Музыкант Илья Резников хорошо известен благодаря проекту Letay и творчеством под псевдонимом Илья Letay.

— Илья, какой посыл у трека «Цінувати час»?

— Бывает так, что чувствуешь, как летит время, и становится немного жутковато, но в то же время круто, потому что начинаешь ценить каждую минуту еще больше. Хочется сохранить это чувство в себе и максимально с этим жить. Цените каждое мгновение! Цените своих родных и близких! Надо быть собой, потому что нет времени на другое.

— Чего вам сейчас больше всего не хватает?

— С точки зрения продвижения, наверное, появлений на ТВ. Мои песни довольно хорошо ротируются на радио, но хотелось бы, чтобы больше людей знали в лицо того, кто их исполняет.

— Каким будет новый альбом?

— Я отошел от индустриального звучания и стал делать более мелодичную и танцевальную музыку. Думаю, в новый альбом войдет 15 треков. Кроме уже известных синглов будет песня «Гроші», она довольно андеграундная. Хотя я знаю, что многие ждут ее выхода, в инстаграме зрители наших концертов, которым довелось слышать ее вживую, спрашивают, когда же выйдет эта композиция.

— Вы запоминаетесь не только классными песнями, но и яркими образами. Кто вам помогает их создавать?

— Я люблю ретро, нравятся яркие цвета. Иногда мне кажется, что я как попугай. (Смеется.) В самом начале у меня не было больших возможностей, поэтому мы с женой искали мне одежду в стоках и на секондах. В результате так всегда получалось намного интереснее, чем одеваться в массмаркете. Позже, после того как я переехал в Киев, мне помогла стилист и дизайнер Ольга Недобийчук, у нее всегда было много разных образов на выбор.

— После двухмесячного мелькания по телевизору в проекте «Голос країни» к вам, наверное, добавилось хорошее количество подписчиков в соцсетях?

— Всегда после заметных событий число подписчиков растет. Так было и после моего участия в фестивале Atlas Weekend, и после Нацотбора на Евровидение, и после «Голоса»… Хотя, признаюсь, в соцсетях я ленивый. (Улыбается.) По натуре я закрытый человек и мне сложно написать, что произошло в моей жизни. Мне это кажется банальным. Всегда хочу дождаться какого-то серьезного повода. Супруга, наоборот, убеждает, чтобы я писал «Доброе утро» и рассказывал, чем позавтракал.

— Многие артисты в период отсутствия концертов, наоборот, пытаются зарабатывать в соцсетях. Вы на онлайн-платформы ставки не делали?

— Я могу хорошо делать только то, что мне нравится. Я себя не вижу видеоблогером, не представляю, что буду делать обзоры фильмов или какой-то продукции. У меня хорошо получается создавать музыку. Поэтому на карантине я перестроился и стал делать больше аранжировок для других артистов, также писал рекламные джинглы и саундтреки.

— Тем не менее, челлендж в тиктоке Ілля LETAY с песней «Серце козака» на стих Тараса Шевченко «Іван Підкова» имел колоссальный успех.

— Я в тиктоке зарегистрирован, там висит два моих видео — и все. Когда появилась эта соцсеть и я посмотрел, что в ней происходит, у меня сложилось впечатление, что люди там ведут себя так, вроде они в детском садике. Поэтому я в тиктоке нечастый гость… Но мне как-то звонит Женя Чичановский, с которым мы вместе делали музыку к этому треку, и говорит: «Зайди в тикток». Я смотрю, а там пользователи разместили больше 10 тысяч постов со своими видео под песню «Серце козака». Как это произошло, объяснить не могу, скорее всего, был всплеск интереса на патриотической волне. Кстати, мне приходило много сообщений от школьников со словами благодарности — стихотворение «Іван Підкова» есть в хрестоматии по литературе для 6-го класса — ученики писали, что в виде песни им намного легче было выучить это произведение Шевченко наизусть.

Собака Молко названа в честь Брайана Молко из группы Placebo

— В некоторых ваших песнях можно уловить стеб и иронию. Откуда эти нотки в вашем творчестве?

— Я самоироничный человек. Думаю, это качество появилось из-за того, что я в принципе не уверенный в себе. Например, когда знакомлюсь с кем-то, могу своеобразно шутить, и эти шутки не будут понимать. Поэтому мне жена говорит в таких ситуациях: «Пожалуйста, сарказм и иронию уменьши на 50%. Не пугай людей сразу». А вот среди своих друзей я балагур.

— Музыкальность вам досталась от кого-то из родственников?

— От папы. Он инженер, но всегда любил петь и красиво играет на гитаре. Он почитатель бардовской песни, Окуджавы и Высоцкого. Я всегда с увлечением наблюдал за его музицированием, а лет в 12 сказал: «Пап, научи меня играть на гитаре». Он мне показал два аккорда, я какое-то время побренчал, понял, что это болезненное занятие для пальцев, и забросил инструмент. Вернулся к музыке в 16 и снова начинал с папиной гитары.

— Вы уже выяснили, что в большей степени влияет на успех трека?

— Мне кажется, что мелодия. Во всяком случае когда я пишу песню, отталкиваюсь от этого фактора. Но в процессе аранжирования можно играться разными техническими наворотами и придать звучанию совершенно отличный от первоисточника вид. Но мне нравится находиться в поиске, люблю экспериментировать — в этом и заключена магия творчества. И очень боюсь того момента, когда мне все будет понятно с первой ноты.

— Из-за того, что вы творец и музыкант, у вас дома с женой есть разделение домашних дел?

— Нет, например, готовит тот, кто хочет, у кого есть идея. Считаю себя мастером блюд из яиц, а также люблю разнообразные каши. Мне нравится книга «Трое в лодке, не считая собаки» — там есть фрагмент, когда Гаррис готовит рагу по-ирландски — смешивает все, что есть по рукой. Мне нравится такой подход в кулинарии. (Смеется.)

— Как обустроено ваше рабочее место дома?

— Из-за того, что я люблю устраивать беспорядок, я себе сделал огромный письменный стол, на котором одновременно теперь может находиться множество совершенно разных вещей. Причем рядом с инструментами могут быть фрукты, сладости, книги. Конечно, приходят дни, когда хочется очиститься, и я навожу порядок. Но такое, к счастью, бывает нечасто. (Смеется.) Или, например, когда супруга едет на неделю к родителям, я собравшуюся за это время посуду мою в последний день.

— Сейчас многие молодые исполнители предпочитают работать самостоятельно. У вас тоже был такой опыт, но потом вы начали сотрудничать с продюсером Виталием Климовым. Почему?

— Действительно, я раньше работал сам и не получал того результата, на который рассчитывал. Но все это время мне хотелось найти профессионала, с которым бы захотелось сотрудничать. Мне не нравится быть одновременно артистом и человеком, который решает, допустим, все технические вопросы на концертной площадке. Потому что продюсер сталкивается со многими, в том числе отрицательными моментами в работе, но главная его задача при этом — защитить артиста. Артист должен быть в стороне от всех «бытовых» вопросов. Знаю, о чем говорю. С 2011 по 2013 год я сам себе организовывал туры, обзванивал клубы, вел переговоры. Во-первых, это довольно изнурительный процесс. Во-вторых, это портит артисту репутацию. В-третьих, организационная работа не оставляет времени на занятия музыкой. В Виталии Климове я встретил единомышленника, он понимает, что я делаю.

— Какие изменения произошли у артиста LETAY с появлением продюсера?

— Удивительно, но никаких. Мне ничего в себе менять не пришлось, но я стал намного эффективнее делать свою работу.

— Что вам необходимо для вдохновения?

— Хорошее или плохое настроение, не имеет значения. Даже когда болит голова, можно создать позитивную песню. И, наоборот, когда весело на душе, сочинить грустный трек. Например, когда я написал «Мила моя», у меня был тяжелый период, проблемы с финансами, давила рутина. А в песне я выразил свое желание, чтобы все изменилось к лучшему, и в итоге она получилась очень позитивной.

— Вам бы хотелось, чтобы ваша аудитория была какого-то определенного возраста?

— Я как-то прочитал, что самый крутой возраст для восприятия музыки — 15-25 лет. Именно в этот период жизни формируются музыкальные вкусы и предпочтения. Согласен с этим. Я, например, с удовольствием и регулярно переслушиваю тех исполнителей, которых полюбил в том возрасте. Заметил, что уже не могу по-настоящему влюбиться в современные музыкальные новинки. Да, они  меня могут качать, но в сердце запустить их не получается, потому что у меня там The Killers, Coldplay, Foo Fighters, Queen. Исходя из этого, хотел бы, чтобы аудитория именно такого возраста составляла основу среди моих поклонников. Во время концертов я и вижу именно такую публику, а вот в интернете часто пишут люди 40+, и это тоже очень приятно.

— Когда выходите с собачкой на прогулку, свободно ходите по району или не дают прохода?

— Если я иду с кудряшками, то часто узнают, говорят комплименты — и это приятно. Но обычно я в кепке или капюшоне. Смешно бывало, когда после отбора на Евровидение подходили люди и говорили: «Не переживай, продолжай заниматься музыкой». Из этого понятно, что они впервые обо мне узнали на этом эфире. С подобными словами утешения ко мне подходили и бабушки, и совсем молодые люди.

— Ваше место силы осталось в родном Харькове или уже нашли в Киеве замену?

— В Харькове, конечно, это родной район и еще мне нравятся маленькие улочки, которые отходят в разные стороны от Пушкинской. Люблю по ним бродить, это повелось еще со студенческих лет — когда прогуливал пары, шел именно туда. (Улыбается.) До переезда видел Киев только во время пересадок — от вокзала на 100 метров не отходил. А когда решили перебираться, осели на Оболони — обожаю набережную вдоль Днепра, и теперь Киев — это мое место силы.

— Вы довольны тем, чего достигли в творческом плане к своим 31 годам?

— Собой лично я доволен. Нравятся те моменты, которые удалось в себе открыть. В 20 лет я мечтал встретить фантастического саундпродюсера, который покажет, как правильно делать музыку. Сейчас я к этому пришел самостоятельно и рад, что случилось именно так. А еще думал, что в 30 лет буду собирать стадионы. Пока не сложилось, но я упертый и продолжаю к этому идти.

Оставьте ваш комментарий