Самый плодовитый хитмейкер страны 8 мая отмечает 40-летие. Редакция ТG поздравляет артиста и продюсера с круглой датой, желает всего наилучшего и, конечно же, расспрашивает о мире, который сейчас его окружает.

— Алексей, 8 мая вам исполняется 40 лет. Почему-то принято именно эту круглую дату не отмечать. У вас какие мысли и соображения насчет подобных суеверий?

— Не знаю, кстати, почему… Может, потому что существует понятие 40 дней? Я вот поставлю сам для себя отметочку и буду праздновать — в узком кругу. Кстати, чувствую приближение этой даты — вроде как наступает новый период в моей жизни, какой — я еще до конца не понимаю, но я к нему на сто процентов готов. Хочу сказать, что подошел к 40 годам с неплохими результатами: я все время иду вперед, развиваюсь, самосовершенствуюсь. И мне есть чем заняться в период с 40 до 50 — планы огромные!

— «Сорокет» серьезный возраст для любого мужчины. С какими думами вы подошли к этой дате? Свойственно ли вам подводить итоги? Является ли цифра «40» своеобразной чертой или определенным рубежом?

— Да, 40 можно назвать своеобразным рубежом для мужчины. Наверное, он ознаменует переход в новую ипостась. Да и мне уже хочется дальше, больше…В своем искусстве я все время апгрейжусь, и впереди, уверен, еще больше интересных песен, рынков, языков, продуктов, бизнесов. Все только впереди!

— Сейчас продолжаете работать над собой? В чем видите момент совершенствования Алексея Потапенко? Какие скилы прокачиваете на карантине?

— Я постоянно самосовершенствуюсь: читаю много литературы по саморазвитию, медитирую, занимаюсь своим ментальным и физическим развитием, увеличиваю количество рабочих оборотов. Самое главное, что я себе сейчас нравлюсь! И у меня в руках есть кое-что, чем я удивлю весь мир!

— Если оглянуться назад, можете вспомнить, каким вы видели себя в этом возрасте? Все ли сбылось, о чем когда-то мечталось?

— Если бы я увидел себя таким, какой я сейчас: путешествую по миру, с сережкой-медведем в ухе, синих очках, в разноцветных брекетах, умею сам себя развлечь, то сказал бы, что я кайфовый чувак! Мне кажется, это даже лучше, чем я мог бы себе представить (Улыбается.)

— Ваш отец (офицер в отставке. — Ред.) когда-нибудь серьезно настаивал на том, чтобы вы были военным?

— Мой отец серьезно не настаивал ни на чем, когда видел, что я не хочу этим заниматься. Он не стал настаивать, когда мои внутренний спортивный и музыкальный миры перевернули будущее юриста, за что я ему очень благодарен. Папа дал мне гитару в руки, научил меня на ней играть, привил музыкальный вкус и любовь к музыке. Такую же модель я применяю и к своему сыну.

— Отцы обычно хотят, чтобы дети пошли по их стопам. Испытываете ли аналогичные чувства по отношению к будущему вашего сына Андрея?

— С одной стороны, мне бы хотелось, чтобы Андрей пошел по моим стопам. Но Андрюха — это отдельный персонаж, со своей линией, своей судьбой, и я это уважаю. Захочет быть артистом — пусть будет, не захочет — ничего страшного. Главное, чтобы он был хорошим, воспитанным человеком, всесторонне развитым, уважающим женщин, говорящим на многих языках и знающим, что папа его любит. Важно понять и принять, что ты не можешь им управлять, а можешь только следить за тем, чтобы он вырос классным парнем.

— С какими вопросами чаще всего Андрей к вам обращается? Случалось такое, что вы вместе с сыном сидели в студии над одной идеей?

— Андрей редко обращается ко мне с музыкальными идеями. В свое время мы писали вместе песни для его школьных выступлений, иногда я его подталкивал к каким-то студийным штукам. Он в принципе всегда открыт к творчеству — становится перед микрофоном и спокойно записывает рекламу, песню, стих, да что угодно. У него это легко и классно получается.

— В марте 2020 года был бум онлайн-концертов. Сейчас уже надцатая волна коронавируса, и многие интернет-шоу канули в Лету. Почему, как думаете, в нашей стране не прижился этот формат?

— Потому что у нас онлайн еще в принципе не прижился. Еще даже не вся Украина покрыта интернетом, далеко не все пользуются смартфонами, сеть еще не стала неотъемлемой частью Украины. И это несмотря на то, что у нас одна из лучших IT-баз в мире. К сожалению, мы еще не настолько развиты в плане цифровых технологий, но мы к этому стремимся.

— Вы в своем творчестве когда-нибудь оглядывались на кого бы то ни было? Внутри вас есть цензор, который «наступает на горло» автору Алексею Потапенко?

— Вообще я свободный художник. Я знаком со многими мировыми звездами, авторами, битмейкерами, композиторами — питаюсь от лучших в своем деле. Работа моего внутреннего цензора зависит от ниши и целевой задачи: конечно, когда я пишу детскую песню, он включается, а в моих хип-хоп-излияниях себя отпускает.

— Есть ли жанр, в котором вам хотелось бы работать, но до настоящего времени не было возможности, или вы чувствуете, что вам не удалось в нем сделать так много, как хотелось бы?

— Нет стилей и жанров музыки, в которых я бы не поработал. В своей жизни я всегда делал то, что хотел, на всех сценах, на каких хотел, с симфоническими оркестрами и рок-музыкантами, даже читал рэп в консерватории. Если вспомнить все, что я делал, то не всегда такое под силу одному музыканту. Люблю экспериментировать и пробовать новое.

— Чего вам больше всего не хватает в современной украинской музыке?

— В современной украинской музыке мне не хватает современной украинской музыки. Она как будто испугалась, боязливо спряталась и поддается влиянию всех других музык, которые вокруг нее. Ей надо расправить крылья, а сделать она это сможет только тогда, когда расправит крылья сама Украина.

— Насколько вы как продюсер в курсе личных дел всех артистов MOZGI Entertainment? Кто чем живет? Кому чего не хватает? Все ли у всех хорошо?

— Порой мне кажется, что я знаю их даже лучше, чем можно было бы. Я знаком с их родителями и супругами, в курсе, чем они живут, о чем переживают, знаю об их артистических перемещениях, проблемах и тайнах, потому что пишу с ними песни.

— Многие ваши поклонники с присвоением вам звания заслуженного артиста испугались, что теперь Потап забронзовеет, и уже больше не будет прежних хитов.
Можете успокоить, мол, Потап такой же задорный весельчак и озорной выдумщик?

— Потап — это антипод бронзовению, за это меня и любят мои настоящие поклонники. А еще — за непредсказуемость и неожиданность, взбалмошность и искрящесть, за огонь жизни внутри меня. А этого у меня с запасом, уж поверьте!

— Вы родились и росли в Дарницком районе столицы, довольно неспокойном месте в 90-е годы. Как вам удалось избежать тлетворного влияния улицы?

— Я вырос на еще более гэнгста Ленинградской площади и влияния улицы не избежал — все-таки этого достаточно и в моих песнях. По причине того, что я жил в таком районе Киева, я и не боюсь ходить по гетто в разных странах мира. При этом я всегда занимался спортом, и именно спорт оградил меня от того, чтобы до конца не стать уличным пацаном. Но связи с улицей я не теряю — все-таки хип-хоп-музыка пошла оттуда. Это мужская тема, где все по-настоящему, без притворства. В то время было интересно: мы слушали рэп, играли в баскетбол…

— Пятый студийный альбом группы MOZGI — KYIVSTYLE — вы посвятили Киеву. Уже можете рассказать, кому будет посвящен следующий альбом?

— А дальше выйдет мой сольный альбом. Это будет мой подарок самому себе к 40-летию и презент всем, кто любит и не боится раскрывать свои чувства. После выхода песни China и альбома MISHA я получил отклик и решил глубже копнуть в лирическую линию. Так что это будет посвящение мужчины — женщине, плюс — истории жизненного пути взрослого мужчины со своим характером, позицией и глубокими чувствами. Если хотите заглянуть в мою душу, вам стоит послушать этот альбом.

— О треке letat из альбома KYIVSTYLE вы сказали, что это песня о том, как в детстве вы мечтали летать. Что вам сейчас дает ощущение крыльев за спиной и желание взмыть в небеса?

— Я счастливый и окрыленный человек: люблю жизнь, люблю все, чем занимаюсь, люблю своих детей и жену, люблю музыку. У меня, как у архангелов, шесть крыльев!

Оставьте ваш комментарий