На большие экраны вышел нашумевший украинский фильм «Атлантида» режиссера Валентина Васяновича. Он уже успел собрать немало престижных международных наград, в частности на 76-м Венецианском кинофестивале (победитель конкурса «Горизонты»*), и теперь его выдвинули на «Оскар». В ленте нет ни одного профессионального актера, все роли сыграли участники боевых действий на востоке Украины! Мы пообщались с одним из главных героев фильма Андреем Рымаруком — ветераном АТО, представителем фонда «Вернись живым».

* В конкурсе «Горизонты» участвуют экспериментальные ленты, демонстрирующие совершенно новые тенденции в развитии современного кинематографа.

Без актеров

— Андрей, как вы получили роль в «Атлантиде»? Вы ведь не профессиональный актер.
— Не только я, но и все, кого зрители увидели в этом фильме — и главные герои, и персонажи второго плана, — не являются актерами. Я, Людмила Билека, Василий Антоняк — мы люди военные, закаленные войной. В картине также снялись главные судмедэксперты Мариуполя и Днепра, отряд полицейских, а также группа «Черный тюльпан» (занимается поиском и вывозом тел украинских военных, погибших в зоне боевых действий. — Ред.). Все они — настоящие. И эта человеческая подлинность помогла режиссеру — это был его стратегический и тактический ход. Таким образом он хотел показать на экране всю истину происходящего, без игры на публику.
На кастинг я попал случайно. За несколько месяцев до съемок познакомился с продюсером Валентином Яценко, и он рекомендовал меня режиссеру Валентину Васяновичу. У того уже были утверждены все герои, кроме главного. Состоялось два кастинга, и Валентин утвердил меня на роль Сергея. Когда я прочитал сценарий, мне захотелось, как человеку, который постоянно на войне, увидеть ее конец и понять, какой масштаб трагедии нас ожидает.

— По сценарию, после войны осталась опустошенная территория с отравленной водой, разрушенными заводами, затопленными шахтами… Как считаете, этот страшный сюжет может стать нашей реальностью?
— Конечно. Давайте пройдемся по темам, которые задевает фильм. Первая — это экологическая составляющая. И экологическая катастрофа уже сегодня происходит на Донбассе! Так, в 2017 году оккупационная власть затопила ядерную шахту близ города Енакиево. Экологи били тревогу, предупреждали, что вода поднимется в верхние слои почвы, отравит подземные источники, станет опасной для здоровья. Так и случилось. Второе — это незаконная добыча угля, а также то, что не откачивается вода из заброшенных шахт. Плачевные последствия мы уже видим, например, по реке Кальмиус, по водохранилищу в Павлополе. Вода насыщается тяжелыми металлами и минералами, она постепенно будет пробиваться в верхние слои почвы, отравлять землю и питьевые источники.
Еще одна тема — это посттравматический синдром. У нас на сегодня более четырехсот тысяч военнослужащих, которых война пропустила через себя. У каждого свой уровень травмы. Сейчас все эти реабилитационные проекты висят на плечах общественных и волонтерских организаций, а не на государстве, как оно, в принципе, должно быть.
Еще один вопрос, поднимаемый в «Атлантиде», — без вести пропавшие. А таких у нас множество! Они могут быть похоронены на оккупированной территории, и нам придется их искать. А линия разграничения — заминирована. Причем настолько, что даже страшно себе представить! И Валентину Васяновичу удалось все эти темы идеально визуализировать в своей ленте.

40 дублей, 48 чебуреков

— Был какой-то эпизод в фильме, который дался вам тяжелее всего?
— Самыми тяжелыми как для непрофессиональных актеров — и для меня, и для Люды, и для Василия — были сцены, где есть диалоги. Мы не умели уловить настроение, интонацию, показать харизму, как это делают настоящие артисты. С Василием, например, у нас было большое количество дублей диалога в гараже, где-то за сорок перевалило! С Людмилой так же — в сцене диалога. Мы пока эту сцену сняли, съели по 48 чебуреков! Я по сей день не могу себя заставить посмотреть на чебуреки. (Смеется.)

— То есть с эротической сценой легче было справиться?
— Давайте смотреть правде в глаза. Мы взрослые люди. Что тут сложного — показать интим натурально, как это, в принципе, происходит в жизни? У всех оно бывает по-разному, правда. Но мы сделали так, как это хотел увидеть режиссер — страстно и одновременно взвешенно. И знаете, как говорят кинокритики, это — лучшая сцена секса за всю историю украинского кинематографа. Кстати, перед этим эпизодом, во время диалога с Людой на улице, где у нас поломалась машина, на нас вылили почти 20 кубов воды. И это в ноябре, когда было ноль градусов! На нас десять дублей льют воду, а у нас всего лишь два игровых костюма. Уже на третий дубль мы выходили в сырой одежде, но пытались представить, что нам тепло.
Были и тяжелые в физическом плане сцены. Взять хотя бы купание в ковше. Это было невероятно красиво! Нам удалось создать какую-то другую планету. Валентин Васянович с художником-постановщиком построили там сад из камней, для них это было просто удовольствие. Достигнув этой невероятной картинки, они начали издеваться над главным героем! (Смеется.) На дворе то ли конец марта, то ли первое апреля. Было довольно холодно, но постановщики делали все, чтобы я не замерз: слегка подогревали воду. Но теплее она не становилась! И мы все это терпели. Чтобы воссоздать эпизод, задействовали тяжелую механику, которая подавала воду, разожгли большой костер — все было воспроизведено гармонично. Это одна из самых сильных и запоминающихся сцен.

— Давайте поговорим о любви главных героев, которая зарождается на этой опустошенной территории. На ваш взгляд, это неизбежность или спасение от послевоенных ужасов?
— Васянович уникален тем, что у него не было полного сценария, он постоянно советовался с нами. Мы активно принимали участие в создании диалогов. Мы для него одновременно были и героями, и критиками, и зрителями. Это история любви, которая зарождается, когда появляется женщина и начинает спасать главного героя от чего-то неизбежного, возможно, даже от смерти. От смерти, которую мы показываем в первой сцене через тепловизоры, как угасает человеческая жизнь. И по ходу фильма — как она потом зарождается в любви. Где рождается любовь, там рождается и новая жизнь!

Фестивальная жизнь

— Как вам актерский опыт в целом?
— Валентин Васянович для меня — это судьба. Он мне подарил билет в кино, и я этим воспользовался, я все еще еду в каком-то киношном транспорте и начинаю двигаться от фильма к фильму. После «Атлантиды» уже снялся в двух коротких метрах. Сейчас играю в следующей ленте Валентина Васяновича, слава богу, не в главной роли (фильм «Відблиск», история в нем также связана с войной на Донбассе). У меня там роли эпизодические, но не менее важные. И мне хочется сниматься еще и еще (но основной вид моей деятельности — работа в благотворительном фонде, я помогаю армии). Это невероятно — перевоплощаться, чувствовать себя другим человеком и осознавать, что ты инструмент художника для очередного произведения искусства. Мне приятно, что «Атлантида» вошла в историю нашего кинематографа как самый титулованный фильм в Украине. В Венеции мы попали в конкурсный отбор, в довольно солидную категорию, еще и получили главный приз. К тому же мы стали виновниками того, что впервые за 76 лет в Венеции подняли флаг Украины. Хотя фестивальная жизнь фильма еще не закончилось.

— Что касается участия в кинофестивалях, в каких городах и странах вы были с этой лентой? Как публика воспринимала «Атлантиду»?
— Фестивальную жизнь фильма я прожил в восьми или девяти странах мира, и, конечно, публика везде разная. Очень приятно, что «Атлантида» стала мощным оружием для напоминания миру, что Россия — это агрессор, что в нашей стране идет настоящая война. Больше всего мне запомнилась публика в Японии. Потому что Япония — это страна, которой не нужно рассказывать о последствиях войны. И наш фильм «Атлантида» стал для них реальным флешбэком, возвращением в 1940-е годы, когда их едва не уничтожили как нацию в целом. Но они переродились, с нуля создали новое государство, и сейчас Япония является одной из передовых стран мира. Это — единственная страна, где к нам за автографами стояла стометровая очередь, единственная страна, где зритель тебя не отпускал.

По сюжету
Действие ленты «Атлантида» разворачивается в 2025 году — через год после победы Украины в войне с Россией. Драма-антиутопия рассказывает о возвращении оккупированного Донбасса. К тому времени большая часть Восточной Украины превратилась в пустыню, отходы загрязняют землю, затопленные шахты отравляют колодцы и реки. Главный герой фильма Сергей (Андрей Рымарук), страдающий посттравматическим стрессовым расстройством, возвращается с войны, находит работу на металлургическом комбинате и присоединяется к добровольческим отрядам «Черного тюльпана», занимающихся эксгумацией тел военных. Здесь он знакомится с Катей (Людмила Билека), которая меняет его жизнь…

Рубрики: Интервью Кино

Оставьте ваш комментарий