В октябре исполняется 10 лет как Марина стала работать ведущей программы «Сьогодні» на канале «Україна». Что интересного было за эти годы, что изменилось в ее жизни и воспитании дочки, мы расспросили звезду экрана, гуляя по солнечной Южной Пальмире у самого синего моря.

фото Олега Батрака

— Марина, что для вас значит проработать 10 лет на одном месте — это много или мало?

— Это — быстро. Работа в новостях задает темп. К тому же мы все время меняемся — пробуем новые форматы подачи, подход — смотрим, что интересно зрителю, какие темы для него важны, какую подачу новостей предпочитает. Менялись и визуально. За эти десять лет, если я правильно помню, это уже четвертая версия студии новостей на канале. Когда ты не стоишь на месте, а растешь и развиваешься — времени не замечаешь.

— Чем отличается Марина Кухар сегодня от той, что была 10 лет назад?

— Я не верю в то, что люди меняются со временем. Да, добавляется опыт, мы растем в своей профессии, приобретаем новые навыки. Но все это только мышцы, которые нарастают на костяк (если он есть, конечно). А сущность, сердцевина — она неизменна.

— Какой момент из ТВ-практики вам запомнился больше всего?

— Ежедневно несколько прямых эфиров — а здесь всегда возможны сюрпризы, все самое важное, что происходит в стране и в мире — тонны информации. Ты это проживаешь за свой рабочий день. Впечатлений, поверьте, хватит на сотни жизней. Таких моментов — тысячи — ярких, эмоциональных, грустных и радостных. Я попросту не могу выбрать один.

— Случались ли с вами в эфирах казусы и ляпы? Как выходили из сложных ситуаций?

— Вы не представляете, как в эфирной аппаратной любят ведущих, когда с ними случается это. Оговорки, казусы и ляпы — для коллег замечательный повод снятия стресса, а его у нас хватает. Из любимого моей смены — «Залишайтеся з українкою!» Обычно я прощаюсь фразой «Залишайтеся з Україною», но финал того дня был особым. Вся аппаратная просто легла на пульты от смеха. А мне повезло, что дальше была только финальная шапка.

С дочкой Аней. фото Олега Батрака

— Как предпочитаете проводить свободное время?

— Обожаю гулять со своей собакой. Несмотря на то что этот самый свободолюбивый в мире найденыш развил у меня навыки спецназовца. Видеть на 360 градусов потенциальную опасность — вот что я умею благодаря нашим прогулкам. А еще я открыла для себя потрясающие, почти безлюдные тропы в самом центре города — от Аскольдовой до Подола или на Труханов остров. Пара часов в тишине в старом парке — и я восстанавливаюсь эмоционально.

— В Одессу чаще ездите в отпуск или в командировку?

— Стыдно признаться, но я здесь была пару десятилетий тому. В какой-то командировочной спешке, когда не видишь и не чувствуешь города. И теперь вижу, как много потеряла. Одесса — совершенно особый город.

— Есть любимые места в Одессе? Куда обязательно идете, когда приезжаете сюда?

— Мне безумно понравился парк Шевченко. Неспешная прогулка в тени деревьев с видом на море — обязательный пункт! Художественный музей стал для меня потрясением. Друзья рассказывали, какую недюжинную работу проделал Александр Ройтбурд, которого, к огромному сожалению, уже нет с нами, но я не ожидала попасть в живой музей. Это не просто картины в экспозиции, это говорящая с тобой история живописи. Так что Одесский художественный музей безоговорочно необходимо увидеть. И после пищи для глаз и души — одесская пища для желудка. Одесса очень вкусная! Сюда прямая дорога любителям гастротуров. Ни один из ресторанов не разочаровал. А рецепт икры из «синеньких» (именно синеньких, а не баклажанов) беру с собой в Киев. Ну и, конечно же, одесские дворики. Подозреваю, что жить в старой Одессе, возможно, не особо комфортно, но, послушайте, что такое комфорт, когда речь заходит о колорите!

— Вы много путешествуете по Украине? Какие места считаете обязательными для посещения?

— Не так много, как хотелось бы. И даже из того, что я видела — список может быть бесконечным. Давайте остановимся на пяти пунктах. Озеро Синевир в Закарпатье. Остров Джарылгач в Херсонской области. Манявский водопад на Ивано-Франковщине. Вертеба — пещера-музей в Тернопольской области. И, пожалуй, Актовский каньон в Николаевской области, его еще называют Долиной дьявола.

фото Олега Батрака

— Дочка часто сопровождает вас в деловых поездках?

— Не всегда бывает такая возможность, но когда получается, обязательно беру ее с собой. Вот в Одессу мы тоже по работе приехали. Пару лет назад моя командировка совпала с ее днем рождения, который я долго планировала. Обещала свозить ее в Диснейленд под Парижем. Планы могли рухнуть, но по счастливой случайности меня в Париж и отправили. Так что мы успели и сюжеты снимать, и в эфирах включаться, и в Диснейленде в очередях на аттракционы постоять… и даже отравиться в ресторане на Монмартре. (Улыбается.)

— А к вам в студию дочка приходит?

— Раньше, до карантинных ограничений, я иногда брала ее с собой. Сейчас, конечно же, правила не нарушаем. Для нее вся наша ТВ-кухня не является чем-то инопланетным. Не скажу, что вызывает восторг — это просто место, где мама работает.

— Она берет с вас пример? Хочет быть журналистом-телевизионщиком?

— Нет, никаких желаний по этому поводу не озвучивала. Хотя я вижу, как она в жизни уже пользуется приемами нашей профессии. Часто из разговоров с ее друзьями слышу фразы: «Я собрала об этом информацию», «Это надо еще перепроверить». А недавно умилила фраза из телефонного разговора с подругой: «А ты уверена в источнике?»

— Вам хотелось бы, чтобы дочка пошла по вашим стопам?

— Где-где, а здесь мое желание совершенно не имеет значения. Только сама, только то, что ей нравится — выбор однозначно за ней.

фото Олега Батрака

— Какие у вас отношения с дочкой? Вы подружки, которые делятся секретиками, или все-таки соблюдаете дистанцию мать/дочь?

— Дистанция мать/дочь — это же из прошлого столетия! Зачем она? Создавать комфортную иллюзию контроля? Нет, это не о нас. Да, я считаю ее своим другом. А первое качество дружбы — это доверие. Конечно же, в процессе взросления у нее появляются свои тайны, которыми не всегда хочется поделиться, но это понятно и приемлемо для меня. Рядом со мной — личность. И я так воспринимала ее с младенчества. Возможно, поэтому мои знакомые часто удивляются ее зрелым суждениям и говорят, что Аня взрослее многих сверстников.

— Глядя на Аню сейчас, узнаете в ней себя в таком же возрасте?

— Да, иногда узнаю. Но вместе с тем дочка совершенно другая. Она растет в мире, который кардинально отличается от того, в котором взрослела я. Технологически, психологически, идеологически. Во всем! Кроме того, я стараюсь оградить ее от тех сложностей, что были в моем детстве — много ответственности и мало поводов для радости. Я была старшей — брат-погодка и сестричка на три года младше. Сестра тяжело болела. И когда родители уходили на работу, мне приходилось за ними присматривать. Думаю, детства в детстве мне не хватало. Поэтому стараюсь, чтобы в жизни Ани было много поводов для радости.

— О чем вы чаще всего просите дочку?

— Убрать в своей комнате. (Улыбается.)

фото Олега Батрака

— У вас также есть старший сын. В чем отличие — быть мамой мальчика и девочки?

— Когда рос сын, у него были одни интересы, у дочери — другие. Быть мамой сына и быть мамой дочери — это задания разные по форме, но совершенно одинаковые по содержанию — любить и защищать.

— Какие у вас отношения с братом-погодком?

— Брат — это очень родной человек. Несмотря на то что мы давно далеко друг от друга, это чувство не меняется. Я обожаю своих племенников и племянниц, и его жена как сестра для меня. Мы обязательно встречаемся на зимние праздники, и я с огромной радостью приезжаю к ним летом.

— При таком напряженном рабочем графике нужно уметь восстанавливаться. Как вы это делаете?

— Раньше я три раза в неделю ходила в бассейн — обожаю плавать. Но пандемия все изменила. Сейчас даже без локдауна предпочитаю не рисковать. У меня есть свой комплекс, который я сама себе подобрала — занимаюсь дома и много хожу пешком. А фитнес-центры — это категорически не мое.

— Как бы вы себя поздравили с 10-летием работы на канале Украина и что бы пожелали?

— Особых торжеств не планирую. Могу пожелать себе оставаться неравнодушной. Недавно на праздновании 30-й годовщины независимости я поделилась в гримерке с коллегой сожалением, что приходится сегодня работать в студии, а не в «поле». В этот день работали все ведущие — включались с парада на майдане, на Крещатике. А мне выпало вести эфир, находясь на канале, что, собственно, гораздо проще. И коллега спросила, неужто до сих пор еще горю желанием побегать. Я сходу ответила: «Не поверишь, горю». Потом задумалась и поняла: это же действительно круто, пока горишь. (Улыбается.)

фото Олега Батрака

БЛИЦ: дом у моря

— Если не журналистика, то что?

— Понятия не имею. (Улыбается.)

— В какой стране могли бы жить, если не в Украине?

— Вот без «если». Это моя страна.

— О чем чаще всего жалеете?

— Мало внимания уделяла маме, пока она была с нами.

— Чтобы не проспать на работу, вам надо…

— Будильник, душ и кофе.

— На кого вы больше похожи, на папу или маму?

— Я копия мамы. Только в светлых тонах.

— Чего черновицкого вам не хватает в Киеве?

— Космической глупости до сих пор хватает.

— Часто ли вам пишут зрители новостей?

— Да, из любимого: «Когда вас утром увижу, у меня стабилизируется давление».

— О чем мечтаете больше всего?

— О доме у моря.

— Если цветы, то какие?

— Тюльпаны.

Рубрики: Інтерв'ю ТБ

Залиште ваш коментар