16 октября на телеканале СТБ состоится премьера 4-серийного проекта «Мой любимый враг» производства StarLight Production. Главные роли исполнили: Анна Васильева, Роман Полянский, Марк Дробот, Фатима Горбенко, Сергей Калантай.

От любви до ненависти – один шаг, а от ненависти до любви – долгий путь… По сюжету студенты Кира и Марк влюбились, но отец не уверен, что может доверить нищему студенту свою единственную дочь. Обманным путем разводит пару влюбленных. Через 10 лет Кира приезжает в родной город и неожиданно встречает Марк, который решает доказать Кире, что изменился – становится соперником мэра на выборах. Для Киры это еще одного доказательство, что ей стоит держаться от Марк подальше. Она знакомится с правой рукой отца – адвокатом Глебом. Вспыхивает роман. И Кира принимает предложение Глеба выйти за него замуж…

Под Киевом снимали сцены с главной героиней Анной Васильевой, и мы воспользовались возможностью, чтобы поговорить с актрисой о новом проекте, каскадерском прошлом и психологии.

Зірка «Кріпосної» потрапила в ДТП та отримала травму обличчя

— Расскажи о своей героине. Полюбит ли ее зритель?

— Я надеюсь, что полюбит. Моя героиня неоднозначна. Ее зовут Кира, и она дизайнер одежды, которая ищет себя, сталкивается с любовью, невротическими отношениями, переживает это все и идет дальше.

Она не типичная героиня – не мягкая, добрая, пушистая, а с характером. Мне нравится, что она приближена к обычному человеку, а не к идеалу.

— По сюжету Кира не может простить своего бывшего любимого человека…

— У них была жаркая любовь. Они встретились, когда были совсем юные, влюбились, хотели пожениться. Ее отец их обоих обманул. Кира думает, что ее предал молодой человек. А Марк же в свою очередь обижен на Киру, поскольку также не знает всей правды.

— А ты обидчивая в жизни?

— (Отвечает муж Эрик) Обидчивая, но быстро отходящая. Мы предпочитаем сразу решать все конфликтные ситуации, проговорить их и не таить обиду.

— Часто ссоритесь?

— Нет. Мы очень специфически ссоримся. «Надо поговорить» — это уже ссора. Но мы не кричим и не хлопаем дверью. Мы не итальянская пара.

— Как с группой и партнерами по площадке сработались? Важна атмосфера для тебя?

— Я очень рада поработать с режиссером Антоном Азаровым. У него немного другой подход, нежели у режиссеров, с которыми я работала ранее. Мне интересно посмотреть, какой получится результат. Это как поход в казино – так интересно и захватывающе. Я очень рада, что этот опыт есть. StarLight Media – для меня новый продакшн, с котором я еще не работала. Очень классный подбор людей: сплоченные, радостные, улыбчивые.  У нас как будто лагерь, по которому я буду скучать.

Сергей Калантай избалован хорошими проектами

Так что, конечно, здорово, когда на площадке приятная атмосфера и вы можете с партнерами вместе что-то придумать. У каждой пары есть какие-то фишки. Но сначала было тяжело: первый день – и сразу нужно играть любовь. Но прошло 2-3 съемочных дня, и мы уже с Марком (Дроботом, — прим. ред) придумали, как мы прикасаемся, как смотрим друг на друга, как можем оживить сцену.

С Романом Полянским мы работали на других площадках, но пару играем впервые. Надеюсь, у нас получится сделать интересную историю про непростую любовь, когда и очень хочешь, и не можешь…

— У тебя любовь всегда спокойная или была как в сериале?

— Мне кажется, разная была…. Моя первая любовь была безответная. Был очень харизматичный парень, который просто позволял себя любить. Два года я зависела от него и этих чувств. Потом меня попустило, и я начала жить своей жизнью.

К сожалению, у нас нет института здоровых отношений. Нас не учат, как нужно разговаривать, как проявлять свои чувства, когда нужно уходить из отношений. Поэтому каждый наступает на одни и те же грабли. Как и моя героиня Кира – она старается понять, кто она, что она хочет, с кем она хочет быть. У меня тоже были истории, когда я спотыкалась, собиралась, шла дальше. Если бы в жизни было больше психологии, если бы ее преподавали в школе, людям было бы легче.

— Ты училась на факультете медицинской психологии. Тебе это помогает при работе над ролью?

— Это хорошее общее образование, которое может добавить какие-то нюансы в работу. Но так как это медицинская психология, то она больше помогает, когда я играю странных героинь с патологиями (аутизм, шизофрения). Тогда я понимаю, как это сделать реальнее и интереснее.

— Практикуешь сейчас как психолог?

— Да, совмещаю с актерством. Когда в командировке, провожу сессии онлайн.

— Еще ты работала каскадером…

— Сейчас этим уже не занимаюсь. Только, если у моих героинь какие-то трюки, могу их сделать сама.

— Например?

— Не стопроцентное горение (улыбается). Но это могут быть падения. Я люблю высотные падения на подушки или коробки, драки с мечами, конные трюки. Я занималась акробатикой и даже выступала с цирковыми артистками на полотнах. Мне это очень нравилось.

— Это не страшно?

— Это интересно! Каждый должен найти то, что ему нравится. Не должно быть страшно. Должно быть в кайф. Я боюсь глубины. Когда ныряла с аквалангом, чувствовала, как у меня наступает паника: какой ужас, я же могу задохнуться, зачем люди этим занимаются? Это для меня дискомфорт. В то же время, я не боюсь высоты. Прыгала с парашютом 100 раз, была спортсменкой-парашютисткой. У меня совсем нет ощущения страха (улыбается). Важно найти то, от чего тебе комфортно.

Также, что касается выступлений с полотнами. 25 метров под купол и нет страховки. Только полотна и ты. Сила трения и рук. Нет никакой сетки и защиты. Я не боюсь высоты, поэтому мне было абсолютно спокойно и не было страха, что я сорвусь.

— Какие самые опасные вещи ты делала?

— Однажды я прыгала с 20-метрового моста в воду на фестивале роупджампа – это прыжки с моста на канате. Но я решила: я же каскадер, прыгну в воду без страховки. Но так как я не профессионально прыгаю в воду, достаточно больно ударилась.

Когда была каскадером, прыгала с высокой яхты в свадебном платье. По сюжету меня толкали в воду. Но из-за очень пышного тяжелого платья было сложно двигаться. Так что это было достаточно опасно. С трудом удержалась и выплыла.

Еще я занималась мотокроссом, стреляла из пистолета, занималась экстремальным вождением, автостопила по стране.

— У тебя достаточно большая фильмография. Какая роль принесла самое большое душевное удовольствие?

— Моя первая роль в сериале «Геймеры». Я туда попала как раз с каскадерства – должна была дублировать главную героиню, но режиссер меня заметил и позвал на пробы.

У меня была очень интересная героиня. Сначала хорошая, спокойная девочка, которая учится на медицинском, но потом понимает, что хочет другого, ей срывает крышу – начинает убивать и веселиться в лучших традициях Бонни и Клайда. Были драки, интересное решение сцен, сама героиня крутая.

Марк Дробот — благородный господин

Изначально режиссер и продюсер отталкивались от актеров – что ты можешь и хочешь сделать. Сейчас уже все немного по-другому, редко отталкиваются от того, что может актер привнести в роль. Есть прописанный персонаж и продюсеры смотрят, попадает ли актер в типаж или нет. Не все любят экспериментировать.

— Родители не были против каскадерства?

— Папа рано умер. А мама у меня свободных взглядов. Мне кажется, она сама в душе байкер. Поначалу, конечно, удивлялась, не все ей нравилось, но ничего сделать не могла.

Я с 14 лет прыгаю с парашютом и с 16 лет участвую в соревнованиях. Однажды выиграла соревнования, когда вдруг выясняется, что я несовершеннолетняя. Весь аэродром на ушах, что они нарушают закон. Они же не знали, что мне еще нет 18 лет, поскольку видели, как много у меня прыжков. И мне не дали эту награду. Я пришла домой расстроенная, попросила маму написать нотариальную доверенность и разрешение прыгать с парашютом в моем несовершеннолетнем возрасте.

— Как пришла к парашютам? Как отпустили?

— Я всегда думала, что есть вещи, которые человек точно должен попробовать. Например, прыжок с парашютом. Слышала невероятно яркие сравнение – «это лучшее впечатление в твоей жизни». Мне было 13-14 лет, когда я решила, что пора.

Приехала на аэродром, прошла инструктаж, прыгнула, приземлилась – и даже не поняла, что произошло. Как будто меня обманули в ожиданиях. Может, я не на том аэродроме прыгала или не с тем парашютом. Мне сказали, что я просто была сильно напугана и поэтому ничего не поняла. Нужно прыгнуть второй раз, чтобы все осознать. В следующий раз ничего не изменялось. Так я начала прыгать все чаще.

Когда уже прыгаешь и летишь больше минуты, видишь радугу, свою тень, дома внизу, людей, летящих рядом – тогда чувствуешь что-то сверхъестественное. Видишь мягкие облака как в мультиках, влетаешь в них – класс! Но облако – это вода, и она бьет тебя по лицу, так что вылетаешь из него весь мокрый, одежда липнет. Нет, в мультиках не также (смеется). Но прыжок с парашютом – это то, что советую попробовать всем.

— Недавно ты вышла замуж. Твой муж также актер – Эрик Абрамович. А как познакомились?

— Мы познакомились на съемках в Минске. Играли брата и сестру (смеется). Все началось с небольшого конфликта, но переросло в крепкую и классную дружбу. На тот момент я была замужем, а Эрик в отношениях. Но я не была счастлива в браке и хотела уйти. Эрик мне помогал, утешал, говорил, что все может измениться. Но был день, когда я уже окончательно приняла решение, пришла на площадку и всем объявила, что развожусь. Подходит Эрик и говорит: «Аня, постой. Не торопись, не надо. Ты сгоряча». Но на самом деле, мы к разводу шли длительное время, долго обсуждали этот вопрос с бывшим мужем. Так что, если бы не Эрик, мы бы быстрее разошлись (смеется). Через какое-то время Эрик тоже разошелся со своей девушкой. Но мы так круто дружили. Я даже не представляла, что у нас могут быть отношения. Мы обсуждали такие вещи, не подразумевая романтику, о которых пары не говорят.

Но хотела бы сделать ремарку: дело не в том, что у нас были плохие партнеры. Человек, за которым я была замужем – хороший. Мы просто разные. Это был брак на эмоциях. Замуж? Прикольно! Наверное, это весело…. Это была абсолютно неосознанная история. Мы были женаты год, но у нас были разные взгляды на жизнь. Романтический период был прекрасный, но совершенно разные приоритеты на будущее.

— Предложение как сделал?

Мне не очень нравится подход, когда девушке делают предложение, а она может сказать «да» или «нет». Мы подумали, что это не очень честно и равноправно. Получается, что вся ответственность на мужчине. Он обдумывает этот шаг, готовится к нему и предлагает, а девушка решает. К тому же, это происходит на эмоциях, к тебе подходят и говорят: «Будешь моей женой?» Ты кричишь «да!», не успев подумать, а потом уже поздно (смеется).

Мы решили осознанно к этому подойти и сделать предложение друг другу. Когда столкнулись с тем, что есть табуированные вещи в отношениях между людьми. Тема детей, отношений, свадьбы, измен, разводов и тд, обсудили, что нас беспокоит и поняли, что смотрим в одну сторону, у нас схожие взгляды, мы готовы друг друга принимать полностью. Можем сделать предложение и официально расписаться.

Хотели это сделать за границей, но коронавирус внес свои коррективы. Поэтому в один из дней на карантине мы вышли прогуляться, а зашли подать заявление. И через пару дней нас расписали.

Когда ты серьезно подходишь к этому вопросу, получается честное совместное решение, а не просто: я хочу замуж или сейчас такая счастливая на эмоциях скажу «да». Я серьезно подумала и осознала, что хочу жить с этим человеком и развиваться вместе.

Оставьте ваш комментарий