Популярное ток-шоу ICTV «Свобода слова» уже 15 лет в эфире! Мы поспешили с поздравлениями к его ведущему и расспросили Вадима о том, как проект изменил его жизнь.

Звонок в горах

— Вадим, поздравляем с юбилеем проекта «Свобода слова»! Уже четыре года вы являетесь ведущим этого политического ток-шоу. Как вы в него попали?

— Я тогда работал ведущим на «112 канале» — каждый будний день у меня было три часа прямого эфира. Это прекрасный опыт. И когда мой предшественник Андрей Куликов решил идти, то возник вопрос, кем его заменить. Я так понимаю, руководство канала пересматривало не один десяток претендентов. Им нужен был тот, кто хорошо чувствует себя в кадре, то есть имеет опыт прямых эфиров, и по типажу подходит для программы «Свобода слова». Многие мои знакомые неоднократно говорили о том, что я чем-то похож на Андрея, мол, младшая его копия. Я думаю, это тоже где-то сыграло свою роль, но, конечно же, не определяющую. Тем более что и по темпераменту мы с ним не всегда совпадаем, хотя типаж действительно схожий. Это такой момент преемственности для программы — когда зритель не боится нового ведущего, потому что он совсем другой. Я даже некоторое время отшучивался: «Нас просто клонируют, и мой преемник в этом году идет в первый класс». (Смеется.) А на самом деле я хорошо помню тот момент, потому что такие предложения в жизни каждого журналиста значимые. Я тогда был в горах со своей семьей. Мы поднимаемся на вершину, и тут звонит телефон. Я по привычке беру трубку. Приятный мужской голос говорит мне: «Добрый день! Это Александр Богуцкий, президент канала ICTV. Вадим, я бы хотел с вами поговорить». А я отвечаю: «Александр, обязательно поговорим. Но я сейчас в горах, давайте, когда спущусь, наберу вас и мы поговорим». Помню, как Александр так удивленно спрашивает: «А вы даже не хотите узнать, почему я вам звоню?» И в тот момент мне предложили стать ведущим «Свободы слова». Мы договорились о встрече, и так началось наше плодотворное сотрудничество, которое продолжается до сих пор.

— Как изменился проект за время вашей работы?

— Кардинальных изменений за время моей работы на проекте не произошло, потому что залог успеха политического ток-шоу «Свобода слова» в том, что оно по-хорошему традиционное и консервативное.

Накал страстей

— Вас без преувеличения можно назвать профессиональным медиатором. Что самое важное в этом процессе урегулировании конфликтов? Какие инструменты вы задействуете, когда градус напряжения в студии на максимуме?

— Cамое важное, чтобы обе стороны чувствовали к тебе доверие как к незаангажированому арбитру. Это очень сложно. Легче сказать, чем сделать, потому что все мы — живые люди, и у каждого есть какие-то предпочтения. И в работе модератора такого политического ток-шоу очень важно не выдавать своей приверженности к одной стороне или нерасположенности — к другой. Этот баланс должен быть центром модерирования. Здесь важно понимать, что моментом незаангажированной журналистики злоупотребляют, списывая все на свободу слова. В этом смысле я категорически не согласен, потому что есть вещи, которые прямо запрещены украинским законодательством. Если речь идет об отстаивании идей, которые запрещены законом, вредят государству, провоцируют какую-то агрессию в обществе — такие вещи модератор должен останавливать. Кроме этого момента незаангажированности, надо иметь чувство границы, за которую нельзя переходить самому, и другим на площадке не давать нарушать эти каноны. Ведь вопрос, что такое свобода слова в современном мире — очень дискуссионный.

— А что лично для вас значит свобода слова?

— Для меня свобода слова — это в первую очередь ответственность. Это не только возможность что-то говорить, потому что ты имеешь право, это значит отвечать за сказанное.

— Что самое сложное в вашей работе?

— Каждая программа не похожа на предыдущую. Поэтому в один момент может быть трудно подобрать гостей, подготовиться к эфиру, а в другой программе может быть трудно модерировать ситуацию, которая перестает быть конструктивной. Поэтому каждый раз у меня — другой вызов. Этим и прекрасная моя работа.

Ссоры в шутку

— В кадре вы — беспристрастный модератор. Какой вы дома, рядом с семьей?

— Об этом лучше жену спросить. (Смеется.) Конечно, любящий отец и заботливый муж. А как я себя еще могу описать? Но в кругу семьи я не держу линию непредвзятого модератора. Там я могу побыть собой. Не могу же я постоянно держать баланс, это стоит множества нервных клеток, которые хоть и восстанавливаются, но очень медленно. Поэтому дома я могу быть эмоциональным, возможно, порой немного резким, но это никогда не переходит определенную грань, потому что я по природе своей — довольно спокойный и сбалансированный.

— Если возникают ссоры с супругой, ваше мастерство улаживать конфликты помогает? Или в семейных отношениях у вас другая тактика?

— Мы с женой не ссоримся. Можем подискутировать, можем подшутить друг над другом, но вот ссор за 10 лет не было. Поэтому наши дети не совсем понимают, когда мы начинаем иронизировать, в шутку ссориться. Они сидят, глаза квадратные, не понимают и спрашивают: «Вы наконец ссоритесь?! Это ссора, да?» (Смеется). Они, к счастью, не знают, что такое семейная ссора. Хотя здесь я вижу и некоторые минусы — это не готовит их к реальной жизни.

— В чем заключается рецепт вашего семейного счастья?

— Ключевой аспект — взаимоуважение. Мы встретились, когда оба были сформированными, самодостаточными, успешными личностями. То есть никто не мог сказать, что «я стал кем-то с помощью тебя», или, например, «ты мне не дала (или не дал) стать кем-то, кем я хотел». И этот момент, когда ты воспринимаешь любимого человека не просто как любимого человека. То есть это не просто чувственный и эротический момент, но и очень такой человечно-профессиональный. Я бы так его назвал. Таня мне интересна не просто как моя жена, но как профессионал своего дела, с которым я могу поговорить, поделиться, спросить совета. Ведь сейчас она отошла от телевидения, но значительную часть своей жизни посвятила информационной журналистике. И она на меня смотрит в том числе как продюсер — когда надо обсудить какие-то профессиональные аспекты.

— Часто ли вам супруга делает замечания или дает советы как продюсер?

— Регулярно. Она всегда найдет на солнце пятна и поспешит указать мне на них. (Смеется.)

Детское доверие

— Вместе с женой вы воспитываете двоих детей — Марту (8 лет) и Ореста (почти 7 лет). Пандемия может подготовить новые испытания в плане обучения ваших школьников, готовы к ним?

— Мы готовы к любым вызовам. У нас был хороший опыт. А сейчас у нас возобновилось забытое ощущение, которого не было уже полгода, — когда ты не просто проснулся утром, почистил зубы, позавтракал и посадил детей за компьютер дистанционно учиться, теперь надо причесать их, собрать, умыть, нарядить, отвести, потом забрать… (Улыбается.) Но наша школа отлично справилась с этим вызовом, мы очень довольны. Ведь дистанционные занятия у нас действительно начинались в 10:00. У них четко по графику были уроки, перерывы, учителя и сами дети это контролировали, и ты знал, что усадил детей, и они занимаются. Обычный учебный процесс. Поэтому, если подобное повторится, мы уже знаем, что где лежит и как подключать скайп, зум, вайбер и еще несколько разных мессенджеров, которые для этого нужны. (Улыбается.)

— А что для вас самое важное в воспитании детей?

— Доверие. Я вбил себе в голову, что не обманывать их — самый важный момент. Нужно, чтобы дети тебе доверяли, а ты доверял им. В то же время надо относиться к ним как к взрослым, просто невысокого роста. Нужно уважать их личности, давать детям понять, что их слово тоже кое-что весит, и что они имеют право голоса в семейных делах, например, право определять, куда бы хотели поехать отдохнуть, куда мы пойдем, что посмотрим, что приготовим. И еще один, не менее важный момент доверия: когда ты что-то обещаешь ребенку, то должен это выполнить. Потому что на этом строится история ваших дальнейших отношений. Это детская психология — если ребенок доверяет тебе сейчас, потом он будет доверять тебе во всем. Из маленьких невыполненных обещаний рождается недоверие к словам. И вот мне очень важно, чтобы у моих детей не сложилось такого недоверия, поэтому я с ними очень осторожен в обещаниях. Это то же самое, о чем мы с вами говорили в контексте свободы слова.

Справка

«Свобода слова» — политическое ток-шоу, в котором чиновники, политики и общественные деятели дискутируют на важные и актуальные для общества темы.
Впервые программа вышла в эфир 9 сентября 2005 года.
Первым ведущим был Савик Шустер, с 2007 года — Андрей Куликов, а с 2016-го рулевым программы является Вадим Карпьяк.
Проект получил 6 премий «Телетриумф».

Программа «Свобода слова» выходит в прямом эфире по понедельникам в 22:20 на ICTV.

Это все о нем

*Телеведущий родился 27 января 1977 года в Коломые.
*В 1998 году окончил бакалавриат по специальности «Теория культуры» (Национальный университет «Киево-Могилянская академия»), в 2001 году – магистерскую программу по политологии.
*Имеет собственный бизнес, связанный с радиоменеджментом.
*Если бы не занимался журналистикой, был бы редактором или рекламистом.
*Хобби: стендовый моделизм, пешие прогулки, туризм.

Рубрики: Интервью

Оставьте ваш комментарий