Популярная актриса, знакомая зрителям по фильмам и сериалам «Универ», «Мата Хари», «Шеф», «Последняя статья журналиста», «Высокие ставки» и многим другим, обладает не только актерским талантом. Катя занималась конным спортом и кикбоксингом. А еще она обожает танцевать.

 Реальное детство

 — Катя, расскажите больше о себе — о семье, воспитании…

— Мое детство прошло в городе Саратове, я выросла в простой семье. Родители — инженеры, дедушка — авиаконструктор. Все мои близкие имели технические профессии. И, наверное, если бы в 16 лет я не уехала в Москву, мой путь начался бы с технического вуза, который окончили мои родители. Но я рада, что моя жизнь сложилась иначе, хотя семья не сразу приняла мой выбор и отнеслась к театральному институту скептически.
Помню, каждое лето я проводила у бабушки в деревне и о поездках могла только мечтать, нашей семье было непросто в лихие 90-е и «нулевые». Родителей уволили в один день, и приходилось искать новые пути выживания и заработка. Мы ютились и в общежитии,  и в коммунальной квартире. Где-то в 5-м классе я устроилась на подработки, это была моя первая занятость. Продавала местную газету в трамваях и очень боялась встретить знакомых или контролеров (билетик я, конечно, не покупала). Было ужасно стыдно, особенно выкрикивать сенсации местного пошиба. Когда возвращалась домой, руки были серые от краски, ноги гудели. Но  я очень благодарна за такое «реальное детство», которое научило ценить человеческий труд, благополучие. И самое главное — никогда не опускать руки, что такое «сложно» — я теперь прекрасно знаю, меня уже ничем не напугать.

— В детстве и юности вы занимались хореографией. Откуда такая любовь к танцам?

— В детстве я была совсем не спортивной, «деревянной», и мама  отдала меня на спортивные танцы. Мне было очень сложно, зато теперь я с легкостью сажусь на шпагат и до сих пор хожу в танцевальную школу. Все на меня смотрят и удивляются, как легко мне все даётся. Мало кто знает, что за этим стоит огромный труд. Ещё меня отдавали в музыкальную школу, так как в наследство от бабушки мне досталась гитара. Выдержала я один год, потом закинула ее подальше, а родителям сказала, что потеряла инструмент по дороге.
Вообще, не могу себя назвать творческим ребёнком, все мои увлечения должны были нести какую-то выгоду. Например, я пела в хоре и даже ездила выступать с коллективом, но делала это только потому, что можно было в этот день прогулять школу или не ходить на субботники. (Улыбается.) Не буду скрывать, я была не самым простым ребёнком, могла и подраться, и в какую-то историю влипнуть, но училась всегда хорошо, несмотря на все выговоры за поведение.

— Как вы попали в театральный вуз?

— Не сразу… Сначала училась на факультете пиара, но мечтала о журфаке и активно готовилась к поступлению во второй вуз. С моей природной застенчивостью я даже не могла мечтать о театральном. Уже плохо помню, как именно ко мне пришло это решение. Были разговоры с преподавателем по технике речи о том, что стоит попробовать. И правда получилось, хотя мне было сложно. Помню, как дрожали коленки на вступительных экзаменах в Театральный институт имени Щукина, как переживала, но вида не подавала. Близким показалось, что я была уверена в себе и своём выборе, и это, наверно, мне помогло. Сейчас хочу все-таки вернуться на телевидение, но пока не стану подробно рассказывать о своих планах. Это лето посвящаю подготовке.

Американские коучи

— В Лос-Анджелесе вы окончили студию Иванны Чабак. В чем особенность этого обучения? И чем вам запомнился этот период в США?

— Америку я очень люблю за «дух свободы», и он во всем. В открытости людей, которые запросто болтают на улице и делают комплименты, в умении быть собой и самовыражаться, быть вправе выбирать, как хочется тебе, и не думать о мнении окружающих.

Раньше я раз в год уезжала в Америку на какие-то актерские курсы, изучала американские техники, более рабочие для кино. Всегда получаю неимоверное удовольствие от любой учебы, испытываю подъем, вдохновляюсь, открывая новые грани себя и встречаясь с новыми людьми, с которыми мы болеем одним делом. В Штатах есть легендарные педагоги, «коучи», с которыми работают всемирно известные актеры. Конечно, упускать такую возможность и просто тратить время на путешествие я себе позволить не смогу. Признаюсь, задумывалась и о переезде, начинала собирать документы. Но бросить все и начать сначала я не смогла. Мне показалось глупым отказаться от родных проектов и уехать  в никуда. Может быть, все ещё впереди, а может, я так и останусь туристом и буду просто наслаждаться путешествиями. Не загадываю, как показывает жизнь, строить далеко идущие планы в моем случае точно бессмысленно.

— Может, пробовали свои силы в Голливуде?

— Чтобы попробовать свои силы на «фабрике грез», нужно иметь рабочую визу или гражданство. С туристической визой никуда не возьмут. Там с этим все строго, даже если соврать, при подписании контракта проверят необходимые для налоговой отчетности документы, и это вряд ли получится. Плюс в Америке есть актерские профсоюзы, которые также следят за законностью происходящего и защищают права артистов. Например, если ты являешься членом такой организации, то полагается очень хорошая медицинская страховка, а если что-то случается с актером на площадке, то компания платит большие штрафы, и делает выплаты, если теряешь трудоспособность. У нас о такой юридической поддержке не стоит даже мечтать.
Так что прежде чем попробовать силы, нужно выделить минимум 3-4 месяца для оформления документов, нанять адвоката.

Связанные руки

 — Как состоялся ваш дебют в кино?

— Мой дебют состоялся, как и положено, с небольшого эпизода ещё во время обучения в театральном. Это был один съемочный день, к которому я готовилась неделю, очень переживала и не спала ночь накануне. На площадке тоже никак не могла понять, к кому мне нужно подойти, что такое «кадр» и «крупность», что именно запомнить и кого слушать. (Улыбается.) Что самое интересное, даже сейчас первый съемочный день для меня немного волнителен, потому что нужно со всеми познакомиться, понять, как работает режиссер, есть ли у него какие-то особенности в съемочном процессе. Например, некоторые делают много дублей, и порой возникает ощущение, что все это из-за тебя, и ты не такой, а на самом деле — это нормальный рабочий процесс.

На съемках фильма «Мата Хари»

 — Чем запомнился первый кастинг?

— Первые пробы для меня были очень волнительны. Особенно ожидание утверждения, во время которого я беспрерывно проверяла телефон. Нет ли звонка. Когда утвердили, конечно, была счастлива. Я уже не помню, как назывался проект, но в одной из сцен мне нужно было сидеть связанной в углу и плакать. Художник связал меня, как оказалось, телевизионным кабелем, и когда развязывал, сказал мне фразу, которую я запомнила на всю жизнь: «Телевизионным кабелем тебя привязывали, теперь твоя жизнь навсегда связана с кино!» Может, он просто пошутил, но в меня это вселило абсолютную уверенность именно в тот момент, когда мне это было нужно. До сих пор вспоминаю тот случай и посылаю ему лучи добра!

— Над чем работаете сейчас, в каких проектах задействованы?

— Сейчас занята в Петербурге в проекте «Реализации-2». Так как он был заморожен ещё в марте, а к съемкам мы приступили в июне, когда уже наступила 30-градусная жара, артистам пришлось несладко. Как-то раз мы ставили сцену рядом с пляжем, где загорали люди, а нас одевали в шерстяные свитера, а сверху пальто. За смену мы все неплохо худели и были рады каждому похолоданию. (Улыбается.)
Сейчас готовлюсь к запуску ещё нескольких проектов, но никогда не говорю об этом раньше, чем войду в кадр. Мы, артисты, — народ суеверный. Но лето будет жарким и очень активным, это точно!
О театре пока приходится только мечтать, к сожалению, раньше сентября его двери не откроются, поэтому пока будут только репетиции текущих проектов после большого перерыва и репетиции новых спектаклей. Надеюсь, наша долгожданная встреча со зрителем будет очень тёплой.

Танцы, бокс и лошадки

 — У вас есть какие-то спортивные увлечения?

Был кикбоксинг и конный спорт, но это уже в прошлом. В конный спорт меня привела профессия, я начала готовиться к историческому проекту, где были сцены на лошадях, а потом несколько лет занималась для себя, и мне даже подарили лошадь. Потом их стало две. Но в какой-то момент у меня совсем не осталось на все это времени, ведь одна поездка на конюшню занимала полдня. Нам было сложно попрощаться, но выбора не было. Первые годы я не могла без слез смотреть на лошадей, но со временем смирилась с принятым решением.
С кикбоксингом у меня пока тоже перерыв. После нескольких лет тренировок у меня, во-первых, «выросла» спина — так прокачались мышцы, — и я не могла влезть ни в одно своё платье! (Смеется.) А во-вторых, у меня «завернулись» плечи, так как ты постоянно находишься в стойке, чтобы закрываться от удара противника. Когда меня пригласили в один из театральных проектов, режиссер настоятельно попросил меня уделить время танцам, чем я и по сей день активно занимаюсь. Наверное, такой хорошей формы, растяжки и рельефа у меня не было никогда. Да и нагрузки здесь не меньше — 2-3 часа у станка, и вечером можно позволить себе любой тортик.

С любимым рыжиком

— Как поддерживаете форму?

— Весь карантин я почти каждый день занималась спортом, несколько раз в неделю бегала с собакой. Но вернула свою привычную форму, только когда вернулась на работу и к ежедневным тренировкам добавились съёмки. Видимо, мой организм привык не только к тренировкам, но и к ежедневной нагрузке, все-таки наша работа — физическая.
А еще я два раза в год делаю курс массажа, и на этом все мои старания заканчиваются. Мне повезло с конституцией тела, я очень сложно набираю вес.

В питании себя совсем не ограничиваю. Но есть большой список продуктов, которые я не люблю. Например, шоколад, сладкое, на мёд у меня вообще аллергия. Не ем сдобу, но от хорошего цельнозернового хлеба не откажусь. Совсем не потребляю молоко, сыр, полуфабрикаты. Этого вполне достаточно, чтобы не набирать и чувствовать себя прекрасно. Летом почти весь мой рацион — это сезонные овощи и фрукты, которых мне так не хватает в зимнее время.
Главное — прислушиваться к себе и не есть, потому что «нужно». У меня, например, нет непереносимости глютена и лактозы, но мне таких продуктов просто не хочется — невкусно. Съесть молочную кашу для меня сродни пытке!

Кофе — в постель!

 — Как обычно начинается ваше утро?

— Начинается с чашки кофе, а потом уже все остальное. У меня низкое от природы давление, и близкие знают, что если прошу принести мне кофе в постель, то это не буржуйские замашки, а физиологическая необходимость выйти из спячки. Затем провожу 10-15 минут в тишине и одиночестве, чтобы настроиться на текущий день, назовём это медитацией. Делаю небольшую зарядку, принимаю душ и только потом беру в руки телефон и начинаю заниматься делами. Если у меня в этот день съемки, то накладываю маску и обязательно делаю небольшой массаж, чтобы от заспанности не осталось и следа.

— Вы — за натуральную красоту или приемлете различные хирургические вмешательства, уколы красоты?

— Я не против хирургического вмешательства, если человеку кажется, что в этом причина всех его неудач или что-то мешает жить. Такое действительно бывает, когда небольшое изменение преображает девушку и делает ее счастливее. Но я за то, чтобы принимать свою внешность, любить себя и работать над собой, улучшать самооценку. Превращать свои отличия в достоинства, не пытаться быть похожим на других и не подгонять под навязанные стандарты красоты. Уколы — это отдельная история, я крайне редко вижу хорошую контурную пластику, когда удалось не переборщить. К счастью, мне как актрисе все это не особо нужно, я не хочу сужать свой актерский диапазон и играть гламурных девиц с каменными лицами. Татуаж для меня тоже под запретом, в жизни я практически не крашусь, а для фильма или спектакля художник по гриму нарисует все что нужно. Поэтому мои процедуры у косметолога направленны на поддержание красоты и здоровья кожи, которой и так достаётся, когда по 12-14 провожу в гриме.

— Любите готовить?

— Всю любовь к домашнему хозяйству у меня напрочь отбил карантин. (Смеется.) Никогда я так много и часто не готовила, не мыла, не закупала продукты. Сейчас меня на кухню не загонишь, но если приходят гости, конечно, беру себя в руки. Не могу сказать, что я опытный кулинар, но вкусную пасту или морепродукты приготовлю запросто. У меня есть несколько фирменных рецептов, которые были «украдены» мной в Италии, и которые нравятся всем и всегда. Как говорят шеф-повара: «Все дело в соусе!»

Актриса тщательно следит за своей фигурой

Секретики красоты

— Особых секретов у меня нет, — признается Катя. — Но я не забываю про домашний уход и смываю косметику, как только прихожу с работы. Я склонна к отекам, поэтому не ем минимум за четыре часа до сна, особенно соленое. У меня всегда лежат замороженные кубики льда с ромашкой, чтобы снять отёк, если он все-таки появился. И в последнее время открыла для себя домашние массажеры для лица, к которым всегда относилась скептически. Мне подарили с микротоками, и теперь он со мной не только дома, но и в каждой поездке. 5-7 минут массажа с сывороткой помогают избавиться от отечности, подтянуть овал лица и привести все мышцы в тонус. Эффект заметен сразу, и для этого не обязательно идти к косметологу.

Рубрики: Интервью

Оставьте ваш комментарий