Популярная джазовая певица рассказывает о причинах своего участия в телевизионном вокальном шоу, об отношениях с мужчинами-коллегами и планах на семейную жизнь.

— Лаура, наверное, самый часто задаваемый вопрос: зачем вы, певица с успешной джазовой карьерой, пошли на это телешоу?

— Для меня самой такое решение было неожиданным. Это ведь не моя стихия. Но это отличная площадка для многих талантливых людей. И, конечно же, один из любимых проектов зрителей. В том числе моей мамы. Она всегда поддерживала нас с сестрой на нашем творческом пути. С детства поощряла наши занятия: хор, музыкальная школа, ездила с нами на конкурсы, переживала всей душой. И в последние годы я от нее периодически слышала: «Как здорово было бы еще увидеть тебя в «Голосе»! Это было сказано столько раз, что я, наконец, решилась. Мне захотелось сделать маме подарок. Конечно, я переживала за свою репутацию: у меня ведь есть имя в мире джаза. Но, будучи человеком смелым, я подумала, что для меня это новый опыт. Стало любопытно, как я, сложившийся музыкант, смогу раскрыться под руководством тренера. Как справлюсь с непривычным репертуаром. Я ведь на проекте не могу показать сильные стороны: ни бразильскую, ни джазовую, ни армянскую этническую, ни мою авторскую музыку. Ну и попасть в команду профессионалов, увидеть изнутри, как создается шоу, — это удача. В общем, ни минуты не пожалела, что пошла на проект, поскольку люблю вызовы.

— У вас появился опыт общения с двумя тренерами — Надей Дорофеевой и Олегом Винником. Что вам смогли дать эти поп-артисты?

— Было совсем мало времени, чтобы что-то дать глобально. Будем откровенны: конкурсантов много, тренер один. Так что все ограничилось одной репетицией. В то же время тот, кто умеет и хочет взять, обязательно возьмет. Я сама педагог и знаю, что иногда в двух словах может содержаться полезный совет. Кроме того, люди, которые достигли успеха, приложили для этого огромные усилия. У каждого есть своя мудрость, которой он может поделиться. Это, естественно, не какие-то тонкости в пении. А именно советы, как зацепить аудиторию, как правильно раскрыться перед слушателем.

— Лаура, вы выступали на одной сцене с именитыми музыкантами, солируете в мужском коллективе Jazz in Kiev Band, ваш продюсер — мужчина. Вы органично чувствуете себя в окружении сильного пола?

— Мне комфортно с мужчинами в работе. Нравится, когда могу опереться на сильное плечо. И не боюсь, что на какое-то мое резкое слово мужчины могут обидеться. Люблю сильных, умных, смелых людей рядом. Но у меня также много подружек, с которыми могу разговаривать часами. Так что у меня баланс: когда я с девочками, мне кажется, что лучше друзей не найти. То же самое, когда я общаюсь с мальчиками. Так что мне комфортно и с теми, и с другими.

— Скажите, как музыканты Jazz in Kiev Band отнеслись к тому, что вы променяли элитарный джаз на дешевую попсу?

— Ну почему же дешевую? (Смеется.) Есть очень много хорошей поп-музыки. И я уже лет пять как параллельно с джазом делаю поп-музыку. Ребята из бенда знают, что я расширяю свои горизонты, и радуются моим успехам. И Алексей Коган даже со сцены неоднократно меня поздравлял с новыми клипами, треками, альбомами «Все буде добре!», Shine. Мне повезло: меня окружают мудрые взрослые люди, которые понимают, что во мне много разной музыки, которую я хочу подарить миру. Зачем же себя ограничивать? Нет, я ни разу в свой адрес не слышала упреков, что предала идеалы джаза.

— Вы говорите, что пошли на телешоу, уступив настойчивым уговорам мамы. Признайтесь, она часто капает вам на мозги?

— Ох, обидится она за это «капает на мозги». (Смеется.)

— И все же. Я не поверю, что участие в шоу — это единственная тема, в которой мама столь же последовательна и настойчива…

— Вы правы. Есть еще одна золотая тема для разговоров — замужество и дети. Потому что я девочка хоть и юная, но уже взрослая — мне 33! Мама знает, какой я трудоголик, и что все мое время занято работой. Поэтому переживает за мое личное счастье.

— И что вы ей отвечаете?

— Реакция бывает разная. В зависимости от того, какое у меня настроение. Иной раз могу ответить резко. Порой убеждаю ее, что никакой драмы не произошло. Да я же не против! Я и сама очень хочу и семью, и детей, и мужа любимого. Но не всё в наших руках. Конечно, если ты совсем не выделяешь времени на личную жизнь и закрыт, то чего ожидать? Это как в анекдоте: «Да ты хоть лотерейный билет купи!»

Да, повторюсь: я хочу семью и детей, но не потому, что так положено. Всему свое время. Уверена, что все будет хорошо. Я снова готова к серьезным отношениям и жду своего человека. Мой принц — в пути.

— Чего ожидаете от своего человека? Каким он должен быть?

— Если честно, период рая в шалаше прошел. Я и сама человек, который много всего делает для улучшения благосостояния, и от мужчины ожидаю того же. Мы с сестрой росли не в лучших условиях. Не скажу, что мама не создавала их для нас. Благодаря маме, бабушке и тете у нас было счастливое детство. Мы пробивались большой дружной семьей, с верой в душе. Но, конечно же, своим детям я бы хотела предоставить больше возможностей. Чтоб они ни в чем не чувствовали себя ущемленными. Деньги в наше время имеют весомое значение. Конечно, они не на первом месте. Это не самоцель. Но это мощный рычаг и ускоритель для достижения мечты. Вижу рядом с собой сильного, умного, уверенного, мудрого, умеющего любить мужчину, на которого можно опереться.

У меня такой характер: если меня любить, я подарю человеку праздник. Если же нет, я создам головную боль. У меня есть свое мнение, я не сахар. Поэтому мой мужчина должен быть не только мудрым, но и с хорошим чувством юмора, чтобы сглаживать вспышки моей творческой натуры, не дать разгореться ссоре и спорам. Если все свести на нет благодаря юмору, если отшутиться, это решит множество проблем в семье, я знаю. Мне нужен человек с легким нравом, щедрый, умный и со стержнем. Он может быть даже в чем-то слабее меня, но если будет обладать качествами, которые я перечислила, я все равно буду слушаться такого мужчину и чувствовать, что он для меня авторитет. Мечтаю о человеке, созвучном мне, который будет понимать меня с полуслова, чувствовать.

— Идеал! Такие бывают?

— Я знаю, о чем говорю. Такие люди есть, и такие отношения у меня были. Это была красивая любовь длиной в пять лет.

— Что же пошло не так?

— Эта тема уже для книги. Я не готова пока раскрывать такие моменты. Мы приняли решение расстаться. На то были свои основания. Но точно знаю: я прекрасная женщина рядом с правильным мужчиной.

— Теперь понимаю, что ваша новая песня «Сила моя — it’s my family» появилась неспроста. Вы готовы создать семью!

— Семейные ценности — это вообще тема, очень близкая мне. И сейчас, в карантинный год, я это осознала как никогда. На самом деле я очень счастливый человек, потому что у меня большая семья. И хоть с 15 лет я живу в Киеве одна, у меня есть замечательная мама, прекрасная родная сестра Кристина, мой папа. Они с мамой давно в разводе, и у нас с отцом долгое время были сложные взаимоотношения, но сейчас все наладилось. Также есть тетя, дяди, двоюродные братья и сестры и в Украине, и в Армении. Племянники у меня уже есть. Крестник, который сейчас живет в Канаде. В Ереване даже прабабушки остались. То есть у меня большая, красивая армянская семья. И я чувствую эти мощные корни, которые меня питают. Бывает же, что у человека никого нет. А у меня огромное дерево, которое дает мне силы и помогает реализовать все мечты. Это счастье — осознавать, что меня окружают люди, которые любят меня, которые помогали мне взрослеть и стать такой, какая я есть. Ведь это огромный труд — растить детей. Я помню, сколько времени мне уделяла тетя. И дядя, когда мы с папой плохо общались, относился ко мне по-отцовски.

— Интересно, какой вы были в детстве…

— С малых лет я была очень взрослой и рассудительной. Пожалуй, гораздо взрослее своей старшей сестры Кристины Марти, с которой у нас разница три с половиной года. Она тоже певица, сонграйтер. Помню, в 15 лет у меня был закос под маму: я надевала строгое длинное пальто, каблуки. А Кристина носила кроссовки и джинсы. И вот стоим мы как-то рядом, проезжает мимо машина, и мне водитель кричит: «Мама, уберите ребенка!» Я всегда решала какие-то бытовые проблемы. Мама меня отправляла с документами в разные конторы, в ЖЭК. Будучи подростком, я решала вполне взрослые бюрократические вопросы. А еще я была маминым хвостиком и обожала слушать разговоры взрослых. Порой они забывали о моем присутствии и спохватывались только тогда, когда я задавала какой-то вопрос по теме, которая ребенка совершенно не касалась.

— Вы производите впечатление цельного, ответственного, волевого и серьезного человека. В вас есть хоть немного раздолбайства? Легко можете пуститься во все тяжкие?

— Вообще-то, я действительно собранная и ответственная. Но иногда во мне включается ребенок — полный беспредельщик. Я имею в виду не криминал. (Смеется.) Обожаю отрываться на концертах и фестивалях, могу дурачиться и прикалываться, вживаться в роль любой актрисы. Мне по фану перевоплощения. Люди удивляются, наблюдая эти метаморфозы.

— За что вам в последний раз было стыдно?

— Порой меня заносит. Я ведь живой человек. Могу рассердиться и сгоряча наговорить неприятных вещей. Как все артисты, я впечатлительная и ранимая. Накручу себя, а потом рублю сплеча. Правда, я и отхожу быстро. Извиняюсь. Но вот за такие вспышки мне стыдно. Почему я и говорю, что рядом со мной должен быть умный и мудрый мужчина, который будет гасить мой темперамент.

— А какие у вас есть поводы для гордости?

— Гордость у меня быстро проходит. Мне все время нужны новые результаты. Но я горжусь многим. Тем, что я умная, независимая девушка, которая не висит ни у кого на шее и самостоятельно рулит проектом Лаура Марти. Горжусь, что у меня своя музыка, тексты, слова. Тем, что у меня много классных друзей. Тем, что почитаю родителей. Горжусь, что у меня есть свое мнение и я отстаиваю свои права. Тем, что рискнула пойти на вокальное шоу. Тем, что после неудачи могу сказать: «Все окей, ребята, до свидания. Я иду дальше».

Оставьте ваш комментарий