Его зовут Хассан Назар-Хайдар Алиевич, но всей стране он известен как рэпер Хас. Теперь у него появилось еще одно амплуа — исполнитель стал ведущим телешоу «Мисливці за дивами» на канале «Украина». Так что же будет с рэпером Хасом дальше? Ответ в нашем интервью.

— Хас, вы — рэп-исполнитель, радиоведущий, а теперь еще и телеведущий. Зачем вам все это? Как все успеваете?

— Это все не я. Это из-за локдауна, во всем виноват 2020 год. (Смеется.) Правда, на радио я пошел в 2019-м, потому что меня всегда завораживала магия радио. На тот момент я был довольно успешно гастролирующим артистом, но пересмотрел фильм «Части тела», и мне стало интересно, как это все работает внутри. В 2020 году я стал просто радиоведущим. Телевидение меня никогда не интересовало, притом что мне поступали предложения, от которых я отказывался. Но когда мне предложили попробовать себя в проекте «Мисливці за дивами» — решил попробовать. Кстати, с радио я не распрощался окончательно, там выходит моя рубрика «Рэп-дайджест».

— Вы учились во Львовском политехе на международной экономике, почему изначально не выбрали творческую профессию?

— В институте я начал учиться, посещая школу. За 10 и 11-й классы я уже окончил первый курс. Поступая в вуз, я мог выбирать — экономист или программист. Выбрал первое. То, что я и дня не работал по профессии, спорное утверждение. Я до 29 лет жил исключительно за счет музыки, потому что моя специальность научила меня делать бизнес из чего угодно. У нас были шикарные преподаватели, которые учили применять знания в той сфере, которой хотелось бы заниматься, а не быть просто экономистами, работающими на дядю всю свою жизнь.

— Вы не мечтали о работе на ТВ, как же вы туда попали?

— Мне предложили снять видеовизитку для кастинга. Я вспомнил, как в студенческие годы подрабатывал гидом, водил группы туристов по Львову. Подумал, что было бы неплохо вернуться в те времена, и с такими мыслями отправил на канал самопробы. Меня утвердили. Вот такая история.

— Оказавшись в подобной ситуации, ваши коллеги любят хвастаться — на это место было пять тысяч претендентов, и я победил в кастинге. Много ли было конкурентов в вашем случае?

— Я никогда не интересовался подобными вещами, потому что не собираюсь набивать себе цену. Какое это имеет значение?

— Создатели шоу думают, что таким образом они подогревают интерес к проекту.

— Зритель сам разберется с первого выпуска, лежит у него душа смотреть что-то или нет. Пусть лучше люди скажут, крутой я ведущий или нет, а я помолчу.

— Как прошло знакомство с соведущей Настей Кошман? Был тест на совместимость?

— Сначала мы с Настей снимали тракты. Она мне запомнилась тем, что не теряется в беседе и находит достойные ответы даже на самые неожиданные провокации с моей стороны. Мне сразу стало понятно — мы сработаемся.

— Прямо не верится, что между такими разными людьми, как вы, не было никаких притирок-придирок…

— Скажу больше. Мне впервые довелось встретить человека, который родился в тот же день, что и я — 13 января. Казалось бы, два Козерога должны жестко бодаться, но у нас все довольно дружелюбно. Много общих взглядов и увлечений, а это на первых порах очень помогало.

— Вам, кстати, в этом году исполнилось 30 лет. С какими чувствами встретили такую красивую дату?

— Это был лучший личный праздник в моей жизни. Раньше я терпеть не мог свои дни рождения, старался их избегать и мечтал, чтобы все побыстрее закончилось. Но в этот раз все было по-другому. Не знаю, может, на меня повлияло рождение сына. Я стал спокойнее, не трачу свои эмоции на то, что мне не надо.

— Предполагают ли съемки в «Мисливцях» командировки за границу и поездки по стране?

— Поездки за границу, наверное, сейчас невозможны из-за локдаунов. Считаю, что карантин на такие проекты, как наш, влияет очень сильно. Логистика меняется в зависимости от того, какие области становятся красными, оранжевыми и зелеными. Но, несмотря на это, долгие поездки по Украине уже были.

— Что из путешествий по стране впечатлило больше всего?

— Это затопленное село Бакота возле Каменец-Подольского. Его отправили под воду в ходе строительства Новоднестровской ГЭС. Я разговаривал с бывшем жителем Бакоты, и он вспоминал, как они перед выселением целовали землю. Я тогда второй раз в жизни плакал. В первый раз это случилось после рождения сына.

— Технический прогресс, как и искусство, требуют жертв. Какую самую большую жертву вы принесли ради искусства?

— Я подорвал психическое и физическое здоровье и потерял личное время.

— Молодая супруга и маленький сын готовы к частым разлукам с мужем и папой?

— Когда я гастролировал как рэп-исполнитель, Ксения была моим концертным директором, и мы всюду ездили вместе. За долгие годы мы привыкли жить в дороге. А теперь впервые получилось так, что я еду, а она — остается. Не буду выдумывать: конечно, тяжело. Ей — потому что остается одна с ребенком на руках. А мне — потому что отрываюсь от семьи. Но мы привыкнем.

— Расскажите, как выбрали сыну такое необычное для Украины имя — Марсель?

— Когда мне было 15-16 лет, накануне моего дня рождения с 12 на 13 января мне приснился сон: я держу на руках сына, и его зовут Марсель. Тогда проверить в интернете, что это означает, у меня возможности не было. Максимум, что я знал — есть такой город во Франции. По прошествии лет, когда мы с женой уже задумались о ребенке, я вспомнил этот сон и загуглил, чтобы узнать значение. Оказалось, что это древнеарабское имя, означающее воин. Я не настаивал, но Ксения меня поддержала — когда впервые взяла новорожденного на руки, сказала: «Марсель».

— У вас двойное имя. Назар — древнееврейское, означающее «посвятивший себя богу», а Хайдар — лев — арабское. Кто из твоих родителей решил совместить, казалось бы, несовместимое?

— Мой папа из Сирии, поэтому имя Хайдар мне досталось по его линии. А мама дала имя Назар по своей линии.

— Почему при выборе псевдонима Хас решили сократить фамилию Хассан, а не имя? Чем был бы плох репер Наз или Хай?

— У нас в классе было два Назара. И мне очень не нравилось, как сверстники «прикольно» сокращали это имя — Назик и Тазик. Я предложил: «называйте меня Хасик». Так и было в младших классах. А в старших это прозвище сократилось до Хаса. И когда встал вопрос о творческом псевдониме, долго думать не пришлось.

— Где вы учились музыке и как в вашей жизни возник рэп?

— Я учился в музыкальной школе игре на гитаре. Правда, педагога по гитаре не было, и преподавал учитель по аккордеону, который только умел правильно держать гитару в руках. (Улыбается.) В классе 7-8-м все мои сверстники стали фанатеть от американского рэпа. И мне захотелось, чтобы мною так же восхищались, как западными артистами из телевизора. Я никогда не сочинял стихотворения, а сразу стал писать рэп под бит. Это стало возможно благодаря музыкальному образованию. Потому что я слышал мелодии и знал, как придать им нужную форму. Через несколько лет впервые вышел на сцену, показал публике то, что я сочинял, и в тот миг понял: никогда больше не буду кем-то другим.

— Гонорары сильно повлияли на творчество?

— Экономическое образование помогло мне создать правильную схему, благодаря которой нам сразу же удалось дать 200 концертов в год. Это был невероятный показатель! Конечно, мы начали хорошо зарабатывать, но деньги никак не повлияли на наше мировоззрение, потому что мы кайфовали от того, как четко работает наша бизнес-стратегия. Но надо понимать, что в музыке деньги — это всего лишь инструмент, шестеренка в механизме. Они дают возможность оплачивать труд и работу профессионалов из смежных структур и делать все более качественно, а не покупать предметы роскоши. Так что заработки практически не оказали влияния на мое творчество, потому что я и так сочиняю то, что нравится людям. Я не изменял себе и не писал форматные песни.

— Где находится ваше место вдохновения?

— Когда-то я был сильно привязан к своей детской комнате. Всегда там много сочинял. И даже когда уже не жил в родительском доме, знал, что когда приеду и закроюсь у себя в комнате, напишу очень много всего. Сейчас я универсальный автор, могу писать в маршрутке, научился не отвлекаться и не слышать то, что происходит вокруг. Мне не нужен домик в тихом лесу, чтобы сочинять. Я не такой. Если у меня появится такой домик, я буду сидеть на крыльце и смотреть в лес. (Улыбается.)

С супругой

— Кто-то из ваших родителей имеет отношение к музыке?

— Мои родители медики, они познакомились, когда учились в Киеве. В семье только мама имеет какое-то отношение к музыке, ее дедушка был руководителем хора, и они много пели. А папа — доктор до мозга костей, у него минимум эмоций, все должно быть четко разложено по полочкам.

— Вы когда-нибудь были на родине отца?

— Конечно, в детстве я проводил там много времени. И во взрослом возрасте тоже бывал, но уже реже. Сейчас ситуация в Сирии и Украине очень схожа — полстраны воюет, полстраны гуляет. Но Сирия по размеру намного меньше, и мы, например, сидя у себя дома, слышали раскаты обстрелов, которые раздавались из-за гор.

— У вас уже вышло три альбома: в 2016 году — «#1», в 2018-м — «Мегаполіс», в 2019-м — «Дикий кач». Как обстоят дела со следующим?

— В 2020 году я выпустил несколько синглов, которые войдут в новый альбом. Остальные треки будут совершенно новыми, их еще никто не слышал. Получится специфичный релиз даже для меня, он так и будет называться — «Заборонений альбом». Много всего накипело, давно хотелось высказаться, и это, наконец-то, оставит след на том, что я сейчас записываю.

— Вашему герою в клипе Rock&Roll хорошенько достается на ринге, а в жизни вы часто попадали в серьезные передряги?

— Последний раз в драку ввязывался, когда учился в вузе. В школьные годы мы, конечно, устраивали жесткие потасовки. Но всегда надо помнить, что после драки все может быть намного хуже, чем до нее. А с годами окружаешь себя людьми, которые не так примитивно мыслят, чтобы вместо аргументов пускать в ход кулаки.

— В январе вышел ваш дуэт с Мятой. Вы с этой певицей — ягоды с совершенно разных полей. Объясните, зачем вам эти коллабы?

— Вы точно все подметили и задаете правильный вопрос. Во-первых, дуэты — это всегда не моя инициатива. Во-вторых, для меня это вызов, интересно услышать, как я буду звучать в таком стиле. И самый главный момент — такие коллаборации провоцируют мои эмоции, и я от этого кайфую.

— Ваши татуировки — это желание соответствовать рэп-культуре или обычное желание самоутвердиться?

— Это точно не про рэп-культуру. Все рисунки на моем теле — со значением. Например, перо ацтеков на правой руке. Его имели право набивать только вожди племени, которые не могли людям ничего давать от себя, а только то, что ниспослано сверху. Так и я, когда пишу или что-то делаю, вспоминаю, какой смысл заложен в этом рисунке — никакой коммерции.

— Оцените свой вклад в украинскую рэп-культуру.

— Он выражается в том, что благодаря мне рэп начали слушать те, кто раньше даже не смотрел в его сторону. И это самое сложное — донести стиль музыки тем, кто его недооценивал.

— Ваш кумир в мире рэпа — Тупак Шакур. Как думаете, он согласился бы вести на ТВ передачу, подобную «Мисливцям за дивами»?

— Он был не обычным рэпером, который рифмует слова, он — поэт и бунтарь, который мог передавать свои мысли с помощью художественной выразительности. Но кроме этого он был артистом, снимался в кино, поэтому, я уверен, Тупак, согласившись вести шоу о крутых и удивительных людях, сказал бы: «Конечно, это моя миссия!»

Рубрики: Интервью ТВ

Оставьте ваш комментарий