Украине во время гастролей, и читателям очень нравился такой жанр, я получила много положительных отзывов и комментариев. Аня мне сказала: «Мама, давай я тебе покажу программу для монтажа». Изучив ее, я еще раз убедилась — монтировать видео должны профи.

— У вас много подписчиков соцсетях. Удается монетизировать свои странички?

— Пока нет, но я работаю в этом направлении. Вот, скажем, есть люди, у которых значительно меньше подписчиков, чем у меня, и у них не страничка, а прямо рекламный дайджест. Мне, честно говоря, такое не очень нравится еще и потому, что люди прекрасно чувствуют — это ненастоящее, неискреннее. Но молодые люди не особо задумывается о чистоте контента, они выжимают копейку буквально из всего и превращаются в гуру интернет-маркетинга.

— Вы часто выкладываете на своей страничке фотографии разных лет. У вас, наверное, дома приличный фотоархив?

— Да, он внушительный, пара коробок есть. Но я думаю, нужен ли будет мой архив моим дочерям и последующим поколениям. Конечно, когда берешь в руки бумажные снимки — чувствуешь эпоху, это особое удовольствие и переживания. Но сейчас фотографии в «цифре», и их-то уж точно никто не увидит, кто же будет разгребать на компьютере гигабайты снимков! Например, для меня особую ценность представляют альбомы моих родителей. Я их берегу и периодически просматриваю. Хочется надеяться, что у моих детей будет такое же теплое отношение к моему наследию.

— Многие ваши фото, выложенные в сети, потом становятся полноценными новостями в интернет-СМИ. Я вот натолкнулся на такой заголовок: «Ольга Сумская в изысканном нижнем белье» — наверняка вы не ожидаете от них такого резонанса?

— Мне нравится выкладывать не только ретрофото, но и, конечно, современные. К тому же существует целая армия информационных сайтов, которые буквально живут на страничках у артистов, и как только мы что-то публикуем, они тут же это тиражируют, придумывая на ходу скандальные заголовки. Я не против, тем более что большинство моих снимков действительно достойные — сделаны настоящими профессионалами.

— Еще один заголовок: «Ольга Сумская рассталась со своей изюминкой» — о чем речь?

— Я и правда удалила родинку над верхней губой. Конечно, это был узнаваемый элемент на моем лице, но со временем она стала мне мешать.

— Как относитесь к тому, что сейчас во всех новостях об известных людях тут же указывают их возраст? Артисты, как правило, скрывают, сколько им лет …

— Меня это раньше жутко раздражало. Ведь должна же быть хоть какая-то интрига. Но сейчас все нараспашку. Всем всё обо всех известно. В каждой статье или передаче обязательно упоминают возраст. Я как-то поинтересовалась, зачем это делают, а мне ответили: «Ольга, ну вы же так прекрасно выглядите, этим надо гордиться». Я прислушалась и успокоилась. А вообще, я научилась не обращать внимания на хейтеров и их едкие комментарии. Нужно абстрагироваться и идти своим путем.

— Артисты сейчас невероятно открыты, а вы, при всем разнообразии информации, понимаете, чего от вас ждут поклонники?

— Конечно же, новых ролей в кино. Сейчас я знаю, уже разбили много тарелок (у киношников есть традиция: на новом проекте после первого отснятого дубля режиссер разбивает о штатив камеры тарелку, на которой написаны имена всех участников съемочного процесса. — Прим. ред.). Значит, украинское кино оживает. Жалко, что я только и слышу звук пролетающих мимо меня тарелок. (Смеется.) Хотелось бы, чтобы хоть иногда они и в мой двор залетали.

— По чем-то сейчас скучаете?

— Вспоминаю, какой раньше был сумасшедший график, изо дня в день едешь в разные города, пересаживаясь с поезда на автобус, и в такие периоды думаешь: «Когда же, наконец, будет выходной, чтобы отдохнуть». А теперь, когда пришла такая долгая возможность быть дома, задумываешься: «Как же это было замечательно — ездить в поездах и выходить на сцену перед нашими зрителями». Очень соскучилась по этим ощущениям. Это огромное, ни с чем не сравнимое счастье.

Рубрики: Интервью Кино

Оставьте ваш комментарий