Исполнитель классической музыки, который в последние несколько лет оттачивает вокальное мастерство в Нью-Йорке, приехал с супругой Катей в Украину. Пользуясь случаем, мы расспросили тенора о его жизни в США и впечатлениях от родной страны.

с женой Катей

— Алексей, конечно же, первый вопрос — цель вашего визита в Украину?

— В последний раз мы были здесь два года назад. Соскучились по родным и близким. Поэтому встреча с ними стояла на первом месте. На втором — дела. Ведем переговоры, готовим интересные проекты. Например, я снимался в шоу «Співають всі», которое с 21 августа будут показывать на канале «Украина». К сожалению, больше рассказать не могу…

— Как адаптировались к новым реалиям?

— Большую часть времени мы, как и все, проводили дома: учились, работали, отмечали дни рождения, встречали Новый год — все онлайн. Мне для полноценной работы в домашних условиях нужен был микрофон и интернет. Сейчас в Нью-Йорке многие заведения открываются, но по-прежнему действуют ограничения. Большинство людей уже вакцинированы, но без масок по улице никто не ходит. В отличие от Украины — здесь в этом плане настоящая свобода.

— Ваш быт сильно изменился?

— Пандемия нас во многом изменила. У нас появились новые привычки, общение с людьми вышло на новый уровень. Я, например, перестал есть мясо. (Улыбается.) Но я не вегетарианец, обожаю морепродукты… Полностью поменял свой рацион, теперь употребляю больше овощей и фруктов, и мне стало намного комфортнее. А вот в Киеве пришлось съесть кусочек мяса, и сразу почувствовал тяжесть. Кстати, во время локдауна мы стали готовить дома, и нам это настолько понравилось, что теперь выходим в рестораны и кафе только в самых крайних случаях.

концерт в Нью-Йорке, посвященный Китайскому Новому году

— Как проходила жизнь оперного певца онлайн?

— Репетиции в удаленном режиме — это сложно было себе представить буквально пару лет назад. Так же мы записали оперу La bohème Руджеро Леонкавалло. Примечательно, что все вокалисты находились на разных континентах — в Америке, Европе и Австралии. Более того, мы снимали свои арии в собственных квартирах, но режиссер монтажа свел все в единое целое, и получился шикарный видеоряд, глядя на который, вряд ли подумаешь, что это происходит в разных помещениях. На работу ушло около полугода. Подобный перформанс в оперной музыке делался впервые, было сложно работать без дирижера и оркестра, но мы справились на отлично. Эта съемка уже есть на ютубе, а свои записи я выкладываю на канале ALEXEIKUZNIETSOVTENOR.

— Когда впервые после локдауна удалось выйти на сцену?

— В феврале этого года был концерт с невероятным составом вокалистов. Мы пели арии из «Мадам Баттерфляй» и «Травиаты». Съемки проходили в большом торговом центре, а запись транслировалась по американскому телевидению. Музыканты оркестра были в масках красного цвета. Все артисты и дирижер находились на сцене на безопасном расстоянии друг от друга. Зрители тоже присутствовали, но в ограниченном количестве, и они сидели в специальных секторах. Это невероятный опыт, но мы наслаждались моментом живого выступления, так как теперь это бывает нечасто. Например, мой следующий концерт на публике состоялся лишь 12 июня.

— Удается ли выступать в США на корпоративах?

— Я неоднократно работал на корпоративах. Больших отличий от аналогичных мероприятий в Украине не увидел. Разве что перед выступлением надо подписать контракт, где оговорено, что можно, а что нельзя. Например, я однажды выступал на праздновании бар-мицвы (обряд, посвященный совершеннолетию, в иудаизме). В контракте были обязательные условия: артисты в черных костюмах, с кипами на голове, и нам было запрещено снимать и выкладывать в соцсети видео и фото. Но имелись еще несколько пунктов, о которых даже нельзя говорить и обсуждать с посторонними. В финале мероприятия артисты пели песню «Священный Иерусалим» и шли по залу с большими свечами, и все гости зажигали свои свечи от наших. Помещение наполнялось тысячами огней — зрелище волшебное!

с женой Катей в США

— Пишет ли о вас американская пресса?

— На большинстве моих выступлений присутствуют музыкальные критики. Они пишут в музыкальных ревю — это для меня главное. Но если они дают хвалебную рецензию, обольщаться и расслабляться не стоит, надо продолжать усердно работать, иначе критики приметят любой промах, и впечатление может кардинально измениться.

— Тянется ли за вами в Штатах шлейф победителя шоу «Х-фактор»?

— Я этот факт из своей биографии не выпячиваю. Если к слову приходится, говорю об этом, и тут же слышу типично американскую реакцию: «Вау! Да ты знаменитость!» (Смеется.) Сейчас я вышел на совершенно новый уровень и очень хочу, чтобы мое имя ассоциировалось с мировой оперной музыкой.

— О каких достижениях мечтаете?

— Оперные певцы хотят получить «Грэмми» и Deutsche Grammophon. Ну и «Оскар», конечно.

с Катей

— Хотели бы сняться в американском кино?

— Мы с супругой снялись в фильме Walking Rebel. Катя сыграла балерину, а я ее мужа. Картина в этом году победила на Манхэттенском фестивале короткометражного кино. Сниматься было очень интересно. У нас имелся сценарий, но режиссер Альбер Рудницкий все время фонтанировал новыми идеями. (Улыбается.) Интересный опыт, и я с удовольствием повторил бы его с голливудской студией.

— У вас же ранее был опыт киносъемок?

— Да, в Украине я снялся в одном эпизоде сериала «Прокуроры» режиссера Наталии Микрюковой. Играл певца, правда, под другим именем. (Улыбается.)

— Если заглянуть в ваше голливудское будущее, какое амплуа вам ближе?

— Я тенор, а значит, амплуа — герой-любовник, если проследить, например, по операм Бизе. Внешность у меня славянская, хотя в США меня почему-то принимают за скандинава. Люблю перевоплощаться, поэтому любые мужественные роли будут мне к лицу. Не хотел бы оказаться в образе откровенного подонка или убийцы. Хотя, мне кажется, отрицательных персонажей играть проще, потому что быть злым — легко. А вот демонстрировать позитив довольно сложно. Но я полностью открыт к экспериментам, и если мне предложат сыграть клоуна, который будет бегать в разрисованной маске с топором, — тоже не откажусь. Я артист и должен перевоплощаться. Театр и кино — это не игра, это жизнь.

В Нью-Йорке

— Если говорить о мировом масштабе, какую концертную площадку вам хочется покорить?

— Где бы ни приходилось выступать, все равно хочется насладиться всеми театрами мира. Причем не только прославленными залами, где происходили премьеры оперной классики, на которых присутствовали их авторы — Моцарт, Пуччини… Для каждого артиста любая сцена — священное место. Я хочу быть на сцене, и не имеет значения, в каком городе она расположена.

— Примете предложение выступать в Национальной опере Украины, если для этого придется переехать в Киев?

— Если будет хороший контракт, безусловно, с удовольствием приеду и буду петь для любимых украинцев.

— Читаете комментарии под своими видео и интервью? Какие впечатления на вас производят хейтеры?

— Читаю абсолютно все комментарии. Меня не выводят из себя критичные замечания — если кому-то что-то не нравится, пусть так и пишут. Если человек написал беспочвенную глупость — пропускаю и вхожу в его положение, может, у него был неудачный день, в конце концов. Это не повод отвечать негативом на негатив. Меня подобное не задевает, потому что я прекрасно знаю, что и зачем делаю и к чему стремлюсь. По жизни стараюсь на все смотреть позитивно и придерживаюсь слов из знаменитой песенки: «Поделись улыбкою своей, и она не раз к тебе еще вернется».

— Какие изменения бросились в глаза, когда приехали в Украину?

— Мы были только в Киеве и Одессе. В столице, конечно, сразу видно большое количество новых высотных зданий. Кстати, у нас есть любимый ресторанчик в Киеве, где есть одно интересное блюдо из курицы, и мы специально поехали туда. Но нас ждало разочарование — эту позицию убрали из меню. Мы немножко расстроились…

— О чем украинском вы скучаете, пребывая в США?

— Честно говоря, ни о чем. Разве что о близких и родных людях… Повторюсь, в Нью-Йорке украинская кухня представлена в полном объеме — борщ, сало, пампушки, чебуреки, вареники, «Киевский» торт и другие национальные деликатесы там есть в изобилии.

— Что вас просят привезти из США друзья?

— Бейсболки New York Yankees.

— С кем удалось повидаться?

— Виделись с родителями, прекрасно провели время вместе. К сожалению, из-за плотного графика на личные встречи остается мало времени. Но, не смотря на это, удалось повидаться с друзьями и выпить по чашке чая.

— Вы с Катей вместе уже довольно давно, родители задают вопрос о пополнении в семействе?

— Задают. (Улыбается.) Но мы планов не строим. Живем, учимся и… работаем в этом направлении. Мы хотим деток. Стремимся к этому, но всему свое время.

— Какое главное изменение в себе вы отмечаете после переезда за океан?

— В Америке, несмотря ни на что, люди позитивные и радостные. Стараются не говорить среди друзей или коллег о проблемах. Для этого есть психологи. Там люди совершенно по-другому питаются, общаются и отдыхают. И когда ты пребываешь внутри другого менталитета, невольно начинаешь становиться таким же. Так что главное изменение во мне — я стал чаще улыбаться. И заметил, что когда ты открыт и приветлив, то Вселенная приводит в твою жизнь таких же хороших людей.

— Что можете пожелать сами себе?

— Хочу каждый день становиться лучше себя вчерашнего. Меньше лениться и больше работать над собой. Желаю того же читателям, а еще — любите маму и мойте руки с мылом. Будьте счастливы!

Оставьте ваш комментарий