Год назад музыкант и поэт Антон Сидорук собрал рок-группу, которая, несмотря на трудные времена, умудряется радовать своих поклонников новыми треками и яркими клипами. Слово фронтмену!

— Антон, расскажите, как возникла идея создания группы KLEINOD?

— Около двух лет назад я начал писать песни. Мне хотелось делиться этим творчеством с миром, но я понимал, что сам находиться на сцене не хочу, это будет не так объемно, не так интересно. Все музыканты в мире делятся на два типа — на одиночек и командных игроков. В какой-то момент понял, что когда делаю музыку с единомышленниками, получается намного лучше и продуктивнее.

— Как подбирался состав участников?

— Парней, с которыми мы играем вместе, подобрала мне сама жизнь. С одними встретился, играя в кавер-бенде, с другими свели общие знакомые. Как чаще всего бывает, эти знакомства случились в результате буднично-бытовых жизненных ситуаций, а привели вот к такой новой странице уже нашей общей истории.

— Присутствие гея и черного актера в проекте — чуть ли не обязательное условие в современном западном кинематографе. Почему такая формула не работает при создании рок-группы в толерантном обществе?

— В группе вместе комфортно и качественно могут работать только те люди, которые чувствуют и воспроизводят музыку примерно в одном направлении. Группа создаётся не по каким-то квотам, религиозным взглядам или ориентации, не имеет значения раса или национальность. В рок-команде могут быть и все геи, и все темнокожие, и даже темнокожие геи, но на первом месте — общность музыкальных интересов, одна музыкальная волна. Иначе это уже не будет хорошей музыкой.

— В группе сейчас собрались единомышленники? Вам интересно создавать музыку, когда все со всем согласны? Или споры все-таки возникают?

— На самом деле в нашей команде взгляды на музыку достаточно разные, и, конечно, при создании чего-то нового мы, как правило, спорим, каждый пытается донести свое видение. Но мы всегда находим решения, которые устраивают всех. Ищем компромиссы.

Авраам Даштоян, гитара, Игорь Левчук, бас, Юра Лясота, гитара, Антон Сидорук, вокал

— KLEINOD — это продюсерский проект?

— KLEINOD — это абсолютно творческая команда, которая делает ту музыку, которая нам самим нравится. Да, у нас есть продюсер и люди, которые помогают с продвижением, но они не лезут в нашу музыку, не заставляют подстраиваться под форматы и тренды. Мы и сами, естественно, изучаем то, что нравится людям, и, дабы нас услышало как можно большее количество людей, добавляем в наши песни что-то свое особенное.

— Музыка — это давно не только творчество. Принимаете участие в вопросах, не связанных с творчеством?

— Музыка — это, конечно, не только творчество. В современном мире столько музыки, что даже самая качественная и крутая может остаться неуслышанной, если не учиться правильно ее подавать, доносить до слушателя. Для этого и нужна команда. Но лично я стараюсь сосредотачиваться только на музыке, а не быть связанным с какими-то побочными вопросами.

— Группа как-то изменилась с момента создания? Хоть прошел всего год, но говорят, что из-за последних событий в мире ничто теперь не будет прежним.

— Да, нас это тоже коснулось. Успели поменять состав — с нами теперь играет новый барабанщик. Но и с бывшим успели записать некоторые песни. Так что он оставил свой след в нашей истории навсегда, и мы благодарны ему за это.

— Почему решили остановиться именно на таком названии для группы? Кто его придумал и какой смысл в связи с вашей музыкой вложено в это слово?

— Когда пришло время давать имя нашей команде, я решил, что название обязательно должно связывать нас с нашей страной. Порывшись в Интернете, нашел ряд забытых, не используемых, староукраинских слов и начал выбирать. KLEINOD означает драгоценность, символ власти, регалии. Я показал слово ребятам, им понравилось. Так мы и взяли себе это название.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

— Понятно, что пандемия поломала ваши планы относительно концертов и летних фестивалей. И все же — удавалось поиграть вживую перед публикой? Какую реакцию и энергию поймали?

— Да, карантин поразил музыкальную индустрию в самое сердце. Мы успели несколько раз появиться на музыкальных фестивалях — и это были наши первые выступления в принципе. Нам очень понравилось! Хоть первые шаги и давались волнительно, но мы получили массу энергии и еще раз убедились, что именно музыкой мы хотим заниматься в этой жизни. На одном из крупнейших днепропетровских фестов «БЕЗ ВИZ» играли вообще без зрителей — тоже очень интересный опыт. Получается, в самом начале существования группы уже проходим такие испытания и школу жизни.

— Как живется рокерам в Днепре?

— Рокерам в Днепре живётся не так активно, как в Киеве, но мы любим свой город и готовы своей музыкой популяризировать его. Днепр, кстати, очень музыкальный, раньше тут было довольно много концертов, фестивалей. Публика открыта к рок-музыке. Надеемся, после карантина все быстро вернется на прежние круги.

— У вас уже имеется армия поклонников?

— У нас есть свои страницы во всех популярных социальных сетях, где мы активно собираем людей, которым интересна наша музыка. Приходит много позитивных откликов от людей из других стран, что, конечно же, приятно. Внимательно читаем все комментарии, отвечаем на вопросы.

— Ваши родители входят в состав поклонников группы KLEINOD?

— Конечно! Первые лайки мы получаем именно от родителей! И это очень важно — поддержка самых близких людей всегда вдохновляет!

— Какими видите своих потенциальных слушателей?

— Это люди разных возрастов и взглядов на жизнь. Разного пола и ориентации в плане политики, религии, каких-то других глобальных вопросов. Но то, что у них хороший музыкальный вкус, — это точно.

— Ваш клип Spanish Night — это видео брутальных музыкантов на скандальную тему?

— Spanish Night — это в первую очередь песня о любви.

— Вы вообще брутальные рокеры?

— Брутальными рокерами, наверное, нас сложно назвать, да мы и не стремимся к такому званию. Брутальные рокеры — это кто-то типа Rammstein, а мы — обычные парни и стараемся играть более благородную музыку.

— Не думали о том, что из-за откровенной картинки видео Spanish Night станет табу на национальных каналах?

— А мы и не делали ставку на телеканалы — тем более молодой группе попасть туда на старте своей карьеры не так легко. При создании видео на песню ориентировались на творческую составляющую — в первую очередь хотели открыть еще одну сторону песни, показать ее по-другому. У нашего режиссера были свои идеи и цели. Впрочем, на случай того, если телеканалы загорятся желанием взять себе это видео, у нас есть и цензурированная версия.

— Текст этой песни, на мой взгляд, довольно слащавый как для рок-группы.

— Каждый находит в этой композиции что-то свое, вот и вы не исключение. Текст в любой песне — и в Spanish Night в том числе — это передача эмоций. Для кого-то это и правда может быть слащавость, но лично я нахожу здесь отчаяние, а кто-то третий найдет еще какие-то ассоциации.

— Что в вашем творчестве стоит на первом месте — текст или музыка?

— Песня — это симбиоз музыки и текста, для нас важны обе составляющие. Текст и музыка должны сочетаться по настроению, оттенять друг друга, быть целостными. Нельзя что-то одно ставить на первое место.

— Уже давно идет речь о вашем дебютном альбоме — когда же его ждать?

— Не любим загадывать наперед, но есть определенные планы. Пишем, копим музыку, отдельные треки уже полностью готовы, несколько — в процессе, некоторые только на стадии задумок. В любой момент можем что-то переиграть. Но ждать альбом определенно стоит! Название будем придумывать по окончании записи. Хотя пару заготовок уже есть.

— При записи своих треков над чем больше всего заморачиваетесь?

— Над музыкой, усердно работаем над аранжировками, потому что хотим удивлять звучанием. Даже самую глубокую песню с самым крутым посылом легко и просто может испортить отвратительная аранжировка.

— У вас есть любимая песня из уже записанных для дебютного альбома?

— Нет, для меня это — как из всех своих детей выбирать любимого. Каждая из песен нам нравится не меньше остальных. Думаю, любимчики будут появляться уже у наших слушателей.

— Как думаете, что дебютантам нужно сделать, чтобы их альбом не затерялся где-то на просторах интернета в двух десятках публикаций релиза о его выходе?

— Нужен правильный и массовый пиар. Работа с социальными сетями, со СМИ, с радио, яркие видео и обложки треков, цепляющие темы. Но в первую очередь, конечно же, хорошая музыка. Да, сначала придется вложиться в рекламу, договариваться с критиками о рецензиях, первыми идти на контакт, просить о публикациях. Но если музыка зайдет людям, они сами ее подхватят, поделятся со своими друзьями, добавят себе в плейлисты.

— Кто из музыкантов оказывает наибольшее влияние на вас и ваше творчество?

— Самые разные группы. От легендарных Queen, Led Zeppelin и Pink Floyd до не менее легендарных и современных Muse. А из ровесников очень нравятся Nothing but Thieves и Royal Blood.

— Играть музыку, которая нравится, — это понятно. А какую цель вы поставили перед собой, создавая группу?

— Не буду оригинален — конечно, мы хотим собирать огромные толпы людей вокруг своей музыки. От стадионов и фестивалей до онлайн-площадок. Знаем, что это длинная дорога, в которой важен каждый шаг, трудолюбие и упорство. Мы готовы! Пусть будет нелегко, но весело!

Оставьте ваш комментарий