Светлана Тарабарова с мужем Алексеем и сыном Иваном полгода снимались в реалити «Декрет вже не секрет». Премьера шоу состоится 21 октября на музыкальном канале М1, а сейчас певица поделилась подробностями относительно того, как воплощался этот нереальный проект.

— Светлана, как вы решились на съёмки в реалити, ведь многие будущие мамочки неохотно афишируют свое положение, а тем более выносят этот факт на всеобщее обозрение?

— Принять это решение было непросто, была масса предрассудков, опасений, сомнений… «Справлюсь ли я?», «Можно ли это снять без пошлости и грязного белья?», «А будет ли интересна зрителям моя обычная жизнь?», «Как отреагирует сын?». Но все сомнения развеялось, когда мы познакомились с командой — Натела, Аня, Наташа, Оля — девчонки настолько душевно подошли к проекту, что на эти девять месяцев стали частью нашей семьи, и я уже безумно скучаю по ним.

— У вас есть хороший актерский опыт (вы снималась в мюзикле, например). Насколько он помогал держаться перед камерой в этот раз?

— Когда снимается реалити, актерский опыт может только навредить — если камера с тобой девять месяцев, то зритель довольно скоро почувствует фальшь. Поэтому я сразу отказалась от попыток что либо сыграть.

— Насколько в процентном соотношении вам удалось расслабиться и быть собой в кадре, а сколько играли, понимая, что на это будут смотреть люди?

— У меня был выбор — либо провести девять месяцев в постоянной паранойе: «боже, меня снимают, как я буду выглядеть?», либо расслабиться и получать удовольствие от жизни в такой непростой период. Я выбрала второй вариант.

— Эфир будет уже после родов, но удалось ли камерам подсмотреть какие-то интересные моменты, так сказать не по сценарию, которые внесли корректировки в процесс?

— В реалити изначально не было сценария — я говорила, что мне повезло в шоу с редактором и режиссером: мы брали мой распорядок дня, события, которые должны были произойти, и просто снимали их. Поверьте — жизнь порой гораздо интереснее любых сценариев.

— Какие эмоции приходилось в себе гасить?

— Я была максимально честной. Стараюсь всегда такой быть (за что часто приходиться расплачиваться). Но иногда мне действительно приходилось гасить боль. Процесс беременности — это не обязательно цветы и счастливые моменты — порой это токсикоз, усталость, иногда отечность и другие прелести жизни. Но боролась я с ними, скорее, чтобы не испугать сына (на момент начала съемок ему было всего полтора года). В остальном я не стеснялась в выражении эмоций, да простят меня съемочная группа и родители, которые будут смотреть это шоу.

— Вы следовали законам драматургии — накалять страсти, когда надо поддавать жару, а порой и обдавать ледяным душем?

— Нет, возможно, повторюсь, но реальная жизнь куда интереснее сценариев, пронизанных драматургией.

— Вам хотелось страдать в кадре от неудобств, как говорится, почувствовать себя слабой или, наоборот, показать себя сильной девушкой, мотивирующей: будьте беременными — это как минимум прикольно?

— Терпеть не могу страдания на камеру. С детства старалась быть сильной (так воспитывали родители). Но и вряд ли я смогу кого-то мотивировать «быть беременными». Очень надеюсь, что зрители шоу, как и ваши читатели, подойдут к этому вопросу осознанно и уж точно не потому, что это «прикольно». Беременность для меня — это продолжение любви в наших детях.

— Как Алексей справился с ролью папы и заботливого супруга? Отличается ли он в этом амплуа в жизни и в кадре?

— Заставить мужа даже просто сфотографироваться — это квест не для слабонервных (думаю, многие девушки меня поймут), так что идею сниматься он сразу отверг, и уговорить его на шоу удалось, только когда ему в руки дали камеру и сказали: «Не хочешь сниматься — тогда сам снимай!» Хотя нам хитростью все-таки удалось несколько раз затащить его в кадр. (Смеется.)

— Когда планируете ближайшую поездку в Херсон, на малую родину, в полном семейном составе?

— С началом карантина я безумно страдаю от отсутствия двух вещей — живых концертов и наших семейных посиделок в Херсоне. Про карантин и беременность мы узнали почти одновременно и с учетом моего положения вынуждены были принимать усиленные меры безопасности. Мечтаю о поездке в Херсон и, наконец, познакомить своих родителей с внучкой. Надеюсь, зимой или, в крайнем случае, весной это произойдет.

— Съемки в реалити как-то вас изменили? Вы стали, может, по-другому смотреть на семейные отношения и ценности?

— Съемки — нет, но, возможно, просмотр изменит. Мы ведь до сих пор не видели всего отснятого материала и не до конца представляем, что войдет в финальные версии серий. Возможно, посмотрев на нашу семью со стороны, мы по-другому оценим, казалось бы, привычные вещи. Поговорим об этом после премьеры…

— Благодаря реалити вы с мужем открыли какие-то новые стороны друг в друге?

— Да, я открыла его как оператора. (Улыбается.) Алексей впервые так много наблюдал меня через видоискатель камеры… А если серьезно, то на фоне карантина, второй беременности, взросления сына, ремонта в доме и еще тысячи серьезных и не очень вопросов, съемки были приятным исключением и даже небольшой отдушиной.

— Света, как вы относитесь к тому, что у многих людей из сопряжённых областей в телефонных контактах он записан как «Алексей Тарабарова», а при вашем появлении в публичном месте можно услышать «О, Тарабаровы пришли»?

— Интересно, обязательно при встрече позаглядываю в телефоны к друзьям и знакомым. (Смеется.) Мне всегда импонировала его спокойная уверенность в себе, в своих силах и в том, что у нас все получится, так что даже если это правда — у мужа есть шикарная компенсация — наши дети носят фамилию Алексея.

— Ваши темпераменты совпадают? Что делаете, когда понимаете, что кто-то начинает перетягивать одеяло на себя?

— Одеяло на себя — это ко мне, я же Лев. (Улыбается.) И только спокойная Дева может меня уравновесить. Кстати, оба наших ребенка — тоже Девы, так что, надеюсь, эта идиллия сохранится и дальше.

— Каким критериям должен был соответствовать дом, чтобы вы захотели его купить?

— С момента, когда мы узнали, что ждем первого ребенка, стали искать дом за городом — я безумно хотела чистого воздуха и мечтала гулять с коляской не по забитым автомобилями улицам, а по лесу. Вторым главным требованием, после экологии, была безопасность — городок должен быть охраняемым, это даже не обсуждалось. Остальные критерии — стиль, инфраструктура и другие приятные мелочи — должны были идти бонусом. Нам повезло найти дом в аренду, в котором мы прожили два с половиной года, он соответствовал всем ожиданиям, кроме одного — был идеален для семьи из трех человек и мал для четырех. Так что новость о второй беременности снова заставила нас поднять квартирный вопрос, а так как мы за прошедшее время успели полюбить этот городок и живущих в нем людей, то приняли решение брать кредит и покупать жилище побольше здесь же.

— Вы сторонники оседлого образа жизни? Например, через сколько лет захотите сменить условия проживания?

— Да, я могу часто делать перестановку мебели, но дом менять — это уж слишком. (Смеется.) Сейчас мы строим «дом мечты», в поселке заканчивают строить детский сад (очень вовремя). Но через семь лет у нас в семье будет два школьника и, возможно, снова встанет вопрос переезда, посмотрим.

— Для детей предусмотрены отдельные комнаты?

— Сейчас мы делаем одну большую детскую, как минимум лет до восьми дети могут спокойно жить вместе, но со временем (ближе к 12-13 годам) ее можно будет разделить на две небольшие, но такие нужные подросткам отдельные комнаты.

— Появилась ли у Ивана привычка засыпать с родителями под чтение сказки? Какой у вас опыт в этой связи?

— Сейчас Иван засыпает под чтение сказок, многие из которых он уже может цитировать. Иногда это сильно выматывает после сложного дня, но я стараюсь воспринимать это как возможность побыть с сыном, настроиться на одну волну. Детство пролетит быстро, и, мне кажется, я буду скучать именно по таким моментам.

— Сын говорил что-то типа «Снимите такое же шоу про меня!»

— Нет, как минимум в этом шоу его будет тоже довольно много — он ведь часть меня, моей жизни. Кстати, мы с ним проходили разные этапы — от любви к камере и идеального позирования до категорического «н-и-и-и снимайте!».

— Замечаете какие-то таланты — может, в нем уже проснулся актер или певец?

— Любой ребенок для своих родителей самый-самый — тут главное не превратиться в сумасшедшую мамашу, которая бегает по кастингам детских талант-шоу. У него хорошая память, но это, скорее, от отца.

— Вам хотелось бы, чтобы дети пошли по вашим стопам в шоу-бизнес? Я понимаю, что как они решат, так и будет, но все же…

— Я искренне порадуюсь их успехам в любой отрасли и постараюсь так же искренне помочь пережить все неудачи. Наверное, в этом главное родительское предназначение… Посмотрим, что будет дальше. Запрещать я точно ничего не буду, но и на тепличные условия они тоже могут не рассчитывать.

— Как Иван встретил Машеньку? Любит ли он проводить с ней время?

— Иван встречал нас у дома, и этот трогательный момент я никогда не забуду: он бежал по алее навстречу нам, обнял меня (он не видел мать почти неделю) и так трогательно склонился над коляской и произнес «сестричка», что я расплакалась. Я, в принципе, стала очень сентиментальной, меня легко растрогать — наверное, гормоны…

— Говоря о пресловутой детской ревности, как вы поступали, чтобы у Ивана не было этого чувства к сестричке?

— Жесткой ревности пока удается избежать, по советам бывалых родителей мы заранее готовили Ивана к встрече, сестричка привезла ему подарок — игрушку. Но иногда, видя, что я много времени провожу с сестричкой, он все-таки может подойти и вдруг безапелляционно потребовать: «Мама, возьми на ручки», хотя на руках его давно не носят. Думаю, расслабляться пока рано и тема ревности еще проявится со временем, но будем стараться лечить ее искренней любовью.

— Малышке месяц, Маша беспокойная, как и большинство грудничков?

— Да, она знакомится с этим миром, мы знакомимся с ней. Конечно, не спим. (Улыбается.)

— Кто вам больше не давал спать — сын или дочка в месячном возрасте?

— Ваня в этом возрасте был спокойнее. Мы шутим, что по характеру он больше в отца, а крошка еще даст нам прикурить, если у нее откроется мамин характер.

— Если зрители будут требовать продолжения реалити, согласитесь вынашивать на глазах у публики второй, третий… «сезоны»? Да и Иван с сестричкой, уверен, будут не против.

— Хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах. Но пока второй/третий сезон отложим — я бы хотела чуть больше времени уделить творчеству, в голове миллионы идей, новых песен, постановок — так что ждите, скоро будет масса музыкальных новинок.

— Из кого детям легче вить веревки, из папы или мамы?

— Еще до рождения Вани мы договорились, что будем поддерживать друг друга и стараться воспитывать детей максимально правильно, насколько этот термин вообще применим по отношению к маленьким сорванцам. Так что, как только папа уже почти готов дать слабину, он видит меня и держится из последних сил, так же и я, глядя на мужа, стараюсь не идти на поводу у детских капризов. Сейчас, когда Ване чуть больше двух, это еще удается, но все пугают кризисом трех лет, так что с ужасом ждем его.

— Вы узнаете в детях себя? В чем это выражается? Или, может, даже наблюдаете феномен «обмена телами», когда Света узнает себя в сыне, а Алексей — в дочке.

— По дочери еще рано судить, но Иван совершенно самостоятельный член семьи, и хотя в нем есть частички наших характеров (отцовская рассудительность соседствует с моей эмоциональностью) — он точно не копия, он — оригинал.

— Света, вы всегда на позитиве и буквально ассоциируетесь с этим словом. Оставайтесь такой же и дальше. Нам ваше Тепло и Свет очень нужны!

— Спасибо за интервью, вопросы реально заставляли снова пережить приятные моменты. Будем так же нести свет и тепло, а вы всегда оставайтесь на светлой стороне.

Оставьте ваш комментарий